Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Дело № 1-132/17
П Р И Г О В О Р
именем Российской Федерации
г. Волгоград     13 марта 2017 года
Суд в составе председательствующего судьи Красноармейского районного суда г. Волгограда Яковлева Д.М.,
при секретаре Ереминой Е.Н.,
с участием
- государственного обвинителя Федосовой М.В.,
- подсудимой Меденцовой В.С.,
- защитника Шамыхиной Л.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению
Меденцовой ФИО18, родившейся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, гражданина РФ, зарегистрированной и проживающей по адресу: <адрес>, имеющей высшее профессиональное образование, не состоящую в браке, имеющей на иждивении малолетнего ребенка, не работающей, невоеннообязанной, ранее не судимой,
в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 183 УК РФ,
УСТАНОВИЛ:
Меденцова ФИО19, совершила незаконное разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, без согласия их владельца, будучи лицом, которому она стала известна по работе, из корыстной заинтересованности, при следующих обстоятельствах:
1     ноября 2013 года Меденцова ФИО20 была назначена на должность специалиста сектора № Отдела обслуживания вызовов Управления Регионального контактного центра <данные изъяты> расположенного по адресу: <адрес>. В тот же день она была ознакомлена со своей должностной инструкцией, в соответствии с которой она была должна обеспечить защиту и неразглашение информации, составляющей банковскую тайну и коммерческую тайну Банка в соответствии с «<данные изъяты>» от ДД.ММ.ГГГГ №-р, и подлежала ответственности вплоть до уголовной за разглашение и незаконное использование информации, составляющей коммерческую и банковскую тайны.
В период с 11 апреля 2016 года по 10 сентября 2016 года Меденцова В.С., находясь по месту своей работы в помещении <данные изъяты> по адресу: <адрес> действуя в нарушение в п. 3.7, 5.2.1 указанной должностной инструкции, заведом зная, что <данные изъяты> не давало ей своего согласия на использование сведений о клиентах, содержащихся, в том числе, в базе данных «<данные изъяты>», совершила разглашение банковской тайны.
В конце марта 2016 года, точное время не установлено, к Меденцовой В.С. обратилось малознакомое ей лицо, материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство, и предложило предоставлять ему за денежное вознаграждение кодовые слова клиентов <данные изъяты>, позволяющих идентифицировать клиента при удаленном обращении в банк. Поскольку у Меденцовой В.С. в силу занимаемой ею должности имелся доступ к базе данных программного обеспечения «<данные изъяты>», у нее возник преступный умысел, направленный на разглашение банковской тайны из корыстных побуждений, и она согласилась на предложение обратившегося к ней лица.
11 апреля 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующем обратившееся к ней лицо клиенте <данные изъяты>ФИО2, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональном кодовом слове клиента ФИО2, после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала это персональное кодовое слово обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны, за что 19     апреля 2016 года путем безналичного перечисления на принадлежащий ей банковский счет получила незаконное денежное вознаграждение в размере 10 000 рублей.
21 апреля 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте в по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующем обратившееся к ней лицо клиенте <данные изъяты>ФИО3, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональном кодовом слове клиента ФИО3, после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала это персональное кодовое слово обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны, за что 23 апреля 2016 года путем безналичного перечисления на принадлежащий ей банковский счет получила незаконное денежное вознаграждение в размере 15 000 рублей.
04 мая 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте в по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующих обратившееся к ней лицо клиентах <данные изъяты>ФИО4 и ФИО5, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональных кодовых словах клиентов ФИО4 и ФИО5, после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала эти персональные кодовые слова обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны, за что 19 мая 2016 года путем безналичного перечисления на принадлежащий ей банковский счет получила незаконное денежное вознаграждение в размере 5 000 рублей, а 23 июня 2016 году – еще 20 000 рублей.
30     июля 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующем обратившееся к ней лицо клиенте <данные изъяты>ФИО6, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональном кодовом слове клиента ФИО6, после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала это персональное кодовое слово обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны, за что 02 августа 2016 года на принадлежащий ей банковский счет получила незаконное денежное вознаграждение в размере 15 000 рублей.
31     июля 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующем обратившееся к ней лицо клиенте <данные изъяты>ФИО7, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональном кодовом слове клиента ФИО7, после чего после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала это персональное кодовое слово обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны, за что 10 августа 2016 года на принадлежащий ей банковский счет получила незаконное денежное вознаграждение в размере 14 000 рублей, а 21 августа 2016 года – еще 10 000 рублей.
8     сентября 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующем обратившееся к ней лицо клиенте <данные изъяты>» ФИО8, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональном кодовом слове клиента ФИО8, после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала это персональное кодовое слово обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны.
9     сентября 2016 года днем, более точно время не установлено, Меденцова В.С., находясь на своем рабочем месте в по адресу: <адрес>, получив сведения об интересующих обратившееся к ней лицо клиентах <данные изъяты> ФИО9 и ФИО8, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде нарушения охраняемой законом банковской тайны и желая наступления таковых, действуя из корыстной заинтересованности, а именно рассчитывая на получение материального вознаграждения, используя персональный логин (имя) и пароль, произвела нецелевой доступ к ресурсам программного обеспечения «<данные изъяты>», из которого получила сведения о персональных кодовых словах клиентов ФИО9 и ФИО8, после чего в этот же день в дневное время, находясь на своем рабочем месте и используя личный смартфон, через социальную сеть «<данные изъяты>» передала эти персональные кодовые слова обратившемуся к ней лицу, совершив тем самым разглашение банковской тайны. 20 октября 2016 года на принадлежащий ей банковский счет Меденцова В.С. получила незаконное денежное вознаграждение в размере 40 000 рублей за незаконное разглашение сведений, составляющий банковскую тайну, 8, 9 и 10 сентября 2016 года.
Всего в период с 11 апреля 2016 года по 10 сентября 2016 года Меденцова В.С. разгласила сведения, составляющие банковскую тайну <данные изъяты>», получив от обратившегося к ней лица, материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производства, незаконное денежное вознаграждение в размере 129 000 рублей.
В судебном заседании Меденцова В.С. свою вину в инкриминируемом ей деянии признала полностью, подтвердив фактические обстоятельства совершенного преступления, изложенные в обвинительном заключении, и, согласившись с квалификацией ее действий, поддержала ранее заявленное ходатайство о рассмотрении уголовного дела в особом порядке и о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, пояснив, что последствия применения особого порядка судебного разбирательства ей разъяснены и понятны, с защитником она проконсультировалась.
При рассмотрении заявленного ходатайства суд пришел к выводу, что подсудимая Меденцова В.С. понимает существо предъявленного обвинения, осознает характер и последствия заявленного ходатайства о применении особого порядка рассмотрения уголовного дела, ходатайство заявлено подсудимой добровольно и после предварительной консультации по данному вопросу с защитником.
Максимальное наказание, предусмотренное ч. 3 ст. 183 УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы.
Государственный обвинитель, потерпевший заявили о своем согласии на применение особого порядка судебного разбирательства.
При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что основания и условия постановления приговора без проведения судебного следствия соблюдены.
Суд считает, что обвинение, с которым согласилась подсудимая, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу, а действия Меденцовой В.С. квалифицирует по ч. 3 ст. 183 УК РФ как незаконное разглашение сведений, составляющих банковскую тайну, без согласия их владельца, будучи лицом, которому она стала известна по работе, из корыстной заинтересованности,
При назначении наказания Меденцовой В.С. суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, которое относится к категории средней тяжести, данные о личности подсудимой, влияние наказания на ее исправление, на условия жизни ее семьи, а также обстоятельства, смягчающие наказание, и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.
Обстоятельствами, смягчающими наказание Меденцовой В.С., суд в соответствии с п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ наличие у нее малолетнего ребенка, в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ - активное способствование расследованию преступления, выразившееся в даче ею последовательных подробных признательных показаний об обстоятельствах совершения преступления, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ, а также о причастности к противоправным деяниям обратившегося к ней лица. В соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ суд также признает таковыми полное признание ею вины и раскаяние в содеянном.
Обстоятельств, в соответствии со ст. 63 УК РФ отягчающих наказание Меденцовой В.С., не установлено.
Предусмотренные ч. 6 ст. 15 УК РФ основания для изменения категории преступления на менее тяжкую судом не установлены в связи отсутствием каких-либо данных, свидетельствующих о меньшей степени общественной опасности совершенного ею деяния, чем установлено законом.
Меденцова В.С. совершила умышленное преступление средней тяжести в сфере экономической деятельности. На учете у врачей нарколога, психиатра подсудимая не состоит, имеет постоянное место жительства, семью, ребенка на иждивении, в настоящее время не имеет постоянной работы, находится в ее поиске. По месту жительства подсудимая характеризуется удовлетворительно, не страдает какими-либо тяжелыми хроническими заболеваниями.
При назначении наказания Меденцовой В.С. суд руководствуется положениями ч.1 ст. 62 УК РФ, в соответствии с которыми при наличии смягчающего обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса; ч. 5 ст. 62 УК РФ, согласно которым наказание, назначенное при постановлении приговора в особом порядке, не может превышать 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Суд не усматривает фактических и правовых оснований для применения при назначении наказания положений ст. 64 УК РФ, поскольку каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.
С учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, влияния наказания на исправление подсудимой, условия жизни ее семьи, установленных судом обстоятельств, смягчающих наказание и отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, суд приходит к выводу о необходимости назначения Меденцовой В.С. для ее исправления, перевоспитания и предупреждения совершения ею преступлений в будущем, достижения социальной справедливости наказания в виде лишения свободы, но с учетом совершения преступления впервые, имеющихся положительных данных о ее личности, отношения к содеянному признает возможным ее исправление без реального отбывания наказания в соответствии со ст. 73 УК РФ, считая при этом необходимым установить испытательный срок, в течение которого условно осужденная должна своим поведением доказать исправление, возложить на нее дополнительные обязанности не реже одного раза в месяц в установленные ей даты являться в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного, без согласования с данным органом не менять место жительства.
В связи с назначением Меденцовой В.С. условного наказания ранее избранная в отношении нее мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении подлежит оставлению без изменения до вступления приговора в законную силу, после чего – отмене.
В соответствии с положениями ст. 81 УПК РФ вещественное доказательство по делу – выписка о движении средств по банковскому счету Меденцовой В.С., подлежит дальнейшему хранению при материалах уголовного дела.
Руководствуясь ст. ст. 296-299, 302-304, 307-310 УПК РФ, суд
ПРИГОВОРИЛ:
Признать Меденцову ФИО22 виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 183 УК РФ, и назначить ей наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев.
На основании ст. 73 УК РФ назначенное Меденцовой ФИО23 наказание в виде лишения свободы на срок 1 (один) год 6 (шесть) месяцев считать условным, установив испытательный срок 2 (два) года и возложив на нее дополнительные обязанности не реже одного раза в месяц в установленные даты являться в специализированный государственный орган, осуществляющий контроль за поведением условно осужденного, без уведомления данного органа не менять место жительства.
Меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, избранную в отношении Меденцовой ФИО24, оставить без изменения до вступления приговора в законную силу, после чего отменить.
Вещественное доказательство по делу – выписку по банковскому счету Меденцовой В.С. хранить при уголовном деле.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Волгоградский областной суд через Красноармейский районный суд г. Волгограда в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей – в тот же срок со дня получения копии приговора.
В случае подачи апелляционной жалобы или апелляционного представления осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.
Председательствующий судья Д.М. Яковлев


Вернуться к списку