Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
Дата Пресненский районный суд Адрес в составе председательствующего федерального судьи Каржавиной Н.С., при секретаре ФИО17, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело Номер по иску ЗАО «Коммерческий банк ДельтаКредит» к Фэйнзилберг Ларисе о взыскании убытков в размере 1 490 070,73 рублей, понесенных в связи с использованием конфиденциальной информации,
УСТАНОВИЛ:
ЗАО «КБ Дельта кредит» обратился в суд с иском к ФИО22, указав, что Дата между истцом и ответчиком был заключен трудовой договор, в соответствии с п. 2.2.8. которого ответчик обязалась обеспечивать сохранность конфиденциальной информации, ставшей ей известной в процессе исполнения своих трудовых/должностных обязанностей, в объеме, в порядке и сроки, предусмотренные в Приложении Номер к Трудовому договору.
В соответствии с пп.5 п.6.1.1 п.6 трудового договора ответчик не в праве сообщать любым образом (устно или письменно) любым конкретным лицам или неопределенному кругу лиц, предоставлять возможность доступа каким-либо лицам в любой форме к сведениям о лицах, непосредственно работающих у работодателя (истца), их должностях, компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте, знаниях, а также о самом факте их работы у истца.
В соответствии с п. 1 Соглашения о конфиденциальности от Дата (Приложение Номер к трудовому договору) под конфиденциальной информацией понимаются сведения, являющиеся банковской или коммерческой тайной или связанные с ними.
В соответствии п.1 Соглашения к Коммерческой тайне отнесены данные о Банке, его директорах, должностных лицах или работниках, включая персональные сведения о них, за исключением случаев предоставления такой информации в связи со служебной необходимостью.
Согласно п.2.2. условия Соглашения являются обязательными для исполнения в период действия Трудового договора, а также в течение 3 (трех) лет после прекращения Трудового договора либо до момента, когда Конфиденциальная информация приобретает статус общеизвестной.
В соответствии с п.3.2. Соглашения ответчик обязалась не использовать, не разглашать и не передавать третьим лицам для любых целей, сознательно или намеренно, прямо или косвенно, Конфиденциальную информацию, полученную в связи с исполнением трудовых/должностных обязанностей, а также не совершать действий, направленных на незаконное ее использование и собирание.
На основании п.4.1. Соглашения в случае разглашения или использования конфиденциальной информации вопреки Трудовому договору ответчик обязана возместить истцу причиненные убытки.
Истец также указал, что Дата г., ответчик была ознакомлена с Положением о конфиденциальной информации № ПО-4/2008 от «05» мая 2008 года, введенного в действие «15» мая 2008 года, что подтверждается подписью ответчика на Листе ознакомления с внутренними локально-нормативными актами для сотрудников Банка.
В соответствии с п.1.6. Перечня сведений, составляющих коммерческую тайну истца (Приложение Номер к Положению), к конфиденциальной информации относится информация об организационно-штатной структуре Банка, в том числе сведения о директорах Банка, должностных лицах или работниках, включая персональные сведения о них, сведения об их должностях, компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте, знаниях, а также о самом факте их работы в Банке.
В обоснование своих требований истец ссылается на то, что ответчик, на протяжении длительного времен занимала должность ФИО1 банка, входила в состав ФИО16 банка, в связи с чем имела доступ к конфиденциальной информации. Однако после перехода в другую организацию – Общество с ограниченной ответственностью «Мигкредит», которая осуществляет свою деятельность на финансовом рынке, ответчик в противоречии с вышеуказанными локальными актами истца и условиями трудового договора воспользовалась конфиденциальной информацией истца, а именно сведениями о компетенциях, решаемых задачах, квалификации, опыте, знаниях сотрудников истца, что выразилось в предложении ряду сотрудников перейти на работу в ООО «Миг кредит». В связи с этим истец был вынужден искать работников на образовавшиеся вакантные позиции, для чего привлек специализированные кадровые агентства по подбору персонала и понес расходы на оплату их услуг, которые истец просит возместить, обращаясь в суд с данным иском.
Данные расходы, по мнению истца, в соответствии со ст. 15 ГК РФ являются его убытками, понесенными в результате нарушения ответчицей условий трудового договора и соглашения о конфиденциальности, в части неправомерного использований сведений, составляющих коммерческую тайну истца.
Основываясь на изложенном, истец просит взыскать с ответчика убытки в размере 1490070,73 рублей, которые составляют стоимость оплаченных истцом услуг привлеченных кадровых агентств для подбора персонала.
Представители истца ФИО18, ФИО19 в судебное заседание явились, настаивали на удовлетворении исковых требований, просили взыскать с ответчика денежные средства в размере 1 490 070,73 рублей.
Ответчик ФИО22 в судебное заседание не явилась, извещена надлежащим образом, представитель ответчика – адвокат ФИО20 в судебном заседании исковые требования не признал, заявил о применении срока исковой давности, представил суду письменные возражения на иск, просил суд в иске отказать. Также указал, что истцом не доказано причинение ответчиком истцу ущерба, подлежащего возмещению в соответствии с трудовым законодательством, истец не представил доказательств того, что ответчик имела фактический доступ к конфиденциальной информации, не представлено доказательств использования либо разглашения такой информации. Указал, также, что требование истца в отношении ответчика по обеспечению сохранности конфиденциальной информации в течение 3 лет после прекращения трудового договора не основано на законе, т.к. трудовое законодательство не содержит правовых норм, устанавливающих обязанность работника не разглашать конфиденциальную информацию работодателя после прекращения трудового договора с указанным работодателем либо предусматривающих возможность работодателя устанавливать такие нормы в соглашении с работником и (или) локальных нормативных актах работодателя, содержащих нормы трудового права.
Представителем ответчика также заявлено о том, что квалификация истцом информации о лицах, непосредственно работающих у истца, их должностях, компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте, знаниях, а также о самом факте их работы у истца, попадающей под действие законодательства о персональных данных, в качестве конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну, не соответствуют установленному определению понятия «коммерческая тайна».
В соответствии со ст. 167 ГПК РФ, с учетом того, что в судебном заседании интересы ответчика представляет представитель по доверенности, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного надлежащим образом.
Заслушав стороны, допроси свидетелей по делу, исследовав письменные материалы дела, суд приходит к выводу о том, что исковые требования ЗАО «Банк Дельта Кредит» не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
Согласно п.1 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне» коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.
На основании п.2 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне» информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Аналогичное определение дается в ст.1465 ГК РФ.
В подп. 5 п. 6.1.1. трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком информация о лицах, непосредственно работающих у Работодателя, их должностях, компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте и знаниях, а также о самом факте их работы у Работодателя отнесена к коммерческой тайне.
На основании ч. 2 ст.1470 ГК РФ гражданин, которому в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стал известен секрет производства, обязан сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на секрет производства.
Судом установлено, что согласно заключенному трудовому договору между истцом и ответчиком, сведения о компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте и знаниях сотрудников Банка отнесены к коммерческой тайне.
Истец, в обоснование своих требований указывает, что ответчик после работы у истца заняла руководящую должность во вновь образованной организации (ЗАО «Миг кредит»), также осуществляющей деятельность в области кредитования. Ответчик, ранее занимавшая руководящую должность у истца, была информирована о профессиональных качествах сотрудников истца. Обладая данной конфиденциальной информацией, ответчик, по утверждению истца, сделала предложение о работе следующим сотрудникам ЗАО «КБ ДельтаКредит»: ФИО2, ФИО3, ФИО4, ФИО5, ФИО6, ФИО14, ФИО7, ФИО13, ФИО11, ФИО8, ФИО9. Судом установлено и ответчиком не оспаривается факт работы в настоящее время указанных сотрудников в компании ООО «Мигкредит». Вместе с тем, суд не может согласиться с доводом истца об имеющем место так называемом «переманивании» сотрудников ФИО22.
В ходе допроса свидетелей, ФИО10 пояснила суду, что предложение о работе поступило ей не от ответчика, а от Паскаля Клемана. ФИО11, ФИО12 указали, что предложение о работе в компании «Мигкредит» им было сделано Маргаритой Денисенко. Свидетель ФИО13 затруднился вспомнить, кто конкретно предложил ему новое место работы. Свидетель ФИО14 показала, что предложение о работе поступило ей от ФИО15 Хосейн.
Допрошенные свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний по ст.ст. 307, 308 УК РФ, в связи с чем у суда нет оснований не доверять показаниям свидетелей.
Истцом также указано на то, что свидетели в своих объяснениях указали, что предложение о работе было сформировано, решение со стороны ЗАО «Мигкредит» о найме конкретного сотрудника уже было принято, и соискателю нужно было только согласиться или отказаться от предложенной должности, из чего следует, что сотрудник по работе с персоналом знал о навыках, компетенциях и квалификации свидетелей. Из чего представитель истца сделал вывод о том, что ФИО22 разгласила сведения конфиденциального характера о лицах, непосредственно работающих у истца, их должностях, компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте, знаниях, а также о самом факте их работы в истца. Однако суд не может согласиться с этим, т.к. представителем ответчика заявлено и истцом не оспаривался тот факт, что Маргарита Денисенко ранее работала в ЗАО «КБ Дельта кредит» в должности руководителя управления по работе с персоналом. Из чего суд делает вывод о наличии у М. Денисенко информации о компетенциях и квалификации приглашаемых на работу сотрудников.
Вместе с тем, свидетель ФИО3 в ходе допроса показала, что предложение о работе ей было сделано также Маргаритой Денисенко, которая ранее работала в ЗАО «КБ Дельтакредит» в должности руководителя службы по работе с персоналом. Однако суд учитывает, что представителями истца в дело была предоставлена переписка свидетеля ФИО3 с И. Деркач, в которой свидетель пишет о том, что предложение о переходе на новое место работы ей было сделано ФИО1 банка.
Подлинность настоящей переписки представителем ответчика, а также свидетелем ФИО3 не оспаривалась, ходатайств о проведении экспертизы проверки подлинности сторонами по делу не заявлялось. Таким образом, суд счел возможным приобщить данную переписку к материалам дела. Переписка велась по рабочей почте.
Истцом предоставлен Приказ (распоряжение) о приеме работника на работу № л/с – 41 от 15.03.2010, в соответствии с которым ФИО22 принята на должность ФИО1, члена ФИО16. Документов, опровергающих факт работы ответчика в должности ФИО1, ответчиком не представлено, равно как и документов о работе в ЗАО «КБ Дельта кредит» иных ФИО1.
Таким образом, суд считает возможным согласиться с тем, что предложение о работе свидетелю ФИО3 было сделано непосредственно ответчиком, вследствие использования информации, составляющей коммерческую тайну, т.к. ответчик, в силу занимаемой должности, располагала данными о лицах, непосредственно работающих у истца, их должностях, компетенции, решаемых задачах, квалификации, опыте, знаниях, а также о самом факте их работы у истца. Однако, суд не находит оснований для удовлетворения требований о взыскании убытков, понесенных в связи с использованием конфиденциальной информации, т.к. истцом не представлено доказательств их несения.
В соответствии со ст. 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Вместе с тем, в соответствии со ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Обстоятельства возникновения убытков по вине ответчика подлежат доказыванию.
Истцом, в доказательства несения расходов на подбор персонала, представлены в дело платежные поручения об оплате за услуги по поиску/подбору персонала. Однако суд не может принять данные документы в качестве доказательства, т.к. истцом не доказана причинно-следственная связь между фактом использования информации, составляющей коммерческую тайну и заявленных в иске убытков, не доказана и не обоснована необходимость расходов на оплату услуг кадровых агентств. Так, истец не приводит обоснования затрат на предоставленную ООО «КОНСОРТ» услугу по поиску сотрудника на позицию «Руководитель отдела по развитию бизнеса Управления маркетинга», истцом не представлены доказательства о наличии убытков в связи с наймом сотрудника на позицию, ранее занимаемую ФИО3
Кроме того, истец не обосновал отсутствие у него возможности самостоятельно найти работников на открытые вакансии. Суд признает недоказанным также необходимость выбора компании ООО «Консорт», услугами которого воспользовался истец при подборе персонала.
Таким образом, поскольку, как указано выше, истцом не доказана причинно-следственная связь между заявленными убытками и фактом использования конфиденциальной информации, в иске надлежит отказать.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
В удовлетворении исковых требований ЗАО «Коммерческий банк ДельтаКредит» к Фэйнзилберг Ларисе о взыскании убытков в размере 1 490 070,73 рублей, понесенных в связи с использованием конфиденциальной информации - отказать.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд в месячный срок со дня изготовления решения суда в окончательной форме.
Судья:                             Н.С. Каржавина
Вернуться к списку