Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
г. Верхняя Пышма 11 Октября 2011 года
Верхнепышминский городской суд Свердловской области в составе: председательствующего судьи - Мочаловой Н.Н.
при секретаре - Болдуевой А.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Шабалиной Ирины Сергеевны к обществу с ограниченной ответственностью «УГМК - ОЦМ» о признании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, незаконными, о взыскании заработной платы, о компенсации морального вреда,
установил:
Шабалина И.С. обратилась в суд с иском ООО «УГМК - ОЦМ» о признании незаконными приказов о привлечении ее дисциплинарной ответственности, незаконными: <данные изъяты>., о компенсации морального вреда в размере 220 000 рублей.
В обоснование своих требований Шабалина И.С. ссылается на то, что с ДД.ММ.ГГГГ. по настоящее время она состоит в трудовых отношениях с ООО «УГМК-ОЦМ», работая на данном предприятии в должности <данные изъяты>
Приказом генерального директора ООО «УГМК-ОЦМ» - Банникова А.Г. <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании» за нарушение трудовой дисциплины ей объявлено замечание. В качестве основания для применения дисциплинарного взыскания в приказе указано, что заместителем главного бухгалтера по налогообложению ООО «УГМК - ОЦМ» Шабалиной И.С. ДД.ММ.ГГГГ. было допущено нарушение трудовой дисциплины - разглашение служебной информации, ставшей ей известной в связи с исполнением должностных обязанностей.
С вышеуказанным приказом она не согласна, считает, что данный приказ является незаконным и необоснованным, поскольку с ее стороны не было допущено нарушение трудовой дисциплины - разглашение служебной информации.
Согласно распоряжения главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ» ФИО4 № от ДД.ММ.ГГГГ. «О предоставлении информации, составляющей коммерческую тайну» утвержден перечень информации, составляющей коммерческую тайну, согласно приложению №, и список сотрудников бухгалтерии, допущенных к информации, составляющей коммерческую тайну. Из приложения № к приказу следует, что в перечень информации, составляющей коммерческую тайну, входит: оклады сотрудников, размер начисленной заработной платы, за исключением по личному заявлению сотрудника; расчеты с бюджетом; остатки средств на расчетном счете; содержание налоговых деклараций.
ДД.ММ.ГГГГ., находясь на своем рабочем месте, она получила списки работников со сведениями о начислении премии сотрудникам, в связи с праздником «День металлурга» Во время технического перерыва, в этот же день, в 15:30 часов, со стороны работников бухгалтерии, ей был задан вопрос о том, что всем ли сотрудникам будет выплачена премия. На ответила, что не всем. Через 30 минут от главного бухгалтера предприятия она узнала, что службу безопасности ООО «УГМК - ОЦМ» стало известно о разглашении с ее стороны коммерческой тайны, об обсуждении распоряжения директора предприятия. Однако, считает, что известную ей информацию о премировании работников, она не разглашала. Указание на то, что премия будет начислена не всем, коммерческой тайной не считает.
Приказом генерального директора ООО «УГМК-ОЦМ» Банникова А.Г. <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании» ей как заместителю главного бухгалтера объявлен выговор.
В качестве основания для применения дисциплинарного взыскания в приказе указано: в связи с ненадлежащим выполнением должностных обязанностей, а именно, нарушение должностной инструкции <данные изъяты> ООО «УГМК - ОЦМ» от ДД.ММ.ГГГГ., в части: п.2.2. - сбор в течение отчетного периода, согласно графику документооборота, аналитических налоговых реестров; п.2.4. - подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета для составления отчетности организации, полномочия единоличного исполнительного органа, которые переданы ООО «УГМК-ОЦМ», балансы за год; п.2.6. - работа с налоговыми органами: ответы на требования по запросам налоговых органов, переписка, направление запроса в налоговые инспекции. В данном приказе указано, что допущенные нарушения повлекли за собой переплату налоговых обязательств ООО «ТД «КЗОЦМ», являющегося дочерним предприятием ОАО «КЗОЦМ», управляющим предприятием которого является «УГМК-ОЦМ».
С вышеуказанным приказом она также не согласна, считает его незаконным, так как нарушений должностной инструкции она не допускала. Поскольку в добровольном порядке со стороны ИФНС было отказано в возмещении сумм переплаты по налогам за 2006 год, то этим вопросом, считает, должны были заниматься юристы. С ее стороны нарушений должностной инструкции, указанных в приказе <данные изъяты> допущено не было.
Приказом коммерческого директора ООО «УГМК - ОЦМ» ФИО5 (с полномочиями, на тот момент, генерального директора, на основании приказа <данные изъяты>., ей был объявлен выговор, в связи с ненадлежащим выполнением обязанностей, а именно, за нарушение должностной инструкции в части п.2.4., в соответствии с которой, в обязанности <данные изъяты> входит подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета, для составления отчетности организаций, полномочия единоличного исполнительного органа которых переданы ООО «УГМК-ОЦМ».
В качестве основания для применения дисциплинарного взыскания в приказе указано, что согласно выписке из электронной почты главного бухгалтера ФИО6, ДД.ММ.ГГГГ. на ее электронную почту было направлено письмо с приложением требуемых к заполнению форм, с поручением выполнения задания в срок до ДД.ММ.ГГГГ.: внесения данных в таблицы «Сведения о дебиторской задолженности предприятий и филиалов, входящих в состав ООО «УГМК-ОЦМ» в бюджетные и внебюджетные фонды. Согласно данному приказу, по истечении указанного срока, поручение не было выполнено, а работник от предоставления письменного объяснения отказался.
С вышеуказанным приказом она также не согласна, считает его необоснованным и незаконным, поскольку нарушений должностной инструкции она не допускала. После получения задания, она обратилась к главному бухгалтеру ФИО6 за его разъяснением, так как заводы сами направляли по электронной почте информацию по налоговым проверкам, непосредственно в УГМК - Холдинг, либо в ООО «УГМК-ОЦМ». Кроме того, чтобы выполнить указанное задание, она должна была быть направлена работодателем в командировку на предприятия, чтобы получить необходимые сведения для выполнения порученного ей задания. Однако в командировку ее работодатель не направил, в указанный главным бухгалтером срок, задание было выполнить невозможно.
Считает, что в результате неоднократного издания работодателем вышеуказанных незаконных приказов о привлечении е дисциплинарной ответственности, ей был причинен моральный вред в виде нравственных и физических страданий, который она оценивает в <данные изъяты>, и исходит из четырехкратного, установленного ей персонального оклада в размере <данные изъяты>. Она испытала сильное нервное напряжение, переживая, у нее нарушился аппетит, пропал сон, ухудшилось состояние здоровья, в связи с чем, она была вынуждена обратиться за медицинской помощью к врачу - невропатологу МУ «Верхнепышминская центральная городская больница». С ДД.ММ.ГГГГ. по настоящее время она находится на амбулаторном лечении, что подтверждается листком нетрудоспособности.
В связи с неоднократными и необоснованными притязаниями со стороны главного бухгалтера, ДД.ММ.ГГГГ. на имя генерального директора, с ее стороны, было вынужденно подано заявление об увольнении по взаимному соглашению сторон, с выплатой по соглашению об оплате труда.
ДД.ММ.ГГГГ., в ходе судебного разбирательства по данному гражданскому делу, Шабалина И.С. обратилась с дополнительным исковым заявлением о взыскании с ООО «УГМК-ОЦМ» заработной платы, в виде разницы между суммой ее заработной платой, и суммой выплаты по листку нетрудоспособности от ДД.ММ.ГГГГ., в размере <данные изъяты>.
В обоснование указанных исковых требований Шабалина И.С. ссылается на то, что в связи с незаконно изданными работодателем вышеуказанными приказами о привлечении ее к дисциплинарной ответственности и наложении дисциплинарных взысканий, психологическим давлением со стороны работодателя, с целью ее увольнения, она была вынуждена обратиться за медицинской помощью. Считает, что ухудшение состояния ее здоровья наступило вследствие незаконных действий работодателя, что подтверждается листком нетрудоспособности от ДД.ММ.ГГГГ. Находясь на амбулаторном лечении, в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. в течение семи дней, она не работала. За указанный период времени, работодателем была произведена оплата по листку нетрудоспособности в размере <данные изъяты> Однако указанная сумма выплаты значительно меньше той суммы заработной платы, которую она могла бы получить, находясь на своем рабочем месте. Считает, что ООО «УГМК-ОЦМ» должно возместить ей разницу между размером ее заработной платы, которую она могла бы получить, работая на предприятии, и размером выплаты, в виде пособия по листку нетрудоспособности, которую она получила, находясь на амбулаторном лечении, согласно следующему расчету: <данные изъяты>
В судебном заседании истец Шабалина И.С. и ее пре6дставитель - Минин В.В., допущенный к участию в деле, в порядке ч.6 ст.53 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исковые требования поддержали в полном объеме. По обстоятельствам дела дали объяснения, аналогичные - указанным в исковом заявлении. Шабалина И.С. просила признать приказы о привлечении ее дисциплинарной ответственности: <данные изъяты>., незаконными, взыскать с ООО «УГМК-ОЦМ» в ее пользу в счет компенсации морального вреда - <данные изъяты>, в счет выплаты заработной платы - <данные изъяты>.
Представитель ответчика - ООО «УГМК - ОЦМ» - Маряшин Е.И., действующий на основании доверенности № 7 от 11.01.2011., в судебном заседании исковые требования Шабалиной И.С. не признал в полном объеме, ссылаясь на то, что оспариваемые Шабалиной И.С. приказы о привлечении ее дисциплинарной ответственности никакого значения не имеют, поскольку на момент рассмотрения судом данного гражданского дела, Шабалина И.С. с предприятия ООО «УГМК-ОЦМ, уволилась. Кроме того, считал, что все вынесенные в отношении Шабалиной И.С. приказы, являются обоснованными и законными, с соблюдением порядка привлечения работника к дисциплинарной ответственности. <данные изъяты> «О дисциплинарном взыскании» Шабалиной И.С. как <данные изъяты> было объявлено замечание за допущенное нарушение трудовой дисциплины - разглашение служебной информации, ставшее известным в связи с исполнением должностных обязанностей, а именно, нарушением п 7.12. стандарта «УГМК -ОЦМ» об обеспечении режима сохранности коммерческой тайны, п.п.2.1.,3.2. Правил внутреннего трудового распорядка. Привлекая Шабалину И.С. данным приказом к дисциплинарной ответственности, работодатель считал разглашением коммерческой тайны сообщение работникам бухгалтерии сведений о составе работников подлежащих и неподлежащих премированию. По данному случаю была проведена служебная проверка в ходе которой, разглашение коммерческой тайны Шабалиной И.С. было подтверждено.Приказом <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании» Шабалиной И.С. был объявлен выговор, в связи с ненадлежащим выполнением должностных обязанностей: п.2.2., 2.4.,2.6., а именно, в невыполнении обязанностей по проведению работы с налоговыми органами по возмещению дочерним предприятиям налога НДС, в частности, со стороны Шабалиной И.С. было допущено бездействие по подаче в ИФНС акта сверки по уплате налога дочерними предприятиями, в результате ИФНС отказало в возврате сумм налога в связи с пропуском срока. Приказом <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании», Шабалиной И.С. был объявлен выговор, в связи с ненадлежащим выполнением обязанностей, а именно, за нарушение должностной инструкции в части п.2.4., за неисполнение задания главного бухгалтера, полученного Шабалиной И.С. по электронной почте, по подготовке данных по участкам налогового учета для составления отчетности организаций. До издания приказов: от ДД.ММ.ГГГГ., от ДД.ММ.ГГГГ., у Шабалиной И.С. были отобраны письменные объяснения, перед изданием приказа от ДД.ММ.ГГГГ., был составлен акт об отказе от дачи объяснений.
Выслушав истца, его представителя, представителя ответчика, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к следующему.
В соответствии с ч.1 ст.192 трудового кодекса Российской Федерации, за совершение дисциплинарного проступка, за неисполнением или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить к работнику дисциплинарные взыскания, к числу которых относятся: замечание, выговор.
Из ч.5 ст.192 трудового кодекса Российской Федерации, следует, что при наложении дисциплинарного взыскания, должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
Согласно ч.1 ст. 193 трудового кодекса Российской Федерации, до применения дисциплинарного взыскания, работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.
Согласно ч.3 ст. 193 трудового кодекса Российской Федерации дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске.
Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе.
Дисциплинарное взыскание может быть обжаловано работником, согласно ч.7 ст. 193 трудового кодексаРоссийской Федерации, в органы по рассмотрению индивидуальных трудовых споров к числу которых, согласно ст. 382 трудового кодекса Российской Федерации, относятся суды.
Как следует из приказа ООО «УГМК-ОЦМ» <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании», в связи с допущенным <данные изъяты> - Шабалиной И.С., нарушения трудовой дисциплины - разглашение служебной информации, ставшее ей известным в связи с исполнением должностных обязанностей, Шабалиной И.С. объявлено замечание.
Из приказа ООО «УГМК-ОЦМ» <данные изъяты>., в связи с ненадлежащим выполнением должностных обязанностей <данные изъяты> - Шабалиной И.С., а именно - нарушение должностной инструкции от ДД.ММ.ГГГГ.: п.2.2. «Сбор в течение отчетного периода, согласно графику документооборота, аналитических налоговых регистров»; п.2.4. «Подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета для составления отчетности организаций, полномочия единоличного исполнительного органа которых, переданы ООО «УГМК-ОЦМ», балансы за год»; п.2.6. «Работа с налоговыми органами: ответы на требования по запросам налоговых органов, переписка, направление запросов в налоговые инспекции», Шабалиной И.С. объявлен выговор.
Согласно приказу ООО «УГМК-ОЦМ» <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании», на Шабалину И.С. - заместителя главного бухгалтера по налогообложению наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора, за ненадлежащее выполнение обязанностей, в связи с нарушением должностной инструкции в части п.2.4., в соответствии с которым в обязанности заместителя главного бухгалтера по налогообложении. Входит подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета для составления отчетности организаций, полномочия единоличного исполнительного органа которых переданы ООО «УГМК-ОЦМ».
В подтверждение обоснованности вышеуказанных приказов, и соблюдения порядка увольнения, представителем ответчика в ходе судебного разбирательства по данному делу представлены:
акт о неисполнении должностных обязанностей от ДД.ММ.ГГГГ. (к <данные изъяты>.), из которого следует, что до подписания приказа о премировании и начислении премии, заместитель главного бухгалтера по налогообложению - Шабалина И.С. допустила разглашение информации о персональном составе работников, подлежащих и не подлежащих премированию, сообщив другим бухгалтерам, в частности, бухгалтеру ФИО9 о том, что ФИО14 ФИО10 премирован не будет ко дню Металлурга, а другие сотрудники будут премированы. Бухгалтер ФИО9 данный акт подписать отказалась, бухгалтер ФИО11 указала в акте, что размеры начислений Шабалиной И.С. не разглашались;
служебная записка директора по безопасности и режиму ООО «УГМК -ОЦМ» - ФИО12 на имя генерального директора ФИО3, от ДД.ММ.ГГГГ., из которой следует, что коммерческой тайной предприятия являются должностные оклады сотрудников, размеры начислений, их разглашение является служебным проступком. ФИО12 предлагает по результатам проверки объявить Шабалиной И.С. замечание (<данные изъяты>.);
пояснительная записка Шабалиной И.С. по безопасности и режиму ООО «УГМК-ОЦМ»-ФИО12 от ДД.ММ.ГГГГ., в которой Шабалина И.С. указывает, что на вопрос других бухгалтеров о том, что будет ли премия для нового работника, она ответила лишь нет, не приводя при этом, никаких цифр, и не обсуждая приказ директора (<данные изъяты>.);
объяснения Шабалиной И.С. от ДД.ММ.ГГГГ. ( <данные изъяты>.), из смысла и содержания которых следует, что работа по налогам с дочерними предприятиями, в частности с Кировским заводом - ООО «КЗОЦМ», в ее обязанности как заместителя главного бухгалтера по налогообложению ООО «УГМК-ОЦМ», не входит. Заданий от главного бухгалтера по работе с дочерними предприятиями, в том числе, с Кировским заводом, ни в устной, ни в письменной форме, не поступало;
акт о не предоставлении работником письменного объяснения в связи с совершением дисциплинарного проступка № от ДД.ММ.ГГГГ.(к <данные изъяты>.), из которого следует, что ДД.ММ.ГГГГ. Шабалиной И.С. было предложено представить до ДД.ММ.ГГГГ. письменное объяснение по факту неисполнения поручения по представлению информации о состоянии налоговых расчетов и обязательств, в установленный срок Шабалина И.С. объяснения не представила, мотивируя свой отказ писать объяснительную записку.
Истцом в подтверждение заявленных исковых требований, кроме вышеуказанных приказов, ее объяснений от ДД.ММ.ГГГГ. (к приказу от ДД.ММ.ГГГГ.), представлены:
письма, направленные по электронной почте в адрес ЗАО «Кольчугцветмет» (к приказу от ДД.ММ.ГГГГ.), и в адрес ОАО ОЦМ Кировский завод, в качестве подтверждения ранее выполненной работы, за невыполнение которой она привлечена к дисциплинарной ответственности приказом от ДД.ММ.ГГГГ.;
служебная записка от ДД.ММ.ГГГГ., на имя главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ» о необоснованности предъявляемых к ней претензий по поводу неисполнения должностных обязанностей; должностная инструкция заместителя главного бухгалтера по налогообложению ООО «УГМК-ОЦМ» от ДД.ММ.ГГГГ.
В подтверждение своих исковых требований о взыскании недополученной заработной платы и компенсации морального вреда, истцом представлены:
копия листка нетрудоспособности от ДД.ММ.ГГГГ. со сведениями о нахождении на амбулаторном лечении с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ.;
расчетный лист за август 2011 года, со сведениями об оплате больничного листа, соглашение об оплате труда к трудовому договору № от ДД.ММ.ГГГГ. со сроком действия с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ. со сведениями об установлении персонального оклада в размере <данные изъяты>;
заявление на имя генерального директора ООО «УГМК - ОЦМ» ФИО3 об увольнении по взаимному соглашению сторон от ДД.ММ.ГГГГ., с резолюцией директора от ДД.ММ.ГГГГ. «возражаю», со сведениями об увольнении и выплатой заработной платы по указанному соглашению об оплате труда, в связи с неоднократными, необоснованными претензиями, со стороны главного бухгалтера, о неисполнении должностных обязанностей;
для обозрения, в судебном заседании истцом было представлено заключение аудиторской фирмы ООО «Новый аудит» за второе полугодие 2010 года со сведениями аудиторской проверки, из которого следует, что в части работы по налогам, нарушений и невыполненной работы, не обнаружено (к приказу от ДД.ММ.ГГГГ. о привлечении к дисциплинарной ответственности за невыполненную работу по налогам).
Таким образом, исследовав все доказательства по делу, в их совокупности, на основе полного, объективного, всестороннего и непосредственного исследования, суд приходит к выводу о частичном удовлетворении исковых требований Шабалиной И.С., по следующим основаниям.
В соответствии с ч.1 ст. 56 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих исковых требований и возражений по иску.
Как следует из смысла и содержания ст.192 трудового кодекса Российской Федерации, дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя)
Субъектом дисциплинарного проступка является работник, состоящий в трудовых правоотношениях с организацией, и нарушающий трудовую дисциплину.
Субъективной стороной дисциплинарного проступка выступает вина со стороны работника. Она может быть в форме умысла или по неосторожности.
Объект дисциплинарного проступка - внутренний трудовой распорядок организации.
Объективной стороной выступают вредные последствия и прямая связь между ними и действием (бездействием) правонарушителя.
С учетом того, что одним из признаков дисциплинарного проступка является вина работника, не может рассматриваться как должностной проступок, неисполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей работником по причинам, от него не зависящим.
Противоправность действий или бездействия работника означает, что они должны не соответствовать законам, иным нормативным правовым актам, в том числе, должностным инструкциям. Любые действия работника, соответствующие законам и иным нормативным правовым актам, в том числе, положениям должностной инструкции, являются правомерными, и не могут квалифицироваться как дисциплинарный проступок.
При этом, необходимо учитывать, что дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействия) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.
Как следует из правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, сформулированной в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004. № 2, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.
При толковании правовой позиции Верховного суда Российской Федерации, сформулированной в п. 53 вышеуказанного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, о том, что если, при рассмотрении дел о восстановлении на работе, суд придет к выводу о том, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен, учитывая, что в данном пункте речь идет об учете обстоятельств при применении дисциплинарного взыскания (увольнения), также как замечание и выговор, регламентированного ст.192 трудового кодекса Российской Федерации, Суд считает, что по аналогии, указанная правовая позиция Верховного Суда Российской Федерации, может быть отнесена и к рассмотрению дел об оспаривании законности приказов о применении работодателем к работниками указанных дисциплинарных взысканий и в виде замечания и выговора.
Суд также обращает внимание на правовую позицию Конституционного Суда, сформулированную в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.09.2010. № 1091-О-О (аналогичную позицию Свердловского областного суда - в определении от 17.04.2008. по делу № 33-2163/2008), данной с учетом содержания и смысла вышеуказанной правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, в п.53 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004. № 2, из которой следует, что обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации, и признаваемых Российской Федерацией, как правовым государством общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм, в этих целях, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (ч. 5 ст. 192 трудового кодексаРоссийской Федерации), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.
С учетом вышеуказанных правовых позиций: Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Свердловского областного суда, осуществляя судебную проверку законности оспариваемых работником приказов работодателя о наложении на него дисциплинарных взысканий, при разрешении данного дела, суд исходит из общих принципов юридической и дисциплинарной ответственности (в частности, таких, как справедливость, соразмерность, законность), с учетом установленных по делу обстоятельств, в их совокупности.
В судебном заседании установлено, что истец и ответчик состояли в трудовых правоотношениях в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ., что подтверждается объяснениями сторон, и трудовым договором № от ДД.ММ.ГГГГ., заключенным между ООО «УГМК-ОЦМ», выступающим в качестве работодателя, и Шабалиной И.С., выступающей в качестве работника. Согласно данному трудовому договору, Шабалина И.С. принята на работу в ООО «УГМК-ОЦМ» на должность <данные изъяты>, на неопределенный срок.
Несмотря на отсутствие в материалах дела приказа об увольнении, в судебном заседании установлено, что на основании приказа ООО «УГМК-ОЦМ», ДД.ММ.ГГГГ. Шабалина И.С. с указанного предприятия уволена по п.3 ч.1 ст.77 трудового кодекса Российской Федерации, по инициативе работника (собственному желанию). Данное обстоятельство подтверждено в судебном заседании: как объяснениями истца, так и объяснениями представителя ответчика.
В судебном заседании установлено, что в период работы на ООО «УГМК - ОЦМ», приказами ООО «УГМК-ОЦМ»: <данные изъяты>. «О дисциплинарных взысканиях», Шабалина И.С. привлечена к дисциплинарной ответственности, с применением к ней дисциплинарных взысканий: в виде замечания - приказом <данные изъяты>., за нарушение трудовой дисциплины, в связи с разглашением служебной информации, ставшей ей известной в связи с исполнением должностных обязанностей; в виде выговора - приказом <данные изъяты>, за ненадлежащее выполнение должностных обязанностей, а именно, за нарушение должностной инструкции: п.п.2.2.,2.4.,2.6., повлекшее за собой переплату дочерним предприятием ОАО «КЗОЦМ» - ООО ТД «КЗОЦМ», переплату налоговых обязательств; в виде выговора - приказом № от ДД.ММ.ГГГГ., за невыполнение должностных обязанностей (п.2.4. должностной инструкции), а именно, поручения главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ» по внесению данных в таблицы «Сведения о дебиторской задолженности бюджетных и внебюджетных фондов по предприятиям и филиалам, входящим в ООО «УГМК-ОЦМ», «Сведения о проводимых налоговых проверках по предприятия, входящих в состав ООО «УГМК-ОЦМ», в срок до ДД.ММ.ГГГГ.
Проанализировав вышеуказанные приказы, в совокупности с установленными в судебном заседании обстоятельствами, с учетом исследования в судебном заседании доказательств, представленных сторонами, суд приходит к выводу о том, что приказы ООО «УГМК - ОЦМ»: от ДД.ММ.ГГГГ. <данные изъяты> «О дисциплинарном взыскании»; от ДД.ММ.ГГГГ. <данные изъяты> «О дисциплинарном взыскании», являются незаконными, по следующим основаниям.
Как следует из приказа № от ДД.ММ.ГГГГ., объяснений представителя ответчика в судебном заседании, к истцу данным приказом применено дисциплинарное взыскание в виде замечания, за разглашение служебной информации, в связи с передачей другим сотрудникам бухгалтерии информации, связанной с премированием работников, что является нарушением п.2.1. правил внутреннего трудового распорядка, п.3.2., п.7.12. «Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны в ООО «УГМК ОЦМ».
Однако как следует из абз.6 п.2.1. Правил внутреннего распорядка работников ООО «УГМК-ОЦМ» (утвержденных генеральным директором, ДД.ММ.ГГГГ.), данный пункт правил указывает на обязанность работников не использовать сведения, полученные в силу служебного положения, и определенные специальными документами предприятия как коммерческая тайна, распространение которой может нанести вред предприятию и ее работникам, для выступлений и публикаций в средствах массовой информации, как в России, так и за ее пределами.
Из п.7.12. «Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны в ООО «УГМК ОЦМ» (утвержденного генеральным директором, ДД.ММ.ГГГГ.), следует, что сотрудникам, допущенным к коммерческой тайне, запрещается: вести переговоры о коммерческой тайне по незащищенным линиям связи; использовать сведения коммерческой тайны в неслужебной переписке, диссертациях, в открытых статьях изданиях, докладах, выступлениях; сообщать устно или письменно кому-либо (в том числе, родственникам) сведения о коммерческой тайне, если это не вызвано служебной необходимостью; сообщать какие-либо сведения о производимых работах по коммерческой тайне; выносить из подразделений, работать с документами, имеющими гриф «КТ», на дому, без письменного разрешения директора по направлению предприятия; делать записи, которые могут стать известными посторонними лицами.
Из раздела 3 «Определения и общие положения» вышеуказанного Стандарта, следует, что коммерческой тайной является конфиденциальная информация, позволяющая ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах, увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг, или получать иную коммерческую выгоду.
Согласно п. 5 перечня информации, составляющей коммерческую тайну, по ООО «УГМК-ОЦМ» (утвержденного генеральным директором ООО «УГМК-ОЦМ», ДД.ММ.ГГГГ.), для бухгалтерии, информацией, содержащую коммерческую тайну, является информация о должностных окладах сотрудников, размер начисления заработной платы, за исключением начислений по личному заявлению сотрудника.
Как установлено в судебном заседании, Шабалина И.С. приказом от ДД.ММ.ГГГГ. была подвергнута дисциплинарному взысканию в виде замечания, за то, что в пределах бухгалтерии, другим работникам, являющимися также бухгалтерами, рассказала о том, что новому работнику ФИО15 ФИО10, премия не начислена.
Доводы представителя ответчика о том, что вышеуказанная информация является коммерческой тайной, а, следовательно, нарушением п.2.1. правил внутреннего трудового распорядка, п.3.2., п.7.12. «Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны в ООО «УГМК ОЦМ», и основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности, Суд считает несостоятельными, поскольку то обстоятельство, что со стороны Шабалиной И.С. была разглашена конфиденциальная информация, позволяющая ей получать коммерческую выгоду (№ Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны), информация о должностных окладах сотрудников, размер начисления заработной платы (<данные изъяты>, составляющей коммерческую тайну, по ООО «УГМК-ОЦМ, для бухгалтерии), в судебном заседании не установлено.
Нарушения п<данные изъяты> «Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны в ООО «УГМК ОЦМ», со стороны Шабалиной И.С., отсутствовали, поскольку те обстоятельства, что Шабалина И.С. вела переговоры о коммерческой тайне по незащищенным линиям связи, либо использовала сведения коммерческой тайны в неслужебной переписке, диссертациях, в открытых статьях изданиях, докладах, выступлениях, либо сообщала устно или письменно кому-либо (в том числе, родственникам) сведения о коммерческой тайне, либо сообщала какие-либо сведения о производимых работах по коммерческой тайне, или выносила домой из бухгалтерии какие-либо документы, имеющие гриф «КТ», без письменного разрешения директора предприятия, либо делала записи, которые могли стать известными посторонним лицам, в судебном заседании также не установлены.
Не имелось, со стороны Шабалиной И.С. и нарушений п.2.1. Правил внутреннего распорядка работников ООО «УГМК-ОЦМ» (утвержденных генеральным директором, ДД.ММ.ГГГГ.), поскольку использование Шабалиной И.С. сведений, полученных в силу служебного положения, и определенных специальными документами предприятия как коммерческая тайна, для выступлений и публикаций в средствах массовой информации, как в России, так и за ее пределами, в судебном заседании не установлено.
Не установлено в судебном заседании и нарушения, со стороны Шабалиной И.С., п.2.1. правил внутреннего трудового распорядка, в части нанесения вреда предприятию, распространением каких-либо сведений, составляющих коммерческую тайну.
Доводы представителя ответчика о том, что разглашение, со стороны Шабалиной И.С., информации, относящейся к коммерческой тайне, подтверждено актом о неисполнении должностных обязанностей от ДД.ММ.ГГГГ., Суд считает несостоятельными, так как: во-первых, в судебном заседании установлено, что информация, которая Шабалиной И.С. была сообщена работникам бухгалтерии, к коммерческой тайне, как указано выше, не относится; во-вторых, представленный представителем ответчика акт содержит сведения о том, что до подписания приказа о премировании и начислении премии, Шабалина И.С. допустила разглашение информации о персональном составе работников, подлежащих, и не подлежащих премированию, которые своего подтверждения в судебном заседании не нашли. Как указано выше, в судебном заседании установлено, что Шабалина И.С. сообщила другим работникам бухгалтерии о том, что не начислена премия одному из работников, каких-либо иных сведений, в том числе, о других работниках, Шабалиной И.С., не указывалось.
Из служебной записки директора по безопасности ФИО12 от ДД.ММ.ГГГГ., следует что директор по безопасности и режиму указывает, что Шабалина И.С. лишь поделилась с <данные изъяты> той информацией, касающейся премирования работников, что «кто получит, кто не получит», не называя цифр.
Согласно п.5 ст.5 Федерального закона от 29.07.2004. «О коммерческой тайне», сведения о составе работников, о системе оплаты труда, коммерческой тайной не является.
Кроме того, суд обращает внимание на то, что представленный представителем ответчика акт от ДД.ММ.ГГГГ. всеми лицами состава комиссии, не подписан, в частности, ФИО9 (на сообщение которой указанной информации представитель ответчика ссылался), от подписания данного акта отказалась, что подтверждается записью в акте об этом, с подписью ФИО9 Из записей в данном акте бухгалтера ФИО11 следует, что размер начислений и суммы начислений, Шабалиной И.С., не раскрывались.
Проанализировав вышеуказанный, представленный представителем ответчика акт от 11.07.2011., учитывая, что сведения данного акта опровергаются другими письменными доказательствами по делу, в том числе, также представленными ответчиком, суд во внимание как доказательство позиции представителя ответчика, не принимает, и обращает внимание на то, что оригинал данного документа, суду не представлен.
В соответствии с ч.7 ст.67 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа, если не представлен оригинал документа, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.
Суд также обращает внимание на объяснения представителя ответчика о том, что поводом для служебного расследования, и привлечения Шабалиной И.С. к дисциплинарной ответственности на основании указанного акта, приказом от ДД.ММ.ГГГГ., явилась служебная записка директора по безопасности ФИО12, однако, как следует из данной служебной записки, директор по безопасности и режиму, без проведения служебной проверки, еще не зная ее результата, и не установив факта дисциплинарного проступка, сразу указывает на то, что по результатам служебной проверки предлагает за допущенное нарушение объявить Шабалиной И.С. замечание.
При оценке того обстоятельства, что Шабалина И.С. сообщила о не начисленной премии одному из работников бухгалтерии, суд обращает внимание на то, что в соответствии с <данные изъяты> представленного представителем ответчика «Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны в ООО «УГМК ОЦМ», работники ООО «УГМК - ОЦМ» пользуются взаимной информацией в пределах служебных отношений, с соблюдением установленных норм и правил работы с документами, имеющими гриф «КТ». При толковании данного пункта в совокупности с п. <данные изъяты> «Стандарта «УГМК-ОЦМ» по обеспечению режима сохранности коммерческой тайны в ООО «УГМК ОЦМ», согласно которому, запрещается вести переговоры об информации, содержащей коммерческую тайну, только по незащищенным линиям связи, учитывая, что поскольку указанная информация была сообщена только лишь работникам бухгалтерии, которые все обязаны сохранять коммерческую тайну, и в пределах бухгалтерии, по мнению суда, распространение информации, вообще отсутствует.
Поскольку в судебном заседании установлено, что дисциплинарный проступок (виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей: нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя), со стороны Шабалиной И.С., отсутствовал, приказ ООО «УГМК-ОЦМ <данные изъяты>. ни требованиям закона, ни внутренним локальным нормативным актам ООО «УГМК-ОЦМ», не соответствует, принципам юридической, а, следовательно, и дисциплинарной, ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм, не отвечает, вышеуказанный приказ ООО «УГМК-ОЦМ, является незаконным.
Приказ <данные изъяты>.»О дисциплинарном взыскании», которым к Шабалиной И.С. применено дисциплинарное взыскание за ненадлежащее выполнение своих должностных обязанностей, суд также считает незаконным, по следующим основаниям.
Как следует из указанного приказа, ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, за что к Шабалиной И.С. было применено дисциплинарное взыскание в виде выговора, выразилось в том, что с ее стороны было допущено нарушение должностной инструкции от 02.07.2007.: п.2.2. «Сбор в течение отчетного периода, согласно графику документооборота, аналитических налоговых регистров»; п.2.4. «Подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета для составления отчетности организаций, полномочия единоличного исполнительного органа которых, переданы ООО «УГМК-ОЦМ», балансы за год»; п.2.6. «Работа с налоговыми органами: ответы на требования по запросам налоговых органов, переписка, направление запросов в налоговые инспекции». Как следует из обоснования указанного приказа, нарушение Шабалиной И.С. п.п.2.2.,2.4.,2.6. должностной инструкции повлекло за собой <данные изъяты>
В подтверждение наступивших последствий в виде переплаты дочерним предприятиями ОАО «КЗОЦМ» - ООО ТД «КЗОЦМ» налоговых обязательств, представителем ответчика представлена ксерокопия полученного по факсу письма инспекции Федеральной налоговой службы по г. Москва от <данные изъяты>., из которого следует, что <данные изъяты>, по состоянию на 01.01.2010., подтвержденная актом сверки расчетов по налогам. По налогу НДС отказано в возврате налога, так как заявление поступило с нарушением срока, по истечении трех лет со дня уплаты налога.
Проанализировав вышеуказанный приказ и полученное письмо Федеральной налоговой службы <адрес>, с учетом сведений которого, ООО «УГМК-ОЦМ» счел как имевшее место, со стороны Шабалиной И.С., неисполнение должностных обязанностей, Суд считает, что представленное представителем ответчика указанное письмо, не является подтверждением установления, со стороны Шабалиной И.С., дисциплинарного проступка, а, следовательно, оснований для привлечения ее к дисциплинарной ответственности.
В судебном заседании установлено, что Шабалина И.С. состояла в трудовых правоотношениях в должности <данные изъяты>» предприятия ООО «УГМК-ОЦМ». Однако из представленного представителем ответчика письма налоговой инспекции <адрес> следует, что оно касается другого предприятия - Торгового дома Кировского завода ОЦМ (ООО), и было направленно налоговой инспекцией в адрес указанного предприятия.
Доводы представителя ответчика о том, что причиной наступления вышеуказанных последствий в виде переплаты по налоговым обязательствам, явилось следствием неисполнения должностных обязанностей Шабалиной И.С., Суд считает несостоятельными, так как представленное суду письмо Федеральной налоговой службы по <адрес>, направленное в адрес Кировского завода ОЦМ (ООО), на данное обстоятельство не указывает.
Представленный договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа от ДД.ММ.ГГГГ., заключенный между ООО «УГМК-ОЦМ», ОАО «Кировский завода ОЦМ», также указанное обстоятельство не подтверждает. Ни трудовым договором, заключенным между ООО «УГМК-ОЦМ» и Шабалиной И.С., ни должностной инструкцией, которой Шабалина И.С., как <данные изъяты> ООО «УГМК-ОЦМ», руководствовалась, при исполнении своих должностных обязанностей, не предусмотрено выполнение обязанностей Шабалиной И.С. как <данные изъяты> ООО «Кировский завод ОЦМ и (или) ООО ТД «КЗОЦМ».
В судебном заседании установлено, что какого-либо дополнительного соглашения к трудовому договору об исполнении обязанностей заместителя главного бухгалтера по налогообложению указанных предприятий (либо указанных предприятий, либо в рамках должностных полномочий заместителя главного бухгалтера ООО «УГМК ОЦМ») с Шабалиной И.С., не заключалось. Изменения в должностную инструкцию <данные изъяты> ООО «УГМК-ОЦМ», в связи с заключением вышеуказанного договора от ДД.ММ.ГГГГ., не вносилось. Из ст.3 вышеуказанного договора от ДД.ММ.ГГГГ., на который ссылается представитель ответчика, следует, что ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов» имеет свой штат работников, с которыми заключаются самостоятельные трудовые договоры, свои должностные инструкции. Несмотря на то, что утверждение штата работников ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов», заключение с ними трудовых договоров, согласно п.3.1. указанного выше договора, входит в компетенцию управляющей организации - ООО «УГМК-ОЦМ», дисциплинарную ответственность за неисполнение должностных обязанностей, как следует из содержания п.3.1. данного договора, несут работники ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов». Поэтому, логично, что дисциплинарную ответственность и за неисполнение работы с налоговыми органами, также несут работники бухгалтерии ООО «Кировского завода по обработке цветных металлов», а не ООО «УГМК-ОЦМ».
С учетом вышеизложенного, Суд считает, что в судебном заседании нарушений, со стороны Шабалиной И.С., положений должностной инструкции: п.п. 2.2. - сбор в течение отчетного периода, согласно графику документооборота, аналитических налоговых регистров; п.2.4. - подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета для составления отчетности организаций, балансы за год; п.2.6.- работа с налоговыми органами: ответы на требования по запросам налоговых органов, переписка, направление запросов в налоговые инспекции, как заместителя главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ», не установлено. Суд обращает внимание на то, что указание в п.2.4. должностной инструкции, на обязанность, связанную с работой с соответствующими участками, сведений о работе с другими предприятиями, в частности, ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов», не содержит. Из смысла и содержания данного пункта следует, что данная обязанность связана лишь с подготовкой данных по участкам, для выполнения отчетности организациями, их работниками.
Кроме того, суд обращает внимание на то, что неисполнение обязанностей, предусмотренных п.п.2.2.,2.4. должностной инструкции, к наступлению последствий в виде отказа ИФНС в возврате налога, отношения не имеет. Как следует из письма ИФНС <данные изъяты>, в возврате налога отказано по причине несвоевременно поданного заявления о таком возврате. Вышеуказанные пункты должностной инструкции, на обязанность заместителя главного бухгалтера по налогообложению ООО «УГМК-ОЦМ» по подаче заявления о возврате налога в ИФНС, не указывают. Тем более, как указано выше, из представленных суду представителем ответчика, доказательств, в том числе, письменных документов, то обстоятельство, что должностные обязанности работников ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов», исполняют работники ООО «УГМК-ОЦМ», не следует. Осуществление контролирующих функций ООО «УГМК-ОЦМ» по отношению к ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов», не означает выполнение каких-либо функций работниками ООО «УГМК-ОЦМ», за работников ООО «Кировский завод по обработке цветных металлов».
Доводы истца о том, что с ее стороны должностные обязанности заместителя главного бухгалтера по налогообложению ООО «УГМК-ОЦМ», выполнялись надлежащим образом, подтверждением этого являются результаты аудиторской проверки, проведенной ООО «Новый Аудит», Суд считает заслуживающими внимание, так как данные доводы подтверждены представленным суду для обозрения заключением указанной организации, из выводов которого следует, что по результатам проведенной проверки за второе полугодие 2010 года, нарушений в части работы по налогам, не обнаружено. Представителем ответчика, доказательств, опровергающих данное обстоятельство, не представлено. Более того факт проведения указанной аудиторской проверки, и его результаты, подтверждены в судебном заседании представителем ответчика.
В подтверждение обоснованности приказа от ДД.ММ.ГГГГ. о наложении на Шабалину И.С. дисциплинарного взыскания, представитель ответчика ссылался лишь на одно доказательство, в виде письменного документа - письма Федеральной налоговой службы по г. Москве, однако указанный документ представлен суду представителем ответчика только лишь в виде ксерокопии копии этого документа, полученного по факсу, оригинал данного документа суду не представлен.
С учетом требований ч.7 ст.67 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, данное обстоятельство исключает возможность суда принять указанное письмо как доказательство по делу.
Иных доказательств обоснованности и законности приказа <данные изъяты>., представителем ответчика не представлено.
В соответствии с ч.1 ст. 68 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в случае, если сторона, обязанная представить доказательства своих возражений, относительно предъявленных к ней исковых требований, не представляет суду доказательств своих возражений по иску, суд вправе обосновать свои выводы объяснениями другой стороны, и представленными ею доказательствами.
С учетом вышеуказанных требований закона, обосновывая свои выводы о незаконности: как приказа <данные изъяты>., так и приказа <данные изъяты>., суд обосновывает свои выводы объяснениями истца, его представителя, и представленными ими доказательствами.
Что касается приказа ООО «УГМК-ОЦМ <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании», которым к Шабалиной И.С. применено дисциплинарное взыскание в виде выговора, за невыполнение должностных обязанностей (п.2.4. должностной инструкции), а именно, поручения главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ» по внесению данных в таблицы «Сведения о дебиторской задолженности бюджетных и внебюджетных фондов по предприятиям и филиалам, входящим в ООО «УГМК-ОЦМ», «Сведения о проводимых налоговых проверках по предприятия, входящих в состав ООО «УГМК-ОЦМ», в срок до ДД.ММ.ГГГГ., то, с учетом установленных по делу обстоятельств, и подтверждающих их доказательств, Суд считает указанный приказ законным.
В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ. по электронной почте Шабалина И.С., являясь заместителем главного бухгалтера по налогообложению ООО «УГМК-ОЦМ», получила задание, направленное главным бухгалтером ООО «УГМК-ОЦМ- ФИО6 о необходимости выполнить работу по заполнению таблицы в требуемой форме, с внесением сведений: о дебиторской задолженности бюджетных и внебюджетных фондов по предприятиям и филиалам, входящих в ООО «УГМК-ОЦМ», сведений о проводимых налоговых проверках по предприятиям, входящих в ООО «УГМК-ОЦМ», со сроком исполнения ДД.ММ.ГГГГ. Однако данное задание со стороны Шабалиной И.С. выполнено не было.
Вышеуказанные обстоятельства подтверждены в судебном заседании как объяснениями представителя ответчика, представленными им письменными документами в виде указанных форм таблицы, которые истцу требовалось заполнить необходимыми сведениями, по заданию главного бухгалтера предприятия, которому Шабалина И.С. непосредственно подчинялась, так и объяснениями истца, пояснившего в судебном заседании, что получив вышеуказанное задание главного бухгалтера, она его не выполнила, поскольку считала, что в базе данных в компьютере имеется другая таблица с информацией от каждого завода по отдельности, которой возможно воспользоваться для систематизации данных в представленные формы. Кроме того, к указанному периоду времени, она решила уволиться с предприятия, и уже 25.07.2011. написала заявление об увольнении, поэтому выполнять задание не стала.
Как следует из <данные изъяты>. «О дисциплинарном взыскании», Шабалиной И.С. не выполнены должностные обязанности, предусмотренные п. 2.4. должностной инструкции заместителя главного бухгалтера по налогообложению службы главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ».
Из п.1.2. должностной инструкции заместителя главного бухгалтера по налогообложению службы главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ», следует, что он подчиняется главному бухгалтеру ООО «УГМК-ОЦМ».
Согласно п.2.4. должностной инструкции, в должностные обязанности заместителя главного бухгалтера по налогообложению службы главного бухгалтера ООО «УГМК-ОЦМ» входит подготовка данных по соответствующим участкам налогового учета, для составления отчетности организаций, полномочия единоличного исполнительного органа которых, переданы ООО «УГМК-ОЦМ», балансы за год.
В судебном заседании то обстоятельство, что представленное ей главным бухгалтером к исполнению задание, относилось к обязанностям, предусмотренным п.2.4. должностной инструкции, не оспаривалось. Из объяснений истца, данных в судебном заседании, следует, что факт неисполнения данного ей 12.07.2011., главным бухгалтером задания, по сути, также не оспаривается.
Доводы истца о том, что данное главным бухгалтером задание не требовало исполнения, поскольку необходимые сведения для заполнения представленных форм, имелись в базе данных в компьютере, Суд считаетнесостоятельными, поскольку, как установлено в судебном заседании, имевшиеся в базе данных компьютера, сведения, необходимо было систематизировать в единые таблицы, по представленным главным бухгалтером формам, что, со стороны Шабалиной И.С., сделано не было. Данный факт Шабалиной И.С., не отрицался.
Исковые требования Шабалиной И.С. о взыскании с ООО «УГМК-ОЦМ» заработной платы в виде разницы между заработной платой, которую она бы получила, не находясь на листке нетрудоспособности - <данные изъяты>, и размером пособия, полученного, в связи с нахождением на листке нетрудоспособности - <данные изъяты>, в размере <данные изъяты>, удовлетворению не подлежат, по следующим основаниям.
Как следует из дополнительного искового заявления Шабалиной И.С., заявив данные исковые требования, она ссылается, в качестве правового обоснования иска, в этой части, на ст. ст. 1085,1086 гражданского кодексаРоссийской Федерации, однако, как следует из содержания указанных норм закона, они регламентируют правоотношения, в связи с причинением гражданину увечья или иного повреждения здоровья: ст. 1085 гражданского кодекса Российской Федерации - объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья; ст. 1086 гражданского кодекса Российской Федерации - определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья, и никакого отношения к трудовым правоотношениям, в связи с изданием работодателем незаконных приказов о дисциплинарных взыскания, которые регулируются нормами трудового законодательства, не имеют.
То обстоятельство, что в результате издания незаконных приказов, состояние здоровья Шабалиной И.С., ухудшилось, и она находилась на амбулаторном лечении, учтено судом при решении вопроса об удовлетворении исковых требований Шабалиной И.С. о компенсации морального вреда.
Отказывая в удовлетворении исковых требований Шабалиной И.С. о взыскании заработной платы, суд также обращает внимание на то, что представленный истцом расчет недополученной заработной платы, какими либо достоверными доказательствами о размере полученного пособия, в связи с временной нетрудоспособностью, и размере заработной платы, в спорный период, не подтвержден.
Истцом представлена копия оборота листка нетрудоспособности с расчетом заработной платы, и как следует из объяснений истца, расчет составлен бухгалтером, однако оригинал указанного документа суду не представлен, что исключает возможность принять представленный письменный документ как доказательство по делу, с учетом требований ч.7 ст.67 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Представленные истцом письменные документы со сведениями о размере пособия и заработной платы, разницу между которыми истец просит взыскать с ответчика, бухгалтером не подписаны, печатью предприятия не удостоверены.
В соответствии со ст. 12 гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда относится к одному из способов защиты гражданских прав.
В соответствии с ч.1 ст. 151 гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
В соответствии с положениями ст. 237 трудового кодекса Российской Федерации, суд вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя.
В судебном заседании установлено, что со стороны ответчика дважды были изданы незаконные приказы о возложении на истца дисциплинарных взысканий, что, безусловно, относится к неправомерным действиям работодателя, и причинением работнику морального вреда.
Однако, решая вопрос об объеме удовлетворения исковых требований Шабалиной И.С. в части компенсации морального вреда, Суд считает, что данные исковые требования подлежат частичному удовлетворению, с учетом требований ч.2 ст.1101 гражданского кодекса Российской Федерации.
Доводы истца в исковом заявлении, о том, что работодатель вынуждал ее уволиться, отношения к разрешению данного спора не имеют, и не могут быть учтены при определении размера компенсации морального вреда, при рассмотрении и разрешении данного дела, поскольку предметом данного спора являются исковые требования истца о признании приказов работодателя о дисциплинарных взысканиях, в виде замечаний и выговора, незаконными, о взыскании заработной платы. Увольнение истцом в рамках данного гражданского дела, не оспаривается.
Для определения размера компенсации морального вреда, в рамках данного гражданского дела, значение имеют установленные в судебном заседании факты неправомерных действий работодателя, в связи с изданием незаконных приказов о дисциплинарных взысканиях в отношении работника, и причинения данными действиями работнику нравственных и физических страданий. Неправомерность действий работодателя в судебном заседании установлена.
Доводы истца о том, что в результате издания работодателем незаконных приказов она испытала нервное напряжение, переживания, сомнений у суда не вызывают.
Доводы представителя ответчика о том, что поскольку истцом не представлено доказательств ухудшения состояния здоровья, в удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда должно быть отказано, Суд считает несостоятельными, поскольку, как указано выше, с учетом содержания и смысла ст. 237 трудового кодекса Российской Федерации, основанием для компенсации морального вреда, достаточно установление судом любых неправомерных действий работодателя по отношению к работнику. Такие неправомерные действия со стороны ООО «УГМК-ОЦМ», установлены.
Кроме того, истцом представлен листок нетрудоспособности, из которого следует, что она, сразу, после издания последнего приказа, ДД.ММ.ГГГГ., обратилась к врачу - неврологу МУ «Верхнепышминская центральная городская больница», и находилась на амбулаторном лечении в период с ДД.ММ.ГГГГ. по ДД.ММ.ГГГГ.
Взыскание с ответчика в пользу истца компенсации в счет возмещения морального вреда, будет отвечать как требованиям ст. 151 гражданского кодекса Российской Федерации, так и требованиям ст. 237 трудового кодексаРоссийской Федерации.
Однако, Суд считает, что уменьшение заявленной истцом к взысканию с ответчика суммы компенсации морального вреда - <данные изъяты>, и взыскание с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда суммы -<данные изъяты>, будет отвечать требованиям разумности и справедливости, в соответствии с ч. 2 ст. 1101 гражданского кодекса Российской Федерации.
В соответствии с ч.1 ст. 98 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.
В соответствии со ст. 393 трудового кодекса Российской Федерации, с п.1 ч.1 ст. 333.36 налогового кодексаРоссийской Федерации, истцы по исковым требованиям, вытекающим из трудовых правоотношений, от уплаты государственной пошлины освобождаются.
Государственная пошлина, от уплаты которой истец освобожден, взыскивается, согласно требованиям ст. 103 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, с ответчика, не освобожденного от уплаты государственной пошлины, в местный бюджет.
Поскольку суд пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований истца, государственная пошлина, по правилам о распределении судебных расходов, в соответствии с ч.1 ст. 98 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в размере <данные изъяты> (исчисленная в соответствии со ст. 333.19 налогового кодекса Российской Федерации), подлежит взысканию с ответчика, в доход местного бюджета, в соответствии с ч.1 ст. 103 гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь ст. ст. 12,67,ч.1 ст.68, ч.1 ст.98, ч.1 ст.103, ст. ст. 194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
РЕШИЛ:
Исковые требования Шабалиной Ирины Сергеевны к обществу с ограниченной ответственностью «УГМК - ОЦМ» о признании приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, незаконными, о взыскании заработной платы, о компенсации морального вреда, удовлетворить частично.
Признать приказы общества с ограниченной ответственностью «УГМК - ОЦМ»: от <данные изъяты> «О дисциплинарном взыскании»; от <данные изъяты> «О дисциплинарном взыскании», незаконными.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «УГМК-ОЦМ» в пользу Шабалиной Ирины Сергеевны в счет компенсации морального вреда - <данные изъяты>
В остальной части исковых требований, отказать.
Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «УГМК-ОЦМ» в доход местного бюджета государственную пошлину в размере <данные изъяты>.
Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Свердловского областного суда в течение 10 (десяти) дней, с момента изготовления решения в окончательной форме, через Верхнепышминский городской суд Свердловской области.
Мотивированное решение изготовлено 20.10.2011.
Судья Н.Н. Мочалова.


Вернуться к списку