Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
12 октября 2010 года г. Сарапул
Сарапульский городской суд Удмуртской Республики в составе:
председательствующего судьи Заварзина П.А.
при секретаре Дудиной Н.В.,
с участием:
помощника прокурора г. Сарапула – Макшаковой О.С.,
истца ФИО1,
представителя истца – ФИО3,
представителя ответчика – ФИО4,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО11 о восстановлении на работе,
установил:
В Сарапульский городской суд поступило исковое заявление ФИО1 к ФИО11 (далее по тексту ФИО11) о восстановлении на работе. Свои требования истец мотивирует тем, что ДД.ММ.ГГГГ он был принят на работу в ФИО11 заместителем директора-начальником участка ПБ ГК. ДД.ММ.ГГГГ приказом №-К истец уволен из ФИО11 в соответствии с п.6 ст. 81 ТК РФ за разглашение коммерческой тайны. С копией данного приказа его ознакомили ДД.ММ.ГГГГ, однако свою подпись поставить в приказе он отказался, поскольку не согласен с ним, о чем была сделана соответствующая запись на данном документе. В своем заявлении истец указывает, что никакой коммерческой тайны не разглашал и не имеет представление о чем идет речь в приказе и, соответственно, в чем его вина. Когда он работал на данном предприятии, с него никаких объяснений не брали, внутреннего расследования не проводили, к дисциплинарной ответственности не привлекали. С увольнением по инициативе администрации ФИО11 с формулировкой «разглашение коммерческой тайны», истец не согласен и считает ее необоснованной, т.к. действий, связанных с разглашением коммерческой тайны, с его стороны допущено не было. В соответствии со ст. 10 ФЗ от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», предусмотрены меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, которые должны включать в себя следующее:
1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;
2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;
3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;
4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;
5) нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
В соответствии со ст. 11 данного закона, работодатель, в целях охраны конфиденциальности информации, обязан:
1) ознакомить под расписку работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты;
2) ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;
3) создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.
В своем заявлении истец указывает на то, что ФИО11 не ознакамливало его с положением на предприятии коммерческой тайны, в соответствии с действующим законодательством, со дня трудоустройства до увольнения.
Изданием указанного приказа, истцу причинен значительный моральный вред, поскольку оспариваемый приказ отрицательно влияет на его деловую репутацию. Истец просил приказ №-к от ДД.ММ.ГГГГ, об увольнении с ДД.ММ.ГГГГ по п.6 ст. 81 ТК РФ признать незаконным и отменить. Взыскать с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда 30000 рублей и судебные расходы.
В ходе рассмотрения гражданского дела, истец несколько раз уточнял свои исковые требования, которые в окончательной редакции сформулированы следующим образом: Истец просит приказ №-к от ДД.ММ.ГГГГ, об увольнении с ДД.ММ.ГГГГ по п.6 ст. 81 ТК РФ признать незаконным и отменить; восстановить его в должности заместителя директора - начальника участка ПБ ГК в ФИО11 взыскать с ответчика в пользу истца средний заработок за время вынужденного прогула, начиная со дня незаконного увольнения (с ДД.ММ.ГГГГ) по ДД.ММ.ГГГГ в сумме 25245 рублей, взыскать с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в сумме 30000 рублей, а также судебные расходы, понесенные истцом, в т.ч. по оплате услуг представителя.
Истец в судебном заседании свои требования, в окончательной редакции поддержал, просил их удовлетворить в полном объеме, суду дал пояснения аналогичные изложенным в исковом заявлении и в заявлениях об уточнении исковых требований, дополнив их тем, что он является соучредителем ФИО11 Технология создания тротуарной плитки была взята из сети Интернет. Никакую коммерческую тайну он не разглашал. На предприятии не было даже самого положения о коммерческой тайне. На собрании учредителей ему не дали возможности представить возражения, никаких служебных расследований о разглашении им коммерческой тайны не проводилось. Ему обидно из-за того, что уволил его бывший друг. Каких-либо дополнительных доказательств, кроме имеющихся в деле, предоставляет не намерен.
Представитель истца - адвокат ФИО3, требования истца в уточненной редакции поддержал, просил удовлетворить их в полном объеме, пояснив суду, что согласно имеющемуся законодательству, имеется определенный перечень, составляющий коммерческую тайну. Технология изготовления тротуарной плитки на предприятии ФИО11 имела свободный доступ, кроме того, ее можно было получить из интернета. Кроме того, положение о коммерческой тайне было издано на предприятии и введено в действие только в 2010 г. Когда работал истец, такого положения не было, его ни с чем не знакомили. Каких-либо дополнительных доказательств, кроме имеющихся в деле, предоставляет не намерен.
Представитель ответчика - ФИО4, действующая по доверенности, исковые требования не признала, просила суд отказать в их удовлетворении, пояснив, что считает увольнение истца с указанной формулировкой законным, поскольку, воспользовавшись своим служебным положением, тот разгласил сведения о технологическом процессе изготовления тротуарной плитки, являющиеся коммерческой тайной. Директор ФИО11 выявил факты разглашения ФИО1 коммерческой тайны и самостоятельно провел расследование, в ходе которого выяснилось, что истец предоставил информацию о технологическом процессе изготовления тротуарной плитки ФИО22 который также организовал свое предприятие по изготовлению тротуарной плитки. Технология изготовления плитки на предприятии ФИО11 была выведена опытным путем, имеются соответствующие сертификаты, технология изготовления совершенствуется. Истец собирал эти сведения, готовясь открыть собственное предприятие с аналогичным направлением деятельности. На общем собрании учредителей было решено уволить ФИО1 именно в связи с разглашением им коммерческой тайны. Кроме того, в трудовом договоре истца содержится пункт о неразглашении им коммерческой тайны. При увольнении, с ФИО1 были произведены все расчеты в день его увольнения, т.е. когда был издан приказ - ДД.ММ.ГГГГ. Каких-либо дополнительных доказательств, кроме имеющихся в деле, предоставлять не намерена. Она не оспаривает расчет истца по сумме оплаты вынужденного прогула, так как этот расчет считает верным.
Прокурор Макшакова О.С. в судебном заседании заявила, что иск ФИО1 подлежит удовлетворению, поскольку ответчиком не доказан сам факт разглашении ФИО1 кому-либо какой-либо коммерческой тайны предприятия. Процедура увольнения предприятием нарушена. Соответственно, ФИО1 подлежит восстановлению на работе в прежней должности с взысканием с ответчика суммы оплаты вынужденного прогула.
Свидетель ФИО6, допрошенная в судебном заседании, показала, что она является бухгалтером ФИО11 ФИО1 раньше был директором ФИО11. Потом у ФИО1 с действующим директором произошел конфликт. Она видела, что ФИО1 ходил по цеху и измерял оборудование, а также что-то записывал в тетрадь. На предприятии есть положение о коммерческой тайне. Она была с ним ознакомлена с весны 2010 года, но его содержания не знает, но знает, что там к тайне отнесен процесс производства плитки. Их предприятие производит тротуарную плитку с весны 2010 года. Что ФИО1 записывал в тетрадь – она не знает. Ей не известно проводилось ли внутреннее расследование в отношении ФИО1. Ей не известно разглашал ли ФИО1 какую-либо коммерческую тайну. Контролирует технологию изготовления тротуарной плитки мастер - ФИО7. Та является сестрой ФИО1. Ей не известно существует ли перечень лиц, допущенных к коммерческой тайне. Ей показывали расчет истца по сумме оплаты вынужденного прогула. Этот расчет является верным.
Свидетель ФИО8 суду показал, что работает в ФИО11 инженером-наладчиком. С ФИО1 знаком с 2004 года. С ним, как с работником (ФИО8), был заключен трудовой договор, в котором содержится пункт о неразглашении коммерческой тайны предприятия, ФИО1 сам, по каждому пункту, разъяснил ему его обязанности и права. В настоящее время на предприятии имеется положение о коммерческой тайне, но лично его с ним не ознакамливали, самого положения он не видел, свою подпись в ознакомлении с этим положением он не ставил. Он знает, что коммерческой тайной предприятия является его денежный оборот. Причина увольнения с предприятия ФИО1 ему не известна, знает, что между ним и ФИО9 произошел конфликт. Свидетель также пояснил, что когда они с работником предприятия ФИО27 стояли во дворе предприятия летом 2010 г., то видели, как ФИО1 замерял стол для бетонной смеси и что-то зарисовывал и записывал в тетрадку, давая им с ФИО27 в это время какие-то указания. Они подумали, что им хотят поставить новый стол. Сам он к процессу изготовления тротуарной плитки никакого отношения не имеет, но знает процесс ее изготовления, поскольку памятка изготовления плитки (технология, процесс) нарисована на стене цеха и доступна для ознакомления всем работникам предприятия. В помещении предприятия нигде он не видел положения о коммерческой тайне. На стенах имеются только графики работ и технология изготовления плитки. Кроме того, ФИО9 говорил, что технологию изготовления плитки купили. Есть ли у предприятия патенты на изготовление плитки - он не знает. Про какое-либо расследование в отношении ФИО1 он не знает. Его про ФИО1 ФИО9 спрашивал в конце июля - начале августа 2010 года.
Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.
Судом установлено, что согласно трудовому контракту, заключенному между ФИО11 в лице исполняющего обязанности директора ФИО9 и ФИО1 от ДД.ММ.ГГГГ на неопределенный срок (п.п.4.1.), последний был принят на работу в ФИО11 на должность заместителя директора – начальника участка ПБ ГК. В п.1.5 указанного договора имеется запись о том, что сотрудник (ФИО1) обязуется не разглашать, ставшие ему известными по роду деятельности сведения, относящиеся к коммерческой тайне. Из п.2.1 указанного договора следует, что должностной оклад ФИО1 установлен в размере 6000 рублей, в соответствии со штатным расписанием за полный отработанный месяц. Данный факт не оспаривается сторонами и подтверждается копией трудового договора.
Из приказа №-к от ДД.ММ.ГГГГ ФИО11 о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнение), усматривается, что ФИО1 уволен ДД.ММ.ГГГГ по п/п «в» п.6 ст. 81 ТК РФ за однократное грубое нарушение работником своих трудовых обязанностей - разглашение коммерческой тайны. На данном приказе содержится запись выполненная ФИО1 «Не согласен. Коммерческой тайны не разглашал. ДД.ММ.ГГГГ».
Из указанного следует, что ФИО1 был ознакомлен с приказом о своем увольнении, но поскольку был не согласен с формулировкой увольнения, отказался ставить подпись в его ознакомлении.
В соответствии с положением о коммерческой тайне ФИО11 утвержденного исполняющим обязанности директора ФИО9 от ДД.ММ.ГГГГ, усматривается, что коммерческой тайной является, в том числе, информация содержащая в себе сведения о размерах, расположении, техническом состоянии оборудования, инвентаря… находящегося в ведении предприятия, сведения об особенностях используемых и разрабатываемых технологий и специфике их применения (п.2.2); носителями коммерческой тайны являются работники, в том числе, руководители подразделений, начальник участка ПБ ГК… (п.3.2); допуск к документам относящимся к коммерческой тайне имеют, в том числе, заместители директора предприятия (л.д.4.1). В соответствии с п.6.1 положения, работники предприятия, указанные в п.3.2 обязаны не разглашать коммерческую тайну в какой бы то ни было форме.
В соответствии со ст. 10 Федерального Закона Российской Федерации от 29.07.2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», предусмотрены меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, которые должны включать в себя следующее: определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну; ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров; нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
Статьей 11 данного закона предусмотрены принципы охраны конфиденциальности информации, отнесенной к коммерческой тайне, согласно которым работодатель обязан:
1) ознакомить под расписку работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты;
2) ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение;
3) создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.
Судом установлено, что положение о коммерческой тайне было фактически принято на предприятии ФИО11» ДД.ММ.ГГГГ, тогда как само предприятие начало свою деятельность с 2009 г.
Однако, суду не представлено каких-либо достаточных и достоверных доказательств тому, что: ФИО1, как работник, был ознакомлен под роспись с Положением о коммерческой тайне; что на предприятии работодателем были созданы для работников необходимые условия для соблюдения ими установленного режима коммерческой тайны. Указанное подтверждается и свидетельскими показаниями ФИО8, из которых, в частности следует, что технология изготовления тротуарной плитки описана на стене цеха и является доступной информацией для неограниченного круга лиц, а самого положения о коммерческой тайне он не видел, в том числе и вывешенным на стенах помещений предприятия.
Кроме того, как следует из протокола № от ДД.ММ.ГГГГ внеочередного собрания участников ФИО11 с участием ФИО1, на данном собрании обсуждался вопрос о том, что последний, в тайне от остальных учредителей занимается открытием аналогичного бизнеса (производство тротуарной плитки), в чем был замечен лично ФИО9 ФИО1 для открытия личного дела использовал коммерческую информацию ФИО11 а именно - взял информацию о поставщиках материалов, сделал замеры оборудования цеха, снял информацию о технологическом процессе производства брусчатки. Одновременно с этим вел деятельность, способствующую снижению качества продукции цеха…. На собрании решено уволить ФИО1 из ФИО11 по п. «в» ч.6 ст. 81 ТК РФ - за разглашение коммерческой тайны.
Между тем, из указанного протокола не усматривается, что ФИО1 было предоставлено слово для дачи объяснений по указанным обстоятельствам.
В соответствии с ч.2 ст. 14 Федеральный закон от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне», работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в действиях такого работника состава преступления несет дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Согласно п/п «в» п.6 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей - разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
В соответствии с п.3 ст. 192 ТК РФ к дисциплинарным взысканиям, в частности, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным пунктами 5, 6, 9 или 10 части первой статьи 81 ТК РФ.
При этом, согласно п.5 ст. 192 ТК РФ, при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
В соответствии со статьей 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.
Суду не представлено каких-либо доказательств тому, что от ФИО1 до применения дисциплинарного взыскания было истребовано письменное объяснений по указанным обстоятельствам.
Напротив, из протокола № от ДД.ММ.ГГГГ внеочередного собрания участников ФИО11 следует, что, ФИО1 не только не предоставили возможность высказаться на внеочередном собрании участников ФИО11 (дать свои пояснения по факту разглашения им коммерческой тайны), но и не была проведена соответствующая предварительная проверка (служебное расследование) на предприятии, с целью установления обстоятельств, послуживших основанием увольнения ФИО1. При этом, из материалов дела усматривается, что факт разглашения ФИО1 коммерческой тайны является только субъективным мнением директора предприятия – ФИО9.
То обстоятельство, что ФИО1 производил замеры оборудования – не свидетельствует о нарушении тем трудовой дисциплины.
Факт того, что ФИО1 заставлял работников заливать плитку из шлама, что приводит к нарушению технологического процесса, снижению ее качества и браку продукции (как следует из Протокола № общего собрания), не послужил основанием для принятия решения об увольнении ФИО1 в соответствии с п. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ.
Учитывая изложенное, судом установлено, что ФИО11 не подтвердило сам факт разглашения ФИО1 какой-либо коммерческой тайны предприятия (в каком-либо конкретном объеме) какому-нибудь лицу. При этом, ФИО11 не соблюло процедуру по введению на предприятии должного режима установления и сохранения коммерческой тайны, предусмотренного Федеральным Законом от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», а именно положение ст. 11 указанного закона. То есть не доказано наличие со стороны ФИО1 самого виновного деяния в виде разглашения определенной должным образом коммерческой тайны предприятия.
Кроме того, со стороны ФИО11 не представлено доказательств соблюдения, установленного ст. 193 Трудового кодекса РФ порядка применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения ФИО1 по п/п «в» п. 6 ч.1 ст. 81 Трудового кодекса РФ,
Таким образом, суд приходит к выводу о том, что увольнение работника - ФИО1 не является законным и он подлежит восстановлению на работе в прежней должности, а вышеуказанный приказ об увольнении – отмене, как вынесенный незаконно.
Поскольку суд считает, что указанные требования истца подлежат удовлетворению, судом удовлетворяются и требования истца об оплате времени вынужденного прогула, которые были заявлены ФИО1.
При этом, исчисление времени (срока) вынужденного прогула истец указывает с ДД.ММ.ГГГГ и представляет расчет, согласно которому на ДД.ММ.ГГГГ размер его среднего заработка за время вынужденного прогула составляет исходя из заработной платы за 6 месяцев – 58411 рублей 03 копейки/ 118 рабочих дней I-го полугодия = 495 рублей в день х 51 день вынужденного прогула, что составляет 25245 рублей.
Однако суд не может согласиться с представленным расчетом в части начала течения периода вынужденного прогула.
Согласно статье 14 ТК РФ, течение сроков, с которыми Трудовой кодекс РФ связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей. По смыслу казанной статьи, течение сроков, с которыми связанно прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.
Судом установлено и сторонами не оспаривается, что днем увольнения ФИО1 с ФИО11 является дата ДД.ММ.ГГГГ, что в соответствии со ст. 14 и ст. 84.1 ТК РФ, является последним рабочим днем истца, соответственно расчет оплаты вынужденного прогула должен начинать производиться не с ДД.ММ.ГГГГ, а со следующего за ним рабочего дня – ДД.ММ.ГГГГ.
Сторонами не оспаривается принцип расчета среднего заработка за время вынужденного прогула, потому суд берет за основу указанный расчет и применяет его с учетом уточненных дат для начала расчета с ДД.ММ.ГГГГ по день вынесения решения суда (согласно ст. 394 ТК РФ суд в данной части выходит за пределы исковых требований) - ДД.ММ.ГГГГ, что составляет исходя из заработной платы за 6 месяцев – 58411 рублей 03 копейки/ 118 рабочих дней I-го полугодия = 495 рублей в день х 52 дня вынужденного прогула, что составляет 25740 рублей. Указанная сумма оплаты вынужденного прогула подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.
Кроме того, истцом было заявлено требование о взыскании в его пользу с ФИО11 компенсация морального вреда в сумме 30000 рублей. Свои доводы в указанной части иска ФИО1 обосновывает тем, что незаконным увольнением с предприятия с формулировкой «за разглашение коммерческой тайны» ему причинены нравственные страдания, поскольку ранее с исполняющим обязанности директора ФИО9 они состояли в дружеских отношениях и подобных действий с его стороны он не ожидал, а также тем, что знаком со многими предпринимателями и деловыми людьми и его репутация, как делового человека, при увольнении с предприятия с указанной формулировкой негативно скажется в дальнейшей его карьере.
Согласно ст. 237 Трудового кодекса РФ, моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Требования истца о взыскании в его пользу с ФИО11 морального вреда в сумме 30000 рублей, суд считает подлежащими удовлетворению частично и подлежащим снижению, с учетом обстоятельств дела, принципов разумности, справедливости, соразмерности причиненных истцу нравственных страданий, и считает необходимым удовлетворить их в размере 10000 рублей. В оставшейся части в удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда надлежит отказать.
Кроме того, истцом были заявлены требования о возмещении понесенных им по делу судебных расходов, общая сумма которых составляет 13000 рублей, что включает в себя расходы по составлению искового заявления в сумме 2500 рублей и расходы на представителя истца в судебных процессах в сумме 10500 рублей, что подтверждается квитанциями, приобщенными к материалам дела.
Согласно ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. Таким образом, суд удовлетворяет требование истца в указанной части и считает возможным взыскать в его пользу с ответчика расходы по составлению искового заявления в сумме 2500 рублей.
Исходя их положения ст.100 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходу на оплату услуг представителя в разумных пределах.
Таким образом, исходя их принципа разумности, справедливости, сложности дела, времени рассмотрения дела в суде, количества и роли представителя истца адвоката ФИО3, оказание им фактической юридической помощи истцу, суд считает необходимым снизить, подлежащую к взысканию с ответчика, сумму судебных расходов, понесенных истцом по оплате услуг представителя до 7000 рублей.
В оставшейся части в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов надлежит отказать.
В соответствии со ст. 103 ГПК РФ, с ФИО11 в доход государства надлежит взыскать государственную пошлину в размере 4972 руб. 20 коп..
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд
решил:
Исковые требования ФИО1 к ФИО11 о восстановлении на работе удовлетворить частично.
Признать незаконным изданный руководителем ФИО11 Приказ №-К от ДД.ММ.ГГГГ об увольнении ФИО1 по п.п.в) п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ за разглашение коммерческой тайны.
Восстановить ФИО1 в должности заместителя директора – начальника участка ПБ ГК ФИО11.
Взыскать с ФИО11 в пользу ФИО1 :
- в счет оплаты вынужденного прогула – 25740 рублей;
- в счет компенсации морального вреда – 10000 рублей;
- в счет возмещения судебных расходов по составлению искового заявления – 2500 рублей;
- в счет возмещения судебных расходов по оплате услуг представителя – 7000 рублей.
В удовлетворении исковых требований ФИО1 к ФИО11 в оставшейся части отказать.
Взыскать с ФИО11 в доход государства государственную пошлину в размере 4972 руб. 20 коп..
Настоящее решение суда в части восстановления ФИО1 на работе подлежит немедленному исполнению.
Решение может быть обжаловано, в течение 10 дней с момента его принятия в окончательной форме, в Верховный суд Удмуртской Республики.
В окончательной форме решение принято 17 октября 2010 года.
Судья Заварзин П.А.

Вернуться к списку