Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Решение
Именем Российской Федерации
17 декабря 2015 года
Губкинский городской суд Белгородской области в составе:
Председательствующего судьи В.Г.Пастух
при секретаре Овсянниковой Е.А.
с участием прокурора Череповой А.А.
истца Малахова А.А., представителей ответчика –ОАО «Лебединский ГОК» по доверенности Чибисова С.В., Головко С.Т., Песчанского С.А.
Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Малахова А.А. к ОАО «Лебединский ГОК» о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, взыскание денежной суммы за фактически отработанный период
У С Т А Н О В И Л :
24 января 2014 года между ОАО «Лебединский ГОК» и Малаховым А.А. был заключен трудовой договор № 290, которым было подтверждено, что на момент его заключения работник состоял в трудовых отношениях с работодателем с 22 июля 1992 года. На момент заключения трудового договора работал в ОАО «Лебединский ГОК» завод горячебрикетированного железа общезаводской персонал в должности заместителя главного инженера (по комплектации).
Соглашением № 1787 от 31.10.2014 года к вышеуказанному трудовому договору он переведен на работу в ОАО «Лебединский ГОК», коммерческая дирекция, управление закупок, отдел комплектации цеха горячебрикетированного железа-3 на должность ведущий специалист.
11 ноября 2015 года трудовой договор с Малаховым А.А. был расторгнут на основании пп. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого работника) (л.д.39).
Дело инициировано иском Малахова А.А. к ОАО «Лебединский ГОК», в котором он просит признать незаконным приказ № 1063 от 11.11.2015 года о прекращении трудового договора, восстановить его на работе в должности ведущего специалиста, взыскать заработную плату за вынужденный прогул, денежную компенсацию в возмещение морального вреда в размере * рублей, недовыплаченную заработную плату в размере *руб. * коп. за период с ноября 2014 года по ноябрь 2015 года и проценты, подлежащие выплате работодателем за несвоевременную выплату заработной платы * руб. * коп., расходы на оплату услуг адвоката в размере * рублей ссылаясь, что его увольнение произведено незаконно, сведения, составляющие коммерческую тайну он не разглашал и не мог этого сделать, поскольку не имеет доступа к цене. С 1 ноября 2014 года ответчик недоплачивал ему заработную плату, необоснованно занизив оклад и премиальные.
В судебном заседании Малахов А.А. исковые требования поддержал в полном объеме.
Представители ответчика ОАО «Лебединский ГОК» считали требования не подлежащими удовлетворению, по доводам, изложенным в письменных возражениях.
В заключении помощник прокурора города Губкина Черепова А.А. по требованиям о восстановлении на работе указала на необоснованность требований истца в связи с наличием доказательств, подтверждающих факт разглашения истцом сведений, составляющих коммерческую тайну, в связи с чем у ответчика имелись основания для расторжения трудового договора по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Исследовав в судебном заседании обстоятельства дела по представленным доказательствам, суд приходит к следующим выводам.
Судом установлено и следует из материалов дела, что Малахов А.А. работал в ОАО «Лебединский ГОК» в должности ведущего специалиста в структурном подразделении коммерческая дирекция, управление закупок, отдел комплектации цеха горячебрикетированного железа-3 на основании трудового договора № 290 от 24 января 2014 года (л.д.51-52) и соглашения к нему № 1787 от 31 октября 2014 года (л.д. 123).
Распоряжением № 522 к от 15 декабря 2014 года истцу по итогам работы за ноябрь 2014 года не устанавливалась премия за совершение дисциплинарного проступка, связанного с разглашением сведений составляющих коммерческую тайну. При этом в своем письменном объяснении, им признавался факт разглашения коммерческой тайны третьим лицам и давалось обязательство о том, что в будущем он не будет допускать подобных ошибок (л.д.117 распоряжение № 522 к, л.д.53 объяснительная Малахова А.А. от 8.12.14 г.).
Приказом № 1063 от 11 ноября 2015 года истец уволен по пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ по инициативе работодателя, за разглашение охраняемой законом тайны (коммерческой) (л.д. 39).
Согласно пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания:
1) замечание;
2) выговор;
3) увольнение по соответствующим основаниям.
В силу ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.
Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.
Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.
За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.
Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.
В соответствии с пунктами 38, 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
В случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Согласно ст. 139 ГК РФ, информацией, составляющей служебную и коммерческую тайну, признается информация, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам и к которой нет свободного доступа на законном основании, и обладатель такой информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Перечень сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну, определяет руководитель организации. Отношения, связанные с отнесением информации к коммерческой тайне, в том числе сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, определяет Федеральный закон "О коммерческой тайне". В статье 3 ФЗ РФ от 29.07.2004 г. N 98-ФЗ (в редакции от 11.07.2011 г.) "О коммерческой тайне", даны основные понятия, согласно которой коммерческая тайна-это режим конфиденциальности информации, позволяющей ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду; информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства) - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны; обладатель информации, составляющей коммерческую тайну - лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении ее режим коммерческой тайны; доступ к информации, составляющей коммерческую тайну - ознакомление определенных лиц с информацией, составляющей коммерческую тайну, с согласия ее обладателя или на ином законном основании при условии сохранения конфиденциальности этой информации; передача информации, составляющей коммерческую тайну - передача информации, составляющей коммерческую тайну и зафиксированной на материальном носителе, ее обладателем контрагенту на основании договора в объеме и на условиях, которые предусмотрены договором, включая условие о принятии контрагентом установленных договором мер по охране ее конфиденциальности; предоставление информации, составляющей коммерческую тайну - передача информации, составляющей коммерческую тайну и зафиксированной на материальном носителе, ее обладателем органам государственной власти, иным государственным органам, органам местного самоуправления в целях выполнения их функций; разглашение информации, составляющей коммерческую тайну -действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателей такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.
Согласно ч. 1 ст. 4 вышеназванного ФЗ право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю такой информации с учетом положений настоящего Федерального закона.
Статья 11 вышеназванного ФЗ предусматривает, что в целях охраны конфиденциальности информации работодатель обязан в том числе: ознакомить под расписку работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой является работодатель и его контрагенты; ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны, с мерами ответственности за его нарушение. В целях охраны конфиденциальности информации работник обязан выполнять установленный работодателем режим коммерческой тайны; не разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, и без их согласия не использовать эту информацию в личных целях.
Согласно ст. 14 ФЗ РФ от 29.07.2004 г. N 98-ФЗ нарушение настоящего Федерального закона влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в действиях такого работника состава преступления несет дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Режим конфиденциальности информации, позволяющий при существенных или возможных обстоятельствах увеличивать доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду, в ОАО «Лебединский ГОК» установлен Положением о коммерческой тайне ОАО «Лебединский ГОК», утв. приказом от 10.11.2014 № 1181 (л.д.80-83).
Информация, составляющая коммерческую тайну, содержится в Перечне, являющемся Приложением № 1 к Положению о коммерческой тайне ОАО «Лебединский ГОК» (л.д.84).
Проверяя правомерность увольнения истца, судом установлено, что 18.11.2014 г. Малахов А.А. был ознакомлен с указанным Положением под роспись, что подтверждается листом ознакомления (л.д.85, 87).
Кроме этого, 18.11.2014 г. им было подписано обязательство о неразглашении коммерческой тайны, к которой он был допущен, и предупреждение о том, что в случае невыполнения настоящего обязательства, он может быть уволен из ОАО «Лебединский ГОК» в соответствии с п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ (л.д. 126).
Следовательно, в ОАО «Лебединский ГОК» имеется локальный нормативный акт, которым был определен перечень информации, составляющей коммерческую тайну, не подлежащей разглашению третьим лицам, и то, что с указанным Положением, и соответственно Перечнем, являющимся его приложением, истец был ознакомлен под роспись.
Согласно п. 2.2.2 трудового договора № 290 от 24.01.2014 г., заключенного между Малаховым А.А. и ОАО «Лебединский ГОК», работник обязан соблюдать Правила внутреннего трудового распорядка, трудовую дисциплину, иные локальные нормативные акты, связанные с трудовой деятельностью работника, коллективный договор (л.д.51).
Пунктом 6.2 трудового договора предусмотрена обязанность в течение срока действия настоящего договора и в течение 3-х лет после его прекращения сохранять конфиденциальность, не разглашать любому лицу и не использовать для целей, не связанных с выполнением прав и обязанностей по настоящему договору, условий настоящего договора, любой информации, связанной с настоящим договором, организацией или деятельностью организации о которой работник узнал в течение срока действия настоящего договора или любой другой информации, которая, как известно работнику, является или работодатель ее обоснованно считает конфиденциальной (л.д.52).
В силу п. 11.2 Положения о коммерческой тайне ОАО «Лебединский ГОК» работнику, работающему со сведениями, в отношении которых установлен режим коммерческой тайны, запрещается разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну комбината, передавать без соблюдения установленных правил информацию, составляющую коммерческую тайну (в устной форме, по телефону, в электронной форме, на материальных носителях и т.п.), другим лицам, в том числе работникам комбината, не имеющим доступа к этой информации, использовать информацию, составляющую коммерческую тайну комбината, в открытой переписке, статьях, выступлениях, а также в личных интересах (л.д.83).
В соответствии с п. 8.2 Инструкции пользователя по соблюдению политик информационной безопасности, утв. приказом от 18.12.2014 г. № 1328, пользователю запрещается передавать пароль к своей учетной записи, а также допускать работу других пользователей под своей учетной записью (л.д.91). Пунктом 11.2 данной инструкции установлен запрет пользователю пересылать по электронной почте на внешние почтовые адреса конфиденциальную информацию (л.д.92).
Таким образом, трудовым договором и локальными нормативными актами Комбината были установлены обязанности истца в части соблюдения требований режима коммерческой тайны - не разглашать сведения, составляющие коммерческую тайну, иным лицам в любой форме.
Судом установлено, что доступ истца Малахова А.А. к информации, составляющей коммерческую тайну, был определен заявкой на изменение прав доступа от 10.11.2014 г. к открытию доступа к информационным системам (*) (л.д.93). С инструкцией пользователя по обеспечению информационной безопасности истец был ознакомлен, что им не отрицалось в судебном заседании.
В этой связи, Малахов А.А., как пользователь ресурса информационных систем, обладал правом и возможностью просматривать различную информацию, касающуюся тех или иных видов товарно-материальных ценностей Комбината, в том числе, в разрезе их стоимости (цены).
Из п. 14 Перечня следует, что к информации, составляющей коммерческую тайну, относятся условия проектов договоров купли-продажи продукции ОАО «Лебединский ГОК», а также сведения о конъюнктурной проработке покупаемой продукции, либо запасных частей с указанием ее стоимости (цены) (л.д.84).
15.10.2015 г. Малаховым А.А. ООО «*» и ООО «*» были переданы сведения о запасных частях фирмы «*» (5 позиций: *), с указанием их стоимости (цены) (л.д.96-97, 98-99).
Таким образом, истцом третьим лицам были переданы сведения о конъюнктурной проработке покупаемой продукции, а именно запасных частей с указанием их стоимости (цены), что является информацией, составляющей коммерческую тайну, которая не подлежала разглашению.
Утверждения истца о том, что он не знал, что стоимость (цена) покупаемой продукции, материалов, либо запасных частей является информацией, составляющей коммерческую тайну, опровергаются наличием распоряжения от 15.12.2014 г. № 522к, согласно которому, за совершенный Малаховым А.А. 04.12.2014 г. дисциплинарный проступок подобного характера (посредством электронной почты передал третьим лицам — ООО «*» информацию о плановых ценах на * по заявке ЗГБЖ на 2015 год), по итогам работы за ноябрь 2014 года ему не была установлена премия.
При этом, давая письменные объяснения по данному факту, истец признавал передачу сведений, составляющих коммерческую тайну — цены, объясняя это своей невнимательностью. Впредь обязался не допускать подобных ошибок.
Доводы Малахова А.А. о том, что он указанную объяснительную написал под давлением, под диктовку работника Дирекции по безопасности В. являются необоснованными. В судебном заседании, допрошенный в качестве свидетеля В. пояснил, что он какого-либо давления на истца при написании им объяснительной 8.12.2014 года не оказывал, разговор между ними происходил в спокойной обстановке.
Не доверять показаниям данного свидетеля у суда оснований не имеется, так как его показания соответствуют установленным в судебном заседании обстоятельствам и согласуются с представленными суду письменными доказательствами.
Доводы истца о том, что он не разглашал ООО «*» и ООО «*» информацию о цене, поскольку не имел к ней доступа, являются несостоятельными, в связи с тем, что им еще до проведения соответствующих торгов, вышеуказанным организациям была передана информация о стоимости (цене) материалов, подлежащих приобретению Комбинатом.
Судом установлено, что из сетевого ресурса «*» истцом были взяты наименование материала (*), его количество (*), а также утвержденная сумма с НДС (* руб.), что подтверждается соответствующей заявкой на поставку *.
Указанные обстоятельства в судебном заседании подтвердил начальник отдела импортных комплектующих управления закупок Н., допрошенный судом в качестве свидетеля.
Своими действиями истец, а не Отдел анализа цен в порядке проведения торгов, заранее влиял на ход формирования покупной стоимости запасных частей, поскольку поставщики становились осведомленными о размере цены, по которой Комбинат мог приобрести соответствующие запасные части.
Кроме этого, истец в 2014 году в рамках конъюнктурной проработки передавал ООО «*» сведения о *.
Разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, негативно отражается на конкурентной политике Комбината, требует корректировки стратегии, направленной на приобретение оборудования, материалов и запасных частей, влечет дополнительные финансовые издержки, т.е. не позволяет получать прибыль и/или сокращать издержки в силу неизвестности третьим лицам.
15.10.2015 г. в 13 час. 46 мин. и 13 час. 47 мин. истец со своего почтового ящика электронной почты ОАО «Лебединский ГОК» направил в адрес ООО «*» (е-mаil: *) и ООО «*» (е-mil: **) сведения о запасных частях фирмы «*» с указанием их стоимости (цены) (л.д.96-102).
Из служебной записки директора по безопасности А от 23 октября 2015 года следует, что в рамках проводимого мониторинга целевого использования корпоративной почты работниками комбината, специалистами дирекции по безопасности был выявлен факт передачи конфиденциальной информации контрагенту (л.д. 94).
При этом, за истцом, как пользователем локальной сети Комбината, был закреплен персональный компьютер. Иное лицо не могло воспользоваться им, поскольку для входа в него использовался пароль. В судебном заседании Малаховым А.А. данный факт не отрицался. Кроме того, он пояснил, что он никому не сообщал свой пароль от персонального компьютера.
Утверждения истца о том, что он никому не передавал информацию, составляющую коммерческую тайну, опровергаются наличием электронных сообщений, сохраненных операционной системой его компьютера.
В судебном заседании допрошенный в качестве свидетеля начальник отдела информационной безопасности дирекции по безопасности Д. указанный факт подтвердил. Кроме того, суду пояснил, что им в 20- тых числах октября был выявлен факт, что 15 октября 2015 года Малахов А.А. со своего почтового адреса электронной почты ОАО «Лебединский ГОК» организациям ООО «*» (е-mаil: *) и ООО «*» (е-mil: **) направил сведения о запасных частях фирмы «*» с указанием их стоимости (цены). На сервере сообщения, что письмо не доставлено, не было, а было указано, что письмо отправлено, что свидетельствует о том, что адресатом оно получено.
Показания указанного свидетеля получены в соответствии с требованиями статьи 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, последовательны, не противоречат иным материалам дела и согласуются с содержанием исследованных судом письменных доказательств по делу.
Таким образом, основания для прекращения трудового договора с Малаховым А.А. имелись, поскольку им третьим лицам была передана информация, составляющая коммерческую тайну ОАО «Лебединский ГОК», что соответствует требованиям ст.ст. 77, 81 Трудового кодекса РФ и иных правовых актов, регулирующих отношения связанные с информацией составляющей коммерческую тайну.
Процедура наложения дисциплинарного взыскания работодателем соблюдена. Факт совершения истцом дисциплинарного проступка был установлен актом от 10.11.2015 г. о результатах работы комиссии для проведения служебного расследования, с него были истребованы соответствующие письменные объяснения, дисциплинарное взыскание к нему было применено 11.11.2015 г., в этот же день он был ознакомлен с приказом о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения.
Представители ответчика в судебном заседании пояснили, что применение к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения по соответствующим основаниям, было обусловлено совершением им неоднократно грубого нарушения трудовых обязанностей, выразившееся в разглашении коммерческой тайны, и отсутствия надлежащих выводов (в декабре 2014 года он передавал третьим лицам информацию, составляющую коммерческую тайну, в октябре 2015 года вновь совершил подобный дисциплинарный проступок). При этом суд полагает необходимым отметить, что с учетом наличия установленного факта допущенных истцом нарушений, мера дисциплинарного взыскания в виде увольнения по основанию пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ была применена работодателем обоснованно с учетом тяжести совершенного проступка.
Требования истца о взыскании с ответчика недоплаченной заработной платы, за период с ноября 2014 года по ноябрь 2015 года в размере * руб., являются не обоснованными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Судом установлено, что на основании письменного заявления Малахова А.А. с просьбой о его переводе из ЗГБЖ в коммерческую дирекцию, управление закупок, отдел импортных комплектующих ведущим специалистом (л.д.122) с ним работодателем было заключено соглашение № 1787 от 31.10.2014г. к трудовому договору № 290 от 24.01.2014г., согласно которому в его трудовой договор были внесены изменения о переводе с 01.11.2014 г. ведущим специалистом отдела комплектации цеха горячебрикетированного железа-3 Управления закупок, с должностным окладом в * руб. (л.д. 123).
31.10. 2014 года издан приказ (распоряжение) № 2222 о переводе истца на другую работу с окладом * рублей. С указанным приказом Малахов А.А. ознакомлен (л.д.124), что им в судебном заседании не отрицалось.
Таким образом, утверждения истца о том, что работодатель имеет перед ним задолженность по недоплаченной ему заработной платы, образовавшейся в связи с занижением оклада, являются неубедительными, поскольку соответствующий оклад был установлен ему обоснованно, заработная плата начислялась исходя из оклада по новому месту работы, выплачивалась своевременно и в полном объеме.
Утверждения истца о том, что при переводе на другую работу ему был обещан оклад в большем размере, чем указано в приказе о переводе и в соглашении к трудовому договору в судебном заседании не нашли доказательственного подтверждения.
Согласно ст. 136 ТК РФ при выплате заработной платы работодатель обязан в письменной форме извещать каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размерах и основаниях произведенных удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате.
В судебном заседании Малахов А.А. не отрицал, что ему ежемесячно выдавались расчетные листки, в которых работодатель отражал все составные части заработной платы и с этими расчетами он своевременно был ознакомлен.
Таким образом, работодатель законно и обоснованно применил в отношении истца дисциплинарное взыскание в виде увольнения по соответствующим основаниям, поскольку им был совершен дисциплинарный проступок, выразившийся в разглашении коммерческой тайны, ставшей известной ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, что предусмотрено п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Актом о результатах работы комиссии для проведения служебного расследования от 10.11.2015 г. было установлено, что в ОАО «Лебединский ГОК» имелся Перечень информации, составляющей коммерческую тайну, при этом истцу было известно, что сведения о конъюнктурной проработке покупаемой продукции, либо запасных частей с указанием ее стоимости (цены) являются коммерческой тайной, сведения о запасных частях фирмы «*» (5 позиций: *), с указанием их стоимости (цены) были известны ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, он обязался их не разглашать.
Положения ст.237 ТК РФ предусматривают возможность возмещения работнику компенсации морального вреда в случае нарушения его прав неправомерными действиями и бездействием работодателя. Поскольку факта нарушения прав истца со стороны работодателя судом не установлено, нет основания для взыскания в его пользу компенсации морального вреда.
При указанных обстоятельствах не имеется оснований и для взыскания с ответчика в пользу истца расходов на представителя, предусмотренных ст.100 ГПК РФ.
Руководствуясь ст. 193-194 ГПК РФ, суд
Р Е Ш И Л :
Иск Малахова А.А. к ОАО «Лебединский ГОК» о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, взыскание денежной суммы за фактически отработанный период признать необоснованным и не подлежащим удовлетворению.
Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Белгородского областного суда в течение одного месяца со дня принятия решения в окончательной форме через Губкинский городской суд.
Судья В.Г.Пастух
Вернуться к списку