Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

21 апреля 2016 года Советский районный суд г. Томска в составе:

председательствующего судьи К. А. Деминой,

при секретаре Т. М. Скороходовой,

с участием:

истца Барышникова Р.В.

ответчика Белькевич Э.В.

представителя третьего лица ООО «Газпром трансгаз Томск» - Косиловой М.Ю. по доверенности № от ДД.ММ.ГГГГ (сроком по ДД.ММ.ГГГГ)

рассмотрев в открытом судебном заседании в г.Томске гражданское дело №

по иску Барышникова Р.В.

к Белькевич Э.В.

о признании не соответствующими действительности, порочащими честь и деловую репутацию сведений, содержащихся в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ, компенсации морального вреда,

третье лицо, не заявляющее самостоятельные требования относительно предмета спора: общество с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Томск»

УСТАНОВИЛ:

Барышников Р.В. обратился в суд с иском к Белькевич Э.В. о признании не соответствующими действительности, порочащими честь и деловую репутацию истца сведений, содержащихся в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ «...», направленной ответчиком в адрес генерального директора общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Томск» (далее – ООО «Газпром трансгаз Томск») о том, что:

...

...

...

Кроме того, истец просит взыскать с ответчика 10 000 рублей в счет компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора, привлечено ООО «Газпром трансгаз Томск».

В обоснование иска указано, что ДД.ММ.ГГГГ Э.В. Белькевич направила в адрес генерального директора ООО «Газпром трансгаз Томск» ТАИ ценным письмом докладную записку № «...». Данная записка содержит информацию о Р.В. Барышникове, которая порочит его честь и деловую репутацию. Действия ответчика являются распространением не соответствующих действительности сведений, выраженным в форме утверждения. Порядок доведения данных сведений до руководителя, избранный Э.В. Белькевич, сделал возможным то, что они стали известны широкому кругу лиц. Тем самым действиями ответчика истцу причинен моральный вред, компенсацию которого Р.В. Барышников оценивает в 10 000 рублей (л.д.2-5).

Э.В. Белькевич в отзыве и письменных пояснениях на иск просит в его удовлетворении отказать. По мнению ответчика, при направлении докладной записки № от ДД.ММ.ГГГГ она действовала в соответствии с предписаниями локальных нормативных актов, поскольку доводила до сведения руководства сведения о фактах нарушения на предприятии порядка обращения с информацией, содержащей коммерческую тайну. Данные действия нельзя признать распространением сведений. Кроме того, ответчик не имела цели доводить ставшие ей известными сведения до неопределенного круга лиц.

ООО «Газпром трансгаз Томск» в письменных пояснениях на иск указало, что в обществе процедура выявления и доведения информации до руководства, а также форма информирования работником генерального директора, локальными нормативными правовыми актами не регламентируется. Порядок обращения к генеральному директору со стороны работника осуществляется через непосредственного руководителя структурного подразделения общества, в котором осуществляет деятельность соответствующий сотрудник. Должностной инструкцией ответчика не предусмотрена обязанность сообщать руководству общества о распространении конфиденциальных сведений. Предполагается, что если работником до сведения руководства доводится какая-либо информация, она должна соответствовать действительности. Между тем, изложенные в докладной записке сведения ответчиком не подтверждены. Факт разглашения истцом конфиденциальной информации не установлен. Те сведения, на разглашение которых Р.В. Барышниковым указывает Э.В. Белькевич, не подпадают под определение конфиденциальной информации. В результате действий ответчика сведения, содержащиеся в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ, были распространены среди сотрудников ООО «Газпром трансгаз Томск». Данные сведения негативно характеризуют истца, как работника общества, недобросовестно выполняющего свои трудовые функции (л.д.75-78).

В судебном заседании Р.В. Барышников просил удовлетворить заявленные требования по приведенным в иске основаниям, а также с учетом выводов судебной экспертизы, изложенных в заключении № от ДД.ММ.ГГГГ. Кроме того, заявил ходатайство о возмещении понесенных судебных расходов.

Ответчик просила в иске отказать ввиду недоказанности оснований заявленных требований. Дополнительно указала, что полагает свои действия по направлению докладной записки № от ДД.ММ.ГГГГ добросовестными, поскольку они имели целью обеспечить сохранность имущества работодателя, пресечь нарушения трудовой дисциплины и трудового распорядка. Э.В. Белькевич не усматривает своей вины в том, что содержание записки стало известно третьим лицам, поскольку она не может отвечать за ненадлежащее выполнение ими своих должностных функций, выразившимся в ознакомлении с корреспонденцией, которая им не адресована. Ответчик не была ознакомлена с существующим в обществе порядком направления почтовых сообщений, закрытых для любых лиц, кроме адресата. Подтверждать соответствие изложенных ею в докладной записке сведений действительности должен сам работодатель.

Представитель ООО «Газпром трансгаз Томск» в судебном заседании указал, что неправомерно возлагать на общество бремя доказывания факта соответствия действительности распространенных ответчиком сведений. Работодателем по результатам ознакомления с докладной запиской Э.В. Белькевич каких-либо мер дисциплинарной ответственности к Р.В. Барышникову не применялось. Сведения, о распространении которых заявлено ответчиком, не относятся к категории коммерческой тайны или конфиденциальной информации. Более того, поскольку истец не относится к структурному подразделению, которое вырабатывает данную информацию, он в принципе не мог осуществить ее разглашение.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, суд считает исковые требования подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Судом установлено, что на основании трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ (в редакции дополнительного соглашения от ДД.ММ.ГГГГ) Э.В. Белькевич была принята на работу в ООО «Томсктрансгаз» ....

Дополнительным соглашением от ДД.ММ.ГГГГ к трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ стороны определили, что местом работы истца с ДД.ММ.ГГГГявляется ....

Согласно пояснениям участников процесса, трудовые отношения между Э.В. Белькевич и ООО «Газпром трансгаз Томск» прекращены ДД.ММ.ГГГГ.

Р.В. Барышников принят на работу в ООО «Газпром трансгаз Томск» в № году, а по трудовому договору № от ДД.ММ.ГГГГ в настоящее время занимает должность ....

ДД.ММ.ГГГГ Э.В. Белькевич на имя генерального директора ООО «Газпром трансгаз Томск» ТАИ направила докладную записку № «...». В данной записке ответчик изложила сведения, в том числе, характеризующие лично Р.В. Барышникова и его отношение к выполняемой им трудовой функции.

Полагая, что сведения, изложенные Э.В. Белькевич в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ о Р.В. Барышникове не соответствуют действительности, порочат его честь, достоинство и деловую репутацию, а действиями ответчика они были распространены среди неопределенного круга сотрудников ООО «Газпром трансгаз Томск», истец обратился с настоящими требованиями в суд.

Достоинство и право на защиту своего доброго имени признаются за каждым человеком и охраняются государством как высшие ценности (статьи 2, 21, 23 Конституции РФ).

В силу статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позиции Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации, судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

В силу пунктов 1, 9 статьи 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.

Как разъяснено в «Обзоре практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации», утвержденном Президиумом Верховного суда РФ 16.03.2016 года (далее – Обзор ВС РФ от 16.03.2016 года), решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий: сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности. При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

Аналогичная позиция изложена в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.02.2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее – Постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 года).

Согласно части 1 статьи 56, части 1 статьи 67 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Принимая во внимание представленные по делу доказательства в совокупности, учитывая установленные обстоятельства спора, суд считает, что истцом подтверждено наличие оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии с абзацем 2 пункта 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 года, под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной форме хотя бы одному лицу.

Как разъяснено в пункте 3 Обзора ВС РФ от 16.03.2016 года, факт распространения не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство сведений может быть подтвержден любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости.

Согласно пояснениям Р.В. Барышникова и представителя ООО «Газпром трансгаз Томск», избранный Э.В. Белькевич способ направления докладной записки № от ДД.ММ.ГГГГ изначально предполагал, что ее содержание может стать известно неограниченному кругу лиц. Данная записка была направлена на имя директора по адресу общества без каких-либо отметок об ее частном характере. Учитывая, что ООО «Газпром трансгаз Томск» является крупным предприятием, вся входящая корреспонденция изначально поступает в канцелярию, где она вскрывается и сортируется по адресатам. Соответствующий порядок обработки корреспонденции общеизвестен для сотрудников общества и, кроме того, любой работник может быть о нем проинформирован дополнительно по обращению. В случае, если работник имеет намерение сообщить какому-либо должностному лицу сведения, не допуская их огласки широкому кругу лиц, необходимо следовать определенной процедуре, требующей совершения на почтовом отправлении каких-либо отметок об его конфиденциальном характере.

Э.В. Белькевич при направлении докладной записки № от ДД.ММ.ГГГГ никакие меры для исключения ознакомления с ее содержанием третьих лиц предприняты не были.

Как указало ООО «Газпром трансгаз Томск», в результате действий ответчика по направлению докладной записки № от ДД.ММ.ГГГГ открытым письмом, содержащиеся в ней сведения стали доступны неограниченному кругу лиц.

Ссылки Э.В. Белькевич на то, что распространение сведений, содержащихся в докладной записке №, стало следствием недобросовестности сотрудников, работающих с поступающей в общество корреспонденцией, судом не принимаются. Именно на ответчике, как отправителе письма, лежала обязанность обеспечить конфиденциальность сообщаемых в нем сведений.

Кроме того, Э.В. Белькевич в судебном заседании признала, что при направлении докладной записки она могла предполагать, что почтовое отправление будет вскрыто до передачи его адресату, однако, исходила из того, что все работники должны действовать добросовестно и не знакомиться с содержанием писем, им не адресованным.

Поскольку избранный Э.В. Белькевич порядок направления докладной записки № сделал возможным ознакомление с ее содержание сторонних лиц, довод ответчика о том, что ей не было известно о существующем в обществе порядке обработке почтовой корреспонденции сам по себе не является основанием для признания распространения не состоявшимся.Суд также учитывает, что на Э.В. Белькевич ни трудовым договором, ни должностной инструкцией, ни локальными нормативными актами, ни законом не возлагается обязанность по информированию работодателя о выполнении трудовых функций и соблюдении трудовой дисциплины сотрудниками ООО «Газпром трансгаз Томск». Истец не находился в подчинении ответчика на момент направления ею докладной записки №. На Э.В. Белькевич работодателем не была возложена обязанность следить за сотрудниками предприятия и докладывать о результатах наблюдения. При направлении докладной записки № ответчик также не действовала в рамках специальной функции, полномочия или поручения, санкционированных уполномоченным субъектом.

То есть, направление указанной записки не было обусловлено исполнением трудовых обязанностей Э.В. Белькевич, как работника ООО «Газпром трансгаз Томск», произведено без поручения и вне компетенции, обусловленной ее личной трудовой функцией.

Для решения вопроса о том, носят ли оспариваемые истцом сведения, изложенные Э.В. Белькевич в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ, порочащий характер, а также для оценки их восприятия с учетом того, что распространенная информация может быть доведена до сведения третьих лиц различными способами (образно, иносказательно, оскорбительно и т.д.), судом была назначена судебная лингвистическая экспертиза.

Перед экспертом были поставлены вопросы:

- содержится ли в спорных высказываниях, содержащихся в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ, негативная информация о Барышникове Р.В.:

...

...

...

- если да, то в какой форме выражена данная информация – в форме утверждения о фактах и событиях, предположения, оценочного суждения и т.д.?

Согласно выводам эксперта, изложенным в заключении №, во всех трех исследованных высказываниях содержится негативная информация о Р.В. Барышникове и данная негативная информация выражена в форме утверждения о фактах и событиях.

В силу части 3 статьи 86 ГПК РФ суд оценивает заключение эксперта по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса.

Рассмотрев заключения эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ суд считает, что оно содержит подробное описание проведенного исследования, сделано на основе изучения текста докладной записки № от ДД.ММ.ГГГГ. Заключение № от ДД.ММ.ГГГГ мотивировано, содержит выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Данное заключение соответствует требованиям ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 года № 73-ФЗ, не содержит неоднозначного толкования и отражает сведения, которые необходимы для полного и недвусмысленного толкования его результатов.

Объективность указанного заключения не вызывает у суда сомнений. Участниками процесса мотивированных возражений относительно выводов заключения № от ДД.ММ.ГГГГ, не заявлено.

Принимая во внимание, что эксперт, проводивший судебную экспертизу, предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, а также то обстоятельство, что участники процесса замечаний и возражений по поводу обоснованности выводов эксперта не представили, оснований для критической оценки заключения, составленного в ходе судебной экспертизы, суд не находит. С учетом изложенного, суд считает возможным руководствоваться выводами эксперта, проводившего судебную экспертизу.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что факт распространения Э.В. Белькевич сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию Р.В. Барышникова, истцом подтвержден.

Согласно пункту 7 Обзора ВС РФ от 16.03.2016 года, лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения.

В ходе рассмотрения дела Э.В. Белькевич заявила, что доказательства соответствия действительности сведений, изложенных ею в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ у нее отсутствуют, в связи с чем соответствующие доказательства должны быть представлены ООО «Газпром трансгаз Томск».

Суд не может согласиться с данной позицией ответчика, поскольку она не соответствует положениям действующего законодательства. Именно Э.В. Белькевич, как лицо, распространившее сведения об истце, должна подтвердить соответствие их действительности.

Между тем, такие доказательства ответчиком суду в нарушение положений статьи 56 ГПК РФ представлены не были.

Иной подход исключает какую-либо ответственность работника при возникновении у него намерения сообщить какую бы то ни было информацию о других сотрудниках данного предприятия, что не соответствует требованиям разумности, справедливости и добросовестности участников гражданского оборота, само по себе создает основания для злоупотребления правом.

Судом также принимается во внимание, что сведения, распространенные по утверждению ответчика истцом, не соответствуют понятию коммерческой тайны, действующему в ООО «Газпром трансгаз Томск». Более того, согласно пояснениям представителя общества, конфиденциальную информацию может разгласить только то структурное подразделение, которое ее вырабатывает. Информация, которая не вырабатывается соответствующим структурным подразделением, в принципе не может быть им разглашена, поскольку оно априори не является ее первоисточником. В рассматриваемом случае Р.В. Барышников не является сотрудником структурного подразделения, которое вырабатывало информацию, разглашенную истцом по утверждению ответчика, а, следовательно, он и не мог ее разгласить.

В силу статьи 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Исходя из статьи 1100 ГК РФ в случае причинения вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, наличие морального вреда предполагается.

Как указано в пункте 18 Обзора ВС РФ от 16.03.2016 года, присуждение денежной компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации должно отвечать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. Сумма компенсации морального вреда должна отвечать требованиям разумности, справедливости и быть соразмерной последствиям нарушения.

Гражданское законодательство, предусматривая в качестве способа защиты гражданских прав компенсацию морального вреда, устанавливает общие критерии для определения размера такой компенсации (статьи 151 и 1101 ГК РФ), которые суд применяет с учетом фактических обстоятельств конкретного дела.

В соответствии со статьей 151, пунктом 2 статьи 1101 ГК РФ размер компенсации определяется судом, при этом суд не связан той величиной компенсации, на которой настаивает истец, а исходит из требований разумности, справедливости и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов, предполагающих баланс интересов, соответствие поведения участников правоотношений принятым в обществе нормам поведения.

Суд принимает во внимание, что в рассматриваемом случае распространение сведений в отношении Р.В. Барышникова не отличалось интенсивностью и длительностью их восприятия окружающими, и не повлекло формирование в отношении истца устойчивого негативного образа.

Таким образом, суд с учетом конкретных обстоятельств дела, степени вины Э.В. Белькевич, принимая во внимание характер и содержание недостоверных сведений, степень их влияния на формирование негативного общественного мнения о Р.В. Барышникове, требований о разумности и справедливости, степени нравственных переживаний истца, фактических обстоятельств причинения морального вреда, считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда денежную сумму в размере 5 000 рублей. При этом суд исходит из того, что необратимых неблагоприятных последствий от действий ответчика для истца не наступило.

Р.В. Барышниковым заявлено о возмещении судебных расходов, в том числе, издержек на оплату судебной экспертизы в сумме 12 360 рублей (с учетом расходов на денежный перевод) и 600 рублей расходов по государственной пошлине по иску.

Согласно статье 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

В силу статьи 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

Как разъяснено в пунктах 1, 18, 20, 21 Постановления Пленума ВС РФ №1 от 21.01.2016 года «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» судебные расходы, состоящие из государственной пошлины, а также издержек, связанных с рассмотрением дела, представляют собой денежные затраты (потери), распределяемые в порядке, предусмотренном главой 7 ГПК РФ. Принципом распределения судебных расходов выступает возмещение судебных расходов лицу, которое их понесло, за счет лица, не в пользу которого принят итоговый судебный акт по делу. По смыслу статей 98, 100 ГПК РФ, судебные издержки возмещаются при разрешении судами материально-правовых споров.

При неполном (частичном) удовлетворении имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано (статьи 98, 100 ГПК РФ). Однако положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 ГПК РФ,) не подлежат применению при разрешении, в частности, иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда).

По результатам судебной экспертизы представлено заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ. В счет оплаты данной экспертизы Р.В. Барышниковым внесено на счет Управления Судебного Департамента в Томской области 12 000 рублей, а также оплачено за перевод 360 рублей согласно чек-ордеру от ДД.ММ.ГГГГ. Указанные средства подлежат перечислению эксперту на основании определения суда от ДД.ММ.ГГГГ.

Данные расходы на проведение судебной экспертизы иначе как необходимые судом оценены быть не могут, поскольку понесены истцом в связи с необходимостью восстановления своего права. Заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ как доказательство положено судом в основу своих выводов по существу спора.

Таким образом, расходы на проведение судебной экспертизы, понесенные Р.В. Барышниковым, подлежат возмещению ему за счет ответчика в полном объеме в сумме 12 360 рублей.

В силу статьи 98 ГПК РФ расходы по государственной пошлине по иску в сумме 600 рублей (300 рублей по неимущественному требованию + 300 рублей по требованию о компенсации морального вреда) также относятся на Э.В. Белькевич.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Иск Барышникова Р.В. к Белькевич Э.В. удовлетворить частично.

Признать не соответствующими действительности, порочащими честь и деловую репутацию истца сведений, содержащихся в докладной записке № от ДД.ММ.ГГГГ «...», направленной ответчиком в адрес генерального директора общества с ограниченной ответственностью «Газпром трансгаз Томск» о том, что:

...

...

...

Взыскать с Белькевич Э.В. в пользу Барышникова Р.В. 5 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

В остальной части в иске отказать.

Взыскать с Белькевич Э.В. в пользу Барышникова Р.В. 12 360 рублей в счет возмещения расходов на оплату судебной экспертизы, 600 рублей в счет возмещения расходов по оплате государственной пошлины по иску.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд через Советский районный суд г.Томска в течение одного месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Судья                                        К.А. Демина

...

Вернуться к списку