Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

04 июля 2011 г. г. Новосибирск
Судья Центрального районного суда г. Новосибирска Витюк В.В., при секретаре Беляковой С.О., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску гр.Косорукова    Евгения
Владимировича к ООО «Инфотрек-Принт» (ИНН/КПП: 5406305669/540601001; местонахождение: г.Новосибирск, ул.Фрунзе,5) об изменении формулировки основания увольнения с п/п. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ на увольнение по инициативе работника (п.3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации); взыскании заработной платы за время вынужденного прогула за период с 18.02.2010г. по 31.08.2010г. в размере 41250,00 руб.; компенсации морального вреда в сумме 50000 руб.; возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 15000 руб.,

установил:

Гр.Косоруков Е.В. обратился с иском в Центральный районный суд г.Новосибирска к ООО
«Инфотрек-Принт» об изменении формулировки основания увольнения с п/п. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ (однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей, выразившееся в разглашении охраняемой законом тайны (коммерческой), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей), на увольнение по инициативе работника («по собственному желанию») (п.3 ст. 77 ТК РФ); взыскании невыплаченной заработной платы за январь, февраль 2010г. в размере 10558,03 руб., компенсации за неиспользованный отпуск в сумме 6875,00 руб., средний заработок за время вынужденного прогула за период, начиная с 18.02.2010г.; компенсации морального вреда в сумме 50000 руб. В последующем дополнил требования возмещением судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 15000 руб.; отказался от требований в части взыскания невыплаченной заработной платы за январь, февраль 2010г. в размере 10558,03 руб., компенсации за неиспользованный отпуск в сумме 6875,00 руб. (определением суда от 11.10.2010г. производство по делу в указанной части прекращено); уточнил период вынужденного прогула – с 18.02.2010г. по 11.10.2010г., сумму заработной платы за время вынужденного прогула – 48000 руб.; в последующем уточнил ещё раз период вынужденного прогула – с 18.02.2010г. по 31.08.2010г., сумму заработной платы за время вынужденного прогула – 41250 руб.; указав, в обоснование иска, что согласно приказу от 24.03.2005г. № 00000013 он был принят на работу в ООО «Инфотрек-Принт» на должность ведущего менеджера (в основное подразделение) с оформлением трудового договора от 24.03.2005 № 13 на неопределенный срок, в работе руководствовался должностной инструкцией от 01.04.2009г. (менеджера активных продаж отдела продаж широкоформатной печати), соглашением о конфиденциальности от 19.07.2009г. В связи с принятым решением уволиться по собственному желанию, подал 15.02.2010г. соответствующее заявление об увольнении с этой же даты, в ответ на которое в этот же день получил претензию руководителя общества, датированную 11.02.2010г., суть которой сводилась к тому, что им были проданы конкурентам клиентские базы путем размещения заказчиков ООО «Инфотрек-Принт» в конкурирующей организации – ООО «Большой формат» и перезаключении с заказчиками общества договоров от имени сторонней организации. После чего приказом руководителя ООО «Инфотрек-Принт» от 17.02.2010г. № 9 был уволен по инициативе ответчика по п/п.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ как указано в приказе за «разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерской, служебной и иной)», с внесением записи о соответствующем основании увольнения в трудовую книжку (запись № 14). Поскольку в процессе трудовой деятельности никогда не совершал действий, в которых обвинен, свое увольнение по указанному основанию  полагает  незаконным.  В  период  с  18.02.2010г.   по  31.08.2010г.   не  работал;      запись,
 
произведенная работодателем в трудовую книжку, препятствует трудоустройству в т.ч. по специальности, в связи с чем за все время вынужденного прогула полагает необходимым взыскание заработной платы из расчета среднего заработка в размере 6875 руб./месяц. Данным нарушением закона истец указывает на нанесение ему морального вреда, выразившееся в увольнении его по основанию, не имеющему доказательств, умалении его репутации как добросовестного делового партнера, порочении его чести и достоинства, распространением о произошедшем письмам своим контрагентам, созданным ограничением к самостоятельному определению места работы, свободным распоряжением своим правом на труд, Поскольку, как полагает, был уволен работодателем в нарушение установленного законодательством порядка, обратился с иском за судебной защитой.

Решением Центрального районного суда г. Новосибирска от 11.10.2010г.  в  удовлетворении иска отказано в полном объеме.

Определением кассационной инстанции Новосибирского областного суда от 25.11.2010г. вышеназванное решение Центрального районного суда г. Новосибирска отменено, дело направлено на новое рассмотрение; указано, что при рассмотрении дела судом первой инстанции не учтены положения законодательства, регулирующего вопросы коммерческой тайны, в т.ч. в трудовых отношениях, а также не исследованы и не установлены обстоятельства, юридически значимые для прекращения трудовых правоотношений, применительно к основанию, по которому расторгнут работодателем трудовой договор с Косоруковым Е.В.

При рассмотрении дела судом в дополнение к имеющимся материалам дополнительно истребованы от ответчика документы, определяющие режим коммерческой тайны, установленной в обществе, в подтверждение которого ответчиком представлены: а) копия электронной страницы программного продукта PWМS, используемого в производственной деятельности персонала ООО
«Инфотрек-Принт» (т.2 л.д.2), б) электронный реестр учета лиц, получивших доступ к конфиденциальной  информации  (т.2   л.д.3),  в)  решение  от  01.06.2009г.   №    4  учредителя     ООО
«Инфотрек-Принт», которым принято решение об обеспечении соблюдения установленного в обществе режима коммерческой тайны (т.2 л.д.4), г) обобщенный перечень конфиденциальной информации по уровням доступа (т.2 л.д.5), д) отчет от 23.06.2009г. о мерах по охране конфиденциальности (т.2 л.д.7), е) перечень лиц, получивших доступ к конфиденциальной информации (т.2 л.д.8). В ходе судопроизводства допрошены в качестве свидетелей: бывший директор ООО «Инфотрек-Принт» (до 01.09.2009г.; т.1 л.д.42) гр. Лихачева Т.Н.; директор ООО «Инфотрек- Принт» гр.Романенко В.В., учредитель ООО «Инфотрек-Принт» гр.Дрокина Е.С., директор по IT технологиям и безопасности (технический директор) ООО «Инфотрек-Принт» гр.Петрович А.М.

При повторном рассмотрении дела истец уточнил свои исковые требования и в конечном варианте просил: изменить формулировку основания увольнения с п/п. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ на увольнение по инициативе работника (п.3 ст. 77 ТК РФ); взыскать заработную плату за время вынужденного прогула за период с 18.02.2010г. по 31.08.2010г. в размере 41250,00 руб. (из расчета среднего заработка в размере 6875 руб./ месяц); компенсацию морального вреда в сумме 50000 руб.; возместить расходы на оплату услуг представителя в суде в сумме 15000 руб. Ряд требований, как пояснил, привел в соответствие с информацией, полученной судом из Пенсионного фонда о том, что за истца с 01.09.2010г. по 31.12.2010г. уплачивались страховые взносы иным работодателем, из чего суд сделал вывод об имевшем место фактическом прерывании времени вынужденного прогула истца; соответственно чему время вынужденного прогула по расчетам истца составило 6 месяцев 11 дней (с 18.02.2010г. по 31.08.2010г.).

Истец в судебном заседании требования иска поддержал; указывая на допущенные нарушения законодательства при расторжении с ним трудового договора и увольнении, на удовлетворении иска настаивал, по основаниям, приведенным в исковом заявлении, а также дополнительно указанным в судебном заседании в качестве контрдоводов на новые доказательства и доводы ответчика на них основанные, в частности: а) об отсутствии в ООО «Инфотрек-Принт» в период его работы организованного режима коммерческой тайны; документы, представленные ответчиком только при повторном рассмотрении дела он видит впервые, с ними его никто не знакомил, его подпись на указанных документах отсутствует; б) документы, якобы определяющие в ООО «Инфотрек-Принт» режим коммерческой тайны, содержат ряд противоречий, свидетельствующих, что в действительности они изготовлены обществом только при получении запроса суда.
 
Представитель ответчика, не признавая допущенные нарушения прав истца при его увольнении, иск не признал, возражал против его удовлетворения, указывая на следующие обстоятельства (т.2 л.д.18-19): а) увольнение работника (гр.Косорукова Е.В.) является законным, поскольку осуществлено в соответствии с действующим законодательством по основанию, предусмотренному ТК РФ, при наличии доказательств, подтверждающих  обоснованность применения данного основания увольнения к работнику (к примеру, ряд документов, поступивших от конкурирующей организации – ООО «Большой формат» на электронный адрес компании, персонифицированный как e.kosorukov@itprint.ru, а также письмо ООО «Теле2», информирующей об участии Косорукова Е.В. в тендерах указанной компании от имени ООО «Большой формат» и т.д.), подтверждением чему служит приказ, которым оформлено увольнение - № 9 от 17.02.2010г (т.1 л.д.8); б) порядок увольнения Косорукова Е.В. был предметом проверки Государственной инспекции труда, не выявившей нарушений трудового законодательства при увольнении Косорукова Е.В; примененная к работнику мера взыскания (в виде увольнения) соответствует совершенному им деянию: разглашение коммерческой тайны и/или размещение заказа у другого производителя (п.п.4.2., 9.5.7. трудового договора; т.1 л.д.67-71), (п.п.6.6., 7.2. должностной инструкции; т.1 л.д.73-75), (п.п.5, 6 Соглашения о конфиденциальности; т.1 л.д.72).

Выслушав лиц, участвующих в деле, оценив доказательства, суд полагает заявление гр.Косорукова Е.В. подлежащим частичному удовлетворению, исходя из следующего.

Как установлено в судебном заседании, все фактические и юридически значимые действия, совершенные сторонами (работодателем и работником) в рамках спорного трудового договора на стадии его исполнения и расторжения, в т.ч. в его хронологическом порядке, соответствует указанному в суде сторонами и нашло свое подтверждение.

Согласно п.2 ст.7 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации труд охраняется. Согласно п.п.1, 3 ст.37 Конституции Российской Федерации труд свободен, каждый свободен распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию; каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации. В соответствии со ст.56 ТК РФ трудовым договором является соглашение, по которому одна сторона (работодатель) обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативно- правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и трудовым договором, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Согласно ст.67 ТК РФ трудовой договор подлежит заключению в письменной форме. Условия оплаты труда (в данном случае размер должностного оклада/ заработной платы) являются существенными условиями трудового договора (ст.57 ТК РФ). В соответствии со ст.16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с ТК РФ. Возмещение вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, а также компенсация морального вреда, согласно абз.16 ч.2 ст.22 ТК РФ, является основной обязанностью работодателя, а в соответствии с абз.14 ч.1 ст.21 ТК РФ – правом работника. В соответствии со ст.237 ТК РФ при неправомерных действиях, бездействии работодателя, подлежит возмещению моральный вред возмещаемый в денежной форме, который при наличии судебного спора (факт причинения вреда и его размер) определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. В соответствии со ст.66 ТК РФ работодатель обязан вести трудовые книжки на каждого работника, проработавшего у него свыше 5 дней, в случае когда работа у данного работодателя является для работника основной. В трудовую книжку подлежат внесении сведения о работнике, выполняемой им работе, переводах на другую постоянную работу и об увольнении работника, а также основания прекращения трудового договора и сведения о награждениях за успехи в работе. Согласно п.3 ст. 77 ТК РФ расторжение трудового договора по инициативе работника (ст.80 ТК РФ) является одним из оснований прекращения трудового договора. Согласно п.п.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ трудовой договор по инициативе работодателя может быть расторгнут за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей, в частности, за разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной, иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей.  Согласно  ст.84.1  ТК  РФ  трудовая  книжка  должна  быть  выдана  работнику  в   день
 
прекращения трудового договора. Согласно ст.234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться, в частности, в случае внесения работодателем в трудовую книжку работника неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения. Согласно ч.8 ст.394 ТК РФ если неправильная формулировка основания и/или причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению работника на другую работу, то суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула.

Как установлено судом и следует из доказательств, имеющихся в деле, приказом от  24.03.2005г. № 00000013 гр.Косоруков Е.В. был принят на работу в ООО «Инфотрек-Принт» на должность ведущего менеджера (в основное подразделение) с оформлением трудового договора от 24.03.2005 № 13 на неопределенный срок (т.1 л.д.66, 67-71), где проработал в указанной должности до 15.02.2010г., когда им было принято решение об увольнении по собственному желанию, с подачей руководству общества (по утверждению истца) соответствующего заявления об увольнении с этой же даты; в качестве ответного действия на заявление об увольнении в этот же день получил претензию руководителя общества (от 11.02.2010г.), согласно содержанию которой гр.Косорукову Е.В как работнику общества вменялась в вину деятельность в интересах другой организации (ООО «Большой формат»), которую ООО «Инфотрек-Принт» рассматривал как своего конкурента в сфере своей производственной деятельности («…продажа клиентской базы … путем размещения заказчиков ООО
«Инфотрек-Принт» в …. ООО «Большой формат» и перезаключении с заказчиками ООО «Инфотрек- Принт» договоров от имени сторонней организации»), чем, как полагал работодатель, обществу причинен материальный ущерб. В претензии указывалось на нарушение указанными действиями п.4.2. трудового договора, Соглашения о конфиденциальности, а также должностной инструкции; предупреждался об уголовной ответственности по ст.178 УК РФ (т.1 л.д.7). На указанную претензию подготовил ответ от 17.02.2010г. (объяснительную), который вручил директору общества 18.02.2010г., в котором не признал себя виновным в инкриминируемых ему действиях (т.1 л.д.9-10), получив в ответ приказ от 17.02.2010г. № 9, с обжалуемым им основанием увольнения (т.1 л.д.8). Работодатель по факту неполучения от Косорукова Е.В. объяснительной на предъявленную ему претензию  составил соответствующий акт от 17.02.2010г. (т.1 л.д.213) В последующем (10.03.2010г.) истец получил ответ на свою объяснительную с более развернутым изложением позиции руководства общества о причинах его увольнения, предоставлением ряда документов, подтверждающих работу Косорукова Е.В в интересах другого юридического лица. (т.1 л.д.23-32). Трудовая книжка гр.Косорукова Е.В. действительно содержит запись (№ 14) об увольнении по п/п.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ, в качестве основания внесения которой значится приказ № 9 от 17.02.2010г.; с указанной записью работник ознакомился 18.02.2010г. (т.1 л.д.14). Оспаривая указанное основание увольнения, гр.Косоруков Е.В. 05.03.2010г. обратился в суд с иском об изменении формулировки основания увольнения с п/п. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ на увольнение по инициативе работника («по собственному желанию») (п.3 ст. 77 ТК РФ); взыскании невыплаченной заработной платы за январь, февраль 2010г. в размере 10558,03 руб., компенсации за неиспользованный отпуск в сумме 6875,00 руб., средний заработок за время вынужденного прогула за период, начиная с 18.02.2010г.; компенсации морального вреда в сумме 50000 руб. Как следует из материалов дела и не оспорено сторонами, при фактическом вменении работнику правонарушений, связанных с нарушением условий трудового договора, исключающих возможность состоять в трудовых отношениях с другими работодателями, а также выполнять какие-либо работы (услуги) иным организациям без письменного разрешения администрации, а также разглашением конфиденциальной информации, гр.Косоруков Е.В. уволен по второму основанию (п/п.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ). Принципиальность позиций сторон, связанных с основанием увольнения, юридическим оформлением которого служит запись в трудовой книжке гр.Косорукова Е.В. (№ 14), обусловлена доводами истца, что основанием увольнения работника по п/ п.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ служат факты разглашения им охраняемой законом тайны (коммерческой), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей (распространение конфиденциальной информации), основным доказательством чему служит протокол осмотра и исследования вещественных доказательств от 26.08.2010г., удостоверенный вр.и.о. нотариуса Некрасовой А.В. (т.1 л.д.132), показания свидетелей Дрокиной Е.Н., Романенко В.В., Петровича А.М., документы, связанные с оформлением трудовых отношений с Косоруковым Е.В. и их расторжением, иные взаимосвязанные со спором доказательства; в то же время в материалах дела отсутствуют и ответчиком не представлены ни заявление Косорукова Е.В. об увольнении, ни приказ № 8 от 17.02.2010г. о привлечении Косорукова Е.В. к дисциплинарной ответственности, о котором упоминается в акте проверки ГИТ по НСО от 25.03.2010г. (т.1 л.д.83-87), определении ГИТ по НСО от
 
25.03.2010г. об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении (т.1 л.д.231-234), ответе ГИТ по НСО на заявление Косорукова Е.В. о нарушении его трудовых прав (т.1 л.д.278-280). В то же время истец оспаривая основание увольнения указывает на недопустимость как надлежащего доказательства протокола осмотра и исследования вещественных доказательств от 26.08.2010г., удостоверенного вр.и.о. нотариуса Некрасовой А.В., заинтересованность свидетелей Дрокиной Е.Н., Романенко   В.В.,   Петровича   А.М.   с   позицией   ответчика   как   действующих   работников  ООО
«Инфотрек-Принт», и более того, составляющих его администрацию, неосведомленности о наличии приказа № 8 от 17.02.2010г. о привлечении его к дисциплинарной ответственности, отсутствие в ООО
«Инфотрек-Принт» (в тот период времени) того режима коммерческой тайны, документы в подтверждение которого представлены ответчиком при повторном рассмотрении дела в суде первой инстанции. Представленными копиями приказа № 9 от 17.02.2010г., трудовой книжки, в которой сделана запись (№ 14) об увольнении, с учетом ответов Пенсионного фонда, истец обосновал период вынужденного прогула – с 18.02.2010г. по 31.08.2010г. Основываясь на справках формы 2-НДФЛ за 2009 и 2010 годы (от 04.02.2010г. № 22; от 04.10.2010г. № 20) (т.1 л.д.209-210), истец, основываясь на размере среднего месячного заработка в размере 6875 руб./мес., подлежащего применению при расчете заработной платы за время вынужденного прогула, рассчитал заработную плату подлежащую уплате за вышеуказанное время вынужденного прогула в размере 41250 руб., на выплате которой настаивал. Обосновывая расходы на оплату услуг представителя в суде (15000 руб.), истец представил соответствующие доказательства (т.1 л.д.65). В обоснование причинения морального вреда и необходимости его компенсации, истец использовал доводы, приведенные в иске (т.1 л.д.4-5).

Оценивая законность увольнения гр.Косорукова Е.В. работодателем, правильности  оформления приказа об увольнении № 9 от 17.02.2010г., суд исходит из следующего: во-первых, расторжение трудового договора, заключенного на неопределенный срок, по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным волеизъявлением работника; по указанному факту истец не утверждал и указанного обстоятельства не доказывал, что увольнение было обусловлено действиями со стороны ответчика, вынудившими его написать заявление об увольнении по собственному желанию. Указанное заявление написано по утверждению истца в условиях ухудшения экономических показателей работы общества, сложившейся практикой увольнения работников без выплаты им окончательного расчета по заработной плате при увольнении, в целях избегания конфликтной ситуации с работодателем, что не может квалифицироваться как понуждение к увольнению по собственному желанию. Во-вторых, при расторжении трудового договора по инициативе работника, ст.80 ТК РФ предусмотрена обязанность работника предупредить работодателя об увольнении в письменной форме не позднее чем за две недели до расторжения трудового договора; соглашением сторон трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнения: при этом, работодатель не лишен возможности уволить работника и по своей инициативе при наличии к тому на тот момент оснований. Об имевшем место заявлении об увольнении по собственному желанию (инициативе работника), поданному руководству общества, гр.Косоруков Е.В указывал в своих заявлениях, поданных еще до предъявления иска, в ГИТ по НСО (18.02.2010г.) и прокуратуру Заельцовского района г.Новосибирска (24.02.2010г.) (т.1 л.д.16, 17-18) и не доверять этому у суда оснований нет, поскольку обязанность регистрации заявлений лежит на работодателе, которая по утверждению истца выполнена не была, и утверждение об отсутствии такового заявления обуславливается избранной ответчиком позиции защиты своих интересов в суде. Свое намерение уволиться по собственному желанию в тот период времени гр.Косоруков Е.В. поддерживал и в суде. Соответственно чему (поскольку нормы права о предупреждении работником работодателя об увольнении характерны только для увольнения работника по собственному желанию), истец на момент подачи заявления об увольнении исходил из того, что должно иметь место его увольнение как работника по правилам ст.80 ТК РФ, т.е. по п.3 ст. 77 ТК РФ. Ни одна из сторон не ссылалась на наличие обстоятельств, характеризующих поведение сторон, в первую очередь, работодателя, дающих ему основание уволить своего работника за совершение виновных действий, в связи разглашением коммерческой тайны (п/п «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ), поскольку хотя Косорукову Е.В. и была вручена претензия, датированная 11.02.2010г., факт вручения имел место только 15.02.2010г., на иные доказательства наличия подобных претензий, замечаний и т.п. со стороны администрации, предшествующих указанной претензии, обществом не представлено. В соответствии со ст.81 ТК РФ при расторжении трудового договора по основанию, предусмотренному п/п «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ, обязанностью работодателя является доказать, что а) сведения, которые работник разгласил, относятся в соответствии с действующим законодательством к коммерческой тайне; б) эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых
 
обязанностей;  в)  он  обязывался  не  разглашать  такие  сведения.  Так,  истец  указывал,  что  в ООО
«Инфотрек-Принт» в момент его работы отсутствовал официально установленный режим коммерческой тайны, соответствующий законодательству; информация, которая согласно документов общества является коммерческой тайной, таковой по сути не является, часть из которой является вообще общедоступной, распространение таковой информации, которое ставится ему в вину, не доказано, поскольку свои функции согласно должностной инструкции, соглашения о конфиденциальности, он исполнял должным образом.

Проверяя факт установления у работодателя режима коммерческой тайны и его содержание на соответствие действующему законодательству, а именно Федеральному закону «О коммерческой тайне», суд не признает факта установления в ООО «Инфотрек-Принт» режима коммерческой тайны по следующим основаниям. Согласно названному Закону (ст.10) режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, следующих мер: а) определение перечня информации, составляющих коммерческую тайну; б) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; в) учет лиц. получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и/или лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; д) регулирование отношений по использовании информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров; е) нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц – полное наименование и местонахождение). Представленные ответчиком документы по охране конфиденциальной информации (т.2 л.д.2-8) формально свидетельствуют о попытке ответчика придать указанным мерам юридический характер, однако, не позволяют признать режим коммерческой тайны обществом установленным. Во-первых, в представленных документах отсутствуют (не разработаны, не определены и т.п.): а) меры контроля за соблюдением порядка обращения с информацией, составляющей коммерческую тайну (п/п.2 п.1 ст.10 Закона); б) нанесение на материальные носители (которыми применительно к данному способу хранения и пользования конфиденциальной информации – электронный – являются дискеты, флэш-карты, накопители на жестких или твердотельных дисках), а также на документы, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с соответствующим объемом информации (п/п.5 п.1 ст.10 Закона). Наличие на экране монитора (на первой электронной странице программного   продукта   PWMS   грифа   «Секретно»,   не   является   тождеством   наличия    грифа
«Коммерческая тайна», поскольку секретный уровень конфиденциальной информации характерен для государственной тайны, носителем которой общество является, ответчик не утверждал. Кроме того, по утверждению истца и согласно показаний свидетеля Лихачевой Т.М. подобный гриф на программном продукте в период времени, в который они работали, отсутствовал. Помимо указанного содержание грифа не соответствует содержанию информации, предусмотренной Законом (п/п.5 п.1 ст.10). То, что меры по охране конфиденциальности информации не содержат мер контроля за соблюдением порядка обращения с информацией, составляющей коммерческую тайну, подтвердил свидетель Петрович А.М., являющийся разработчиком в ООО «Инфотрек-Принт» режима коммерческой тайны и ответственным по безопасности в указанной сфере деятельности.

Сравнивая и анализируя перечень информации, составляющей коммерческую тайну, определенной администрацией для Косорукова Е.В. в документах (23.06.2009г., согласно отчету Петровича А.М.), определяющих режим коммерческой тайны, и в последующем заключенным с Косоруковым Е.В. соглашением о конфиденциальности (от 19.07.2009г.), суд усматривает существенные различия в указанных перечнях: так, во-первых, согласно электронному реестру лиц, получивших доступ к конфиденциальной информации (т.2 л.д.3) Косоруков Е.В. имеет доступ к технологическим процессам изготовления заказов; ценам и ценообразованию; клиентской базе менеджера; его заказам с изображениями; согласно обобщенному перечню конфиденциальной информации по уровням доступа (т.2 л.д.5) эта же информация является конфиденциальной. Однако, согласно п.1.1. соглашения о конфиденциальности, Косорукову Е.В. как работнику запрещено распространять информацию: о существе деятельности работодателя, контрагентах предприятия, фактической стоимости услуг, о дебиторах и кредиторах предприятия, о заработной плате на предприятии, о технологическом и/или производственном процессе на предприятии. Сравнение названных перечней позволяет сделать вывод, что указанные документы системно как меры, обеспечивающие режим коммерческой тайны, не готовились, хотя согласно решению учредителя № 4
 
от 01.06.2009г. (т.2 л.д.4) заключение соглашений о конфиденциальности предусматривалась и поручалось тогдашнему директору Лихачевой Т.М., отчет об исполнении которой ответчиком не представлен (в отличие от других исполнителей Петровича А.М. и Панаити А.М.), свидетель Лихачева Т.М. не подтвердила о существовании летом 2009г. документов об организации мер по охране коммерческой тайны, о которых ей было бы известно в силу должностного положения, договоры (соглашения) о конфиденциальности заключала по собственной инициативе как руководитель организации, не будучи взаимосвязанной с решением учредителя № 4, о существовании которого узнает впервые в суде по данному делу, и необходимости в котором не было, поскольку в силу своих полномочий подобные меры могли быть ею организованны как директором. Свидетель Дрокина Е.С. – учредитель ООО «Инфотрек-Принт» не смогла объяснить о причинах отсутствии на документах подписей лиц, ответственных за исполнение отдельных разделов мероприятий по созданию в обществе режима коммерческой тайны, подписей работников об ознакомлении с перечнем конфиденциальной информацией, уровнем отпущенного им к ней доступа, поясняла, что исполнение решения осуществлялось на доверии, путем его устного оглашения исполнителям и на собрании коллектива. В указанных обстоятельствах противоречий между конфиденциальной информацией, содержащейся в документах по организации её охраны, и Соглашением о конфиденциальности с Косоруковым Е.В., отсутствии на документах ознакомительных подписей работников и т.п. объясняются только несистемной подготовкой указанных документов (т.е., в условиях, когда уже невозможно было получить подписи уволившихся к тому времени сотрудников, в частности, Лихачевой Т.М.) Из сведений же конфиденциального характера, указанных в Соглашении о конфиденциальности, к примеру, сведения о заработной плате на предприятии, прямо противоречат п/ п.5 ст.5 Федерального закона «О коммерческой тайне», сведения об учредителях, изложены некорректно, и частично противоречат п/п.1 ст.5 Закона. Соответственно чему документом, с которым работник ознакомлен и обязался не разглашать определенные сведения, является Соглашение о конфиденциальности от 19.07.2009г., наличие которого Косоруков Е.В. не оспаривал, факт  подписания которого свидетель Лихачева Т.М. как тогдашний директор подтвердила. Также суд отмечает, что в электронном реестре учета лиц, допущенных к конфиденциальной информации, указанное Соглашение о конфиденциальности учтено как заключенное 19.06.2009г. (т.2 л.д.3).

Оценивая доказательства имевшего места факта разглашения конфиденциальной информации, суд исходит из недопустимого характера в качестве доказательства протокола осмотра и исследования вещественных доказательств от 26.08.2010г., удостоверенного вр.и.о. нотариуса Некрасовой А.В., как полученного в нарушение норм ч.2 ст.102 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, согласно которым нотариус не вправе обеспечивать доказательств по делу, которое в момент обращения лица, находится в производстве суда.

Одновременно, суд, оценивая те же документы, которые удостоверялись нотариусом, отмечает, что все документы являются документами, поступившими на электронный адрес компании, персонифицированный как e.kosorukov@itprint.ru, т.е. входящими документами (т.1 л.д.132), в то время как работнику вменяется факт разглашения конфиденциальной информации, в то время как доказательств наличия исходящей корреспонденции ответчиком суду не представлено. Кроме того, суд учитывает и то обстоятельство, что все графические изображения, являющиеся приложениями к сопроводительным письмам, поступившим на электронный адрес ООО «Инфотрек-Принт» (к примеру, счет на оплату № 62 от 05.02.2010г., см. т.1 л.д.134, являющийся приложением к сопроводительному письму на л.д.133 в т.1), не идентифицируется как приложение именно к этому письму, поскольку не содержит сведений принадлежности к данному конкретному письму; то, что с сопроводительным письмом имело место передача графического изображения (о чем свидетельствует опознавательные знаки на письме, к примеру символ «jpeg» и графическое изображение квадрата), не означает, что приложением к письму мог быть только счет на оплату № 62 от 05.02.2010г.; указанным приложением мог служить любой другой документ. Указанное обстоятельство (о невозможности идентификации писем и приложений к ним) подтвердил свидетель Петрович А.М. Соответственно чему, все многочисленные графические изображения (договоры, счета, пр.документы), являющиеся приложениями к сопроводительным письмам, с ними не идентифицируются. Одновременно суд отмечает, что согласно Соглашению о конфиденциальности (п.1.1.), работник принимал на себя обязанность не распространять сведения, составляющие конфиденциальную информацию, следующими способами: устно, письменно, в средствах массовой информации; в материалах дела
представлены только доказательства о конфиденциальной информации, передававшейся
(поступавшей) электронным способом, не охватываемой условиями Соглашения о
 
конфиденциальности, соответственно чему, доказательств распространения работником конфиденциальной информации способами, предусмотренными Соглашением о конфиденциальности, суду ответчиком не представлено.

Поскольку ответчик не представил суду приказ № 8 от 17.02.2010г. о привлечении Косорукова Е.В. к дисциплинарной ответственности, суд его не оценивает, в то время как наличие такого дисциплинарного взыскания может свидетельствовать о повторном применении к работнику мер дисциплинарной ответственности.

В силу названного суд не усматривает в действиях работника наличия основания для увольнения его по п/п «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ.

Поскольку ответчик не опроверг доводов истца о факте вынужденного прогула по причине неправильного приведения в его трудовой книжке как бывшего работника формулировки основания увольнения, препятствующей трудоустройству, и не представил доказательств тому опровергающих, постольку в силу ч.8 ст.394, ст.234 ТК РФ с работодателя должен быть взыскан средний заработок за время вынужденного прогула. В то же время, суд соглашается с периодом времени, указанным истцом в качестве вынужденного прогула, поскольку после увольнения по основанию п/п «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ все последующие обстоятельства, связанные с продолжением вынужденного прогула, могут быть поставлены в вину работодателю, т.к. они не прекращали вынужденный прогул работника, не позволяя ему реализовать свое право на труд, обусловленное дискредитирующей его записью в трудовой книжке. Соответственно указанному, суд исчисляет время вынужденного прогула истца в период с 18.02.2010г. по 31.08.2010г. Определяя средний заработок, суд исходит из воли истца при определении исковых требований в сумме 41250 руб. и расчета среднего заработка, им выполненным. Соответственно указанному, с учетом заработной платы за время вынужденного прогула, рассчитанного судом по правилам ст.139 ТК РФ, норм постановления Правительства РФ от 24.12.2007г. № 922 (247 рабочих дней; 96354,02 руб. заработной платы за 12 календарных месяцев, предшествовавших периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата; средний заработок составил 390,10 руб. в день, а за все время вынужденного прогула – 45 477,86 руб.). Поскольку неточность расчета истца не ущемляет права ответчика, суд удовлетворяет требования в размере заявленном истцом.

Поскольку ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда при нарушении трудовых прав работника, постольку в силу абз.14 ч.1 ст.21, абз.16 ч.2 ст.22, ст.237,  ч.8 ст.394 ТК РФ при неправомерных действиях, бездействии работодателя подлежит возмещению моральный вред, факт причинения которого и его размер определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме (ст.237 ТК РФ). Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевших. Компенсацию морального вреда, оцененную истцом в сумме в сумме 50 000,00 руб., суд удовлетворяет в размере 7500 руб., как компенсацию нашедшего подтверждения факта нарушений работодателем норм трудового законодательства и причиненного гр.Косорукову Е.В., тем самым, морального вреда в виде переживаний, сожалений, нервничаний по поводу невозможности свободной реализации своего права, предусмотренного законодательством, трудоустроиться, необходимостью обращения за его защитой в суд.

Ответчик сумму задолженности по средней заработной плате за время вынужденного прогула не оспаривал, иных сумм, предъявленных истцом, не опроверг контррасчетами либо доказательствами, опровергающими их несение истцом.

Иные доводы сторон при указанных обстоятельствах не являются существенными, поскольку на существо правоотношений сторон не влияют и разрешаются судебным актом.
 
Тем самым, в судебном заседании нашло подтверждение: факт незаконного увольнения истца по основанию п/п «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ, причинная связь с его вынужденным прогулом, факт имевшего место вынужденного прогула, его продолжительность, размер неполученного заработка за время вынужденного прогула, наличие морального вреда, требующего компенсации, наличие иных расходов, требующих возмещения.

В соответствии со ст.98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, подлежит присуждению с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, к которым относится государственная пошлина (п.1 ст.88 ГПК РФ), расходы на оплату услуг представителя (абз.5 ст.94, ст.100 ГПК РФ), понесенные истцом в связи с восстановлением своего нарушенного права. С учетом количества проведенных судебных заседаний, сложности спора, иных обстоятельств дела, результатов судопроизводства, расходы на оплату услуг представителя в сумме 15000 руб. суд полагает разумными, соответствующими действительным трудозатратам по настоящему делу. Поскольку истцы освобождены от уплаты государственной пошлины по такой категории дел, она подлежит взысканию с ответчика в соответствующий бюджет (ч.1 ст.103 ГПК РФ); с материальной части удовлетворенных требований (41250 руб.) в сумме 1437,50 руб.; с нематериальной (7500 руб.) - в сумме200 руб.

С учетом вышеизложенного, руководствуясь ст.ст.16, 21, 22, 56-57, 66, 67, п.3 ст.77, ч.1 ст.81,
84.1, 234, 237, ч.8 ст.394 Трудового кодекса РФ, ст.ст.88, 94, 98, 100, 103, 194-198 ГПК РФ, судья

решил:

Исковые требования гр. Косорукова Евгения Владимировича к ООО «Инфотрек-Принт» удовлетворить частично: изменить формулировку основания увольнения (запись № 14) в трудовой книжке Косорукова Е.В. об увольнении по п/п.«в» п.6 ч.1 ст.81 на увольнение по «п.3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение трудового договора по инициативе работника; ст.80 ТК РФ)»; взыскать с ООО «Инфотрек-Принт» в пользу гр. Косорукова Евгения Владимировича 41250 руб. 00 коп. в качестве возмещения ущерба за незаконное лишение работника возможности трудиться (вынужденный прогул), в виде неполученного заработка за время вынужденного прогула за период с 18.02.2010г. по 31.08.2010г., 15000 руб. 00 коп. в качестве расходов по оплате услуг представителя, 7500,00 руб. в качестве компенсации морального вреда, а всего 63750 руб. 00 коп.

В остальной части иска отказать.

Взыскать с ООО «Инфотрек-Принт» в соответствующий бюджет государственную пошлину в размере 1 637 руб. 50 коп.

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение 10 дней со дня принятия решения в окончательной форме.

Судья В.В.Витюк

Решение в окончательной форме изготовлено 21.07.2011г.
Вернуться к списку