Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.


РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
22 марта 2016 года г. Пушкино МО
Пушкинский городской суд Московской области в составе:
председательствующего судьи Чернозубова О.В.
при секретаре Акиндиной Н.С.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ЗАО «СПЕКТР КСК» к Звиняцковскому И.В. о взыскании убытков за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, судебных расходов,
установил:
    ЗАО «СПЕКТР КСК» обратился в суд с иском к Звиняцковскому И.В. о взыскании убытков за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, судебных расходов.
    В обоснование заявленных требований ЗАО «СПЕКТР КСК» указал, что 03.03.2008 года ЗАО «СПЕКТР КСК» заключило со Звиняцковским И.В. трудовой договор № 21-08, а также договор № 21-кт о коммерческой тайне в соответствии с которым ответчик был обязан сохранять коммерческую, служебную тайны и иные сведения конфиденциального характера Общества. Согласно указанным договорам, к информации, содержащей коммерческую тайну, в т.ч. была отнесена информация о договорных связях ЗАО «СПЕКТР КСК», партнерах и контрагентов Общества, финансовая информация, сведения об исполнении договоров и соглашений, а также иная информация, которая стала известна работнику в связи с исполнением им своих трудовых обязанностей. 01.07.2015 года ответчик был переведен на должность руководителя проектов по работе с нефтяной и металлургической промышленностью и в соответствии со своими должностными обязанностями, указанными в должностной инструкции, был обязан знакомиться с документами, относящимся к реализуемым им проектам, а также подготавливать и согласовывать проекты договоров с контрагентами. 02.09.2015 года Звиняцковский И.В. уволен из ЗАО «СПЕКТР КСК» по собственному желанию. 08.10.2015 года ЗАО «СПЕКТР КСК» было получено письмо от своего контрагента – ООО «РУС-Инжиниринг» из которого следует, что 29.09.2015 года ООО «РУС-Инжиниринг» получило письмо от ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» в котором ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» предложило поставить ООО «РУС-Инжиниринг» производимые ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» товары по более низкой, чем предложенная ЗАО «СПЕКТР КСК», цене и приложило копию договора поставки № 24Р136 от 26.05.2015 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО «РУС-Инжиниринг», которая не передавалась ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» со стороны ЗАО «СПЕКТР КСК». Из вышеуказанного следует, что ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» стала известна информация, и были получены документы, составляющие коммерческую тайну ЗАО «СПЕКТР КСК», которые были использованы ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» для нанесения вреда ЗАО «СПЕКТР КСК». Кроме того, в это же время к ЗАО «СПЕКТР КСК» обратились иные контрагенты, которые указали на то, что им поступают телефонные звонки от бывшего работника ЗАО «СПЕКТР КСК» Звиняцковского И.В., который представляется работником ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» и предлагает им улучшенные по сравнению с договорами с ЗАО «СПЕКТР КСК» условия поставок товаров. При этом ответчик прямо называет интересующие контрагентов условия договоров, суммы денежных средств и условия поставок. Таким образом, единственно возможным для ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» источником информации, составляющей коммерческую тайну ЗАО «СПЕКТР КСК», может быть бывший работник ЗАО «СПЕКТР КСК» Звиняцковский И.В., который в настоящее время, видимо, является работником ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ». Информация о договоре поставки № 24Р136 от 26.05.2015 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО «РУС-Инжиниринг», как и его копия и иная информация об указанном договоре, были доступны Звиняцковскому И.В. в период его работы в ЗАО «СПЕКТР КСК» и относились к коммерческой тайне Общества. То же относится к иной информации, разглашаемой Звиняцковским И.В. третьим лицам. Следовательно, действия Звиняцковского И.В. по разглашению информации, составляющей коммерческую тайну ЗАО «СПЕКТР КСК», явно незаконны и направлены на заведомо неправомерное нанесение вреда ЗАО «СПЕКТР КСК» и получение преимущества для ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ». Такие действия ответчика нанесли значительный ущерб ЗАО «СПЕКТР КСК» и его акционерам, выражающийся в необходимости уменьшения стоимости поставляемых ООО «РУС-Инжиниринг» товаров на сумму 987 300 рублей, что подтверждается дополнительными соглашениями к договору поставки № 24Р136 от 26.05.2015 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО «РУС-Инжиниринг» и бухгалтерской справкой ЗАО «СПЕКТР КСК» от 02.12.2015 года. Указанные дополнительные соглашения были подписаны ЗАО «СПЕКТР КСК» вследствие того, что покупатель отказался выполнять договор поставки на прежних условиях, основываясь на письме ответчика, раскрывающего финансовые условия договора. Просит взыскать с Звиняцковского И.В. в пользу ЗАО «СПЕКТР КСК» 987 300 рублей убытков, сумму уплаченной истцом госпошлины (л.д. 2-5).
    При рассмотрении дела к участию в деле в качестве третьего лица привлечено ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ».
    В судебном заседании представитель истца ЗАО «СПЕКТР КСК» на основании доверенности Котляр А.В. (л.д. 7) исковые требования и обстоятельства, изложенные в исковом заявлении, поддержал в полном объеме, просил удовлетворить.
    Ответчик Звиняцковский И.В. и его представитель на основании доверенности Артюхов А.М. (л.д. 81) в судебном заседании возражали против удовлетворения исковых требований, поскольку ответчик указанную информацию не разглашал.
    Представитель третьего лица ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» на основании доверенности Артюхов А.М. (л.д. 80) в судебном заседании возражал против удовлетворения исковых требований, пояснил, что ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» является производителем приборов, ЗАО «СПЕКТР КСК» выступает в данных отношениях посредником. В мае 2015 года представитель ООО «РУС-Инжиниринг» приезжал на фирму, поскольку необходимы были нестандартные эндоскопы, в связи с чем указанный договор поставки, заключенный между истцом и ООО «РУС-Инжиниринг», был у ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ», режим коммерческой тайны не был введен. В это время Звиняцковский И.В. еще не работал в ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ», которому указанную информацию не передавал.
    Суд, выслушав лиц, участвующих в процессе, исследовав материалы дела, полагает исковые требования не подлежат удовлетворению.
    Судом установлено, что 03 марта 2008 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и Звиняцковским И.В. заключен трудовой договор № 21-08 (л.д. 25-28).
    В соответствии с п. 1.2 указанного договора Звиняцковский И.В. принят на работу в Департамент по работе с РЖД в отдел по работе с РЖД на должность специалиста.
    На основании п. 2.2 Работник обязан хранить в тайне в течение всего времени действия настоящего трудового договора и 5 лет после расторжения ставшие ему известными во время работы в Организации следующие данные, являющиеся коммерческой тайной:
    а) имеющуюся в организации юридическую, техническую и специальную документацию, в том числе статистическую информацию;
    б) сведения, связанные с финансовыми операциями, как самой организации, так и деловых партнеров;
    в) сведения, связанные с выполнением непосредственно своих обязанностей;
    г) сведения, связанные с деятельностью Организации и ее партнеров, о проводимых ими научных, технических, юридических, коммерческих и других разработках, являющихся собственностью Организации, а также сведения о персонале.
    Также 03 марта 2008 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и Звиняцковским И.В. заключен договор № 21-кт о коммерческой тайне (л.д. 29-34).
    01 июля 2015 года Звиняцковский И.В. переведен на должность руководителя проектов по работе с нефтяной и металлургической промышленностью.
    В материалы дела предоставлена должностная инструкция, утвержденная Генеральным директором ЗАО «СПЕКТР КСК» на руководителя проектов (л.д. 35-37), в соответствии с которой руководитель проектов имеет право знакомиться с документами, определяющими его права и обязанности по занимаемой должности, критерии оценки качества исполнения должностных обязанностей, а также подготавливать и согласовывать проекты договоров с контрагентами.
    26 мая 2015 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО «Русская инжиниринговая компания» заключен договор поставки № 24Р136 (л.д. 42-46, 47-54).
    В соответствии с п.1.1 указанного договора Поставщик обязуется передать в установленные сроки производимые (закупаемые) Товары согласно Спецификациям к настоящему Договору, являющимися неотъемлемой его частью, именуемые в дальнейшем «Товар», а Покупатель обязуется принять и оплатить поставленные Товары.
    Цена Товара указывается в Спецификациях, являющихся неотъемлемой частью настоящего договора и включает в себя стоимость тары, упаковки, маркировки, погрузки Товара и транспортные расходы по доставке товара (п.4.1 договора).
    К Спецификациям к договору № 24Р136 от 26.05.2015 года заключены дополнительные соглашения (л.д. 55-62).
Из сертификата соответствия серии RU № 0303515 следует, что ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» является изготовителем продукции: эндоскоп технический телевизионный «ЭТВЦ-М» (л.д. 85-92).
    22 июля 2015 года между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» заключен договор поставки № 7/06-2015 (л.д. 63-68), в соответствии с которым Поставщик обязуется поставить Продукцию, а Покупатель (Грузополучатель) принять и оплатить Продукцию согласно Спецификации № 1 (Приложение № 1), являющейся неотъемлемой частью настоящего Договора.
    23 сентября 2015 года ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» направил в ЗАО «СПЕКТР КСК» уведомление о готовности к отгрузке со склада в г. Москва 9 единиц эндоскопов ЭТВЦ-М 8-2,5 по Договору № 7/06-2015 от 22.07.2015 года (л.д. 41).
    29.09.2015 года ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» разъяснил ЗАО «СПЕКТР КСК» о том, что 23.09.2015 года уже направлялось уведомление о готовности 9 единиц эндоскопов ЭТВЦ-М 8-2,5 по Договору № 7/06-2015 от 22.07.2015 года (л.д. 40).
29 сентября 2015 года ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» направил в адрес ООО «РУС-Инжиниринг» повторное извещение о готовности к отгрузке в г. Москва по Договору № 24Р136 от 26.05.2015 г., заключенному между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО «РУС-Инжиниринг» (9 единиц эндоскопов ЭТВЦ-М 8-2,5 Специальная комплектация с длиной зонда 2,8 м.). Также сообщили об отсутствии окончательного расчета и ответа от ЗАО «СПЕКТР КСК» на уведомление о готовности к отгрузке, и просил обратить внимание на цены, по которым ООО «РУС-Инжиниринг» осуществляет закупки у компании ЗАО «Спектр КСК». В приложении к данному извещению указан Договор поставки № 24Р136 от 26.05.2015 г. между ЗАО «СПЕКТР КСК» и ООО «РУС-Инжиниринг» на 13 листах (л.д. 39).
    08 октября 2015 года ООО «РУС-Инжиниринг» направило в адрес ЗАО «СПЕКТР КСК» письмо, в котором указало, что в адрес ООО «РУС-Инжиниринг» от компании ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» поступила информация, связанная со срывом ЗАО «Спектр КСК» поставки в их адрес Эндоскопов телевизионных ЭТВЦ-М 8-2,5 (Специальная комплектация с длиной зонда 2,8 м.) в сентябре 2015 года в количестве 9 штук в соответствии со Спецификациями к Договору поставки № 24Р136 от 26.05.2015 г.. ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ», являющийся производителем эндоскопов ЭТВЦ-М 8-2,5. ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» утверждает, что не предпринимается мер для своевременной поставки в их адрес данного оборудования, а также, что данная продукция предложена ООО «РУС-Инжиниринг» существенно дороже их стоимости на заводе-изготовителе, что подтверждается представленной копией договора № 7/06-2015 от 22.07.2015 г. между ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» и ЗАО «Спектр КСК». Цена Эндоскопа телевизионного ЭТВЦ-М 8-2,5 (Специальная комплектация с длиной зонда 2,8 м.) по настоящему договору составляет 288 150,00 руб. без НДС за 1 шт. ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» выражает готовность поставки данной продукции в их адрес по цене завода изготовителя. С учетом вышеизложенного, предложено пересмотреть стоимость Эндоскопов телевизионных ЭТВЦ-М 8-2,5 (Специальная комплектация с длиной зонда 2,8 м.) для ООО «РУС-Инжиниринг» с учетом цены 288 150,00 руб. без НДС и оформить данное изменение цены Дополнительными соглашениями к Спецификациям, подписанным между компаниями (л.д. 38).
     Из бухгалтерской справки, составленной ЗАО «СПЕКТР КСК» следует, что размер понесенных убытков, в связи с уменьшением стоимости оборудования «Эндоскоп телевизионный ЭТВЦ-М 8-2,5 Специальная комплектация с длиной зонда 2,8 м», поставленное в адрес покупателя ООО «РУС-Инжиниринг» составляет 987 300 рублей (л.д. 77-78).
    Действующее трудовое законодательство позволяет работодателю обязать работника не разглашать сведения, составляющие коммерческую тайну, включив соответствующее условие в трудовой договор (ст. 57 Трудового кодекса Российской Федерации).
Понятие коммерческой тайны и информации, составляющей коммерческую тайну сформулировано в п. 2 ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" (далее - Закон о коммерческой тайне). Коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Информация, составляющая коммерческую тайну, - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Статья 11 Закона о коммерческой тайне устанавливает требования, которые работодатель обязан выполнить для того, чтобы обеспечить конфиденциальность информации. При невыполнении указанных условий работодатель лишается возможности привлечь работника к ответственности за разглашение коммерческой тайны.
Прежде всего работодатель должен принять локальный акт, содержащий перечень информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются сам работодатель и его контрагенты, и ознакомить с ним работника под расписку; ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение; создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.
Согласно п. 9 ст. 3 Закона о коммерческой тайне разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, определяется как действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.
Согласно ч. 4 ст. 11 Закона о коммерческой тайне работодатель вправе потребовать возмещения убытков, причиненных ему разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, от лица, получившего доступ к этой информации в связи с исполнением трудовых обязанностей, но прекратившего трудовые отношения с работодателем, если эта информация разглашена в течение срока действия режима коммерческой тайны.
В обоснование своих требований истец ссылается на ст. 243 Трудового Кодекса Российской Федерации (ТК РФ), пункт 7 части 1 которой предусматривает, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами.
Согласно ст. ст. 12, 56 ГПК РФ гражданское судопроизводство носит состязательный характер, каждая сторона должна представить суду доказательства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.
В то же время, исходя из взаимосвязи пунктов 4 и 43 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.11.2006 г. N 52 (ред. от 28.09.2010 г.) "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" следует, что работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о противоправности поведения (действия или бездействие) причинителя вреда, доказать вину работника в причинении ущерба, причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом, а также, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к коммерческой или иной охраняемой законом тайне, сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Ссылаясь на нормы ст. 243 ТК РФ, истец утверждает, что разглашение коммерческой тайны произошло уже после того, как трудовые отношения работника с данным работодателем прекращены. При таких обстоятельствах, отношения между работником и работодателем после прекращения трудовой деятельности выходят за рамки трудовых отношений и носят уже гражданско-правовой характер, на нормы которого истец не ссылается, за исключением ст. 15 Гражданского Кодекса Российской Федерации (ГК РФ).
Из ст. 15 ГК РФ следует, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
В ходе рассмотрения дела истцом не представлено доказательств того, что именно ответчик Звиняцковский И.В. разгласил указанную информацию и передал указанный договор поставки с ценами на продукцию ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ». Данные обстоятельства Звиняцковский И.В. и ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» отрицают, при этом представитель ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» ссылается на обстоятельства того, что этот договор был на предприятии еще до перехода Звиняцковского И.В. в ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ». Доказательств обратного, как и доказательств виновного поведения Звиняцковского И.В., истцом, в нарушение вышеуказанных норм права, не представлено. Также истцом не представлено доказательств передачи ответчиком иной информации подобного характера другим контрагентам.
При таких обстоятельствах, исковые требования не подлежат удовлетворению.
Кроме того, суд считает заслуживающими внимания доводы представителя третьего лица ООО НПЦ «СПЕКТР-АТ» о том, что указанный договор поставки с приложениями по ценам не относится к документам, содержащим коммерческую тайну.
    На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд
решил:
    В удовлетворении исковых требований ЗАО «СПЕКТР КСК» к Звиняцковскому И.В. о взыскании убытков за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, судебных расходов, отказать.
Решение может быть обжаловано в Московский областной суд через Пушкинский городской суд в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме –14 апреля 2016 года.
Судья:
Вернуться к списку