Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Решение Именем Российской Федерации город Москва 15 апреля 2013 года
Останкинский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Шокуровой Л.В., при секретаре судебного заседания Сухановой Н.Н.,
истца Чачило С.А., представителя истца Николаенко Т.Б.,
представителей ответчика Соколова И.Е.,
рассмотрев в закрытом судебном заседании гражданское дело № 2-1895/13 по иску ФИО1 к Открытому акционерному обществу «Всероссийский банк развития регионов» о признании незаконным увольнения, изменения формулировки увольнения, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула, возмещении морального вреда и взыскания судебных расходов,
установил:
Истец ФИО1 первоначально обратилась в суд с требованиями к ответчику ОАО «Всероссийский банк развития регионов» (далее Банк) о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с ДД.ММ.ГГГГ по день вынесения решения судом, компенсации морального вреда в размере <данные изъяты>, судебных расходов и расходов на оплату услуг представителя в размере <данные изъяты> рублей, указав, что она работала в ОАО «Всероссийский банк развития регионов» с ДД.ММ.ГГГГ в должности Клиентский менеджер, с ДД.ММ.ГГГГ - в должности главный специалист отдела по работе с торговыми и сервисными предприятиями Управления продаж Департамента корпоративного бизнеса. Приказом N № от ДД.ММ.ГГГГ истец освобождена от занимаемой должности за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - разглашение охраняемой законом банковской тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, подпункт «в» пункта 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ с ДД.ММ.ГГГГ. Увольнение истец считает необоснованным и незаконным, ситуацию предшествующую увольнению и действия работодателя - направленными на дискриминацию отдельного работника и попытку уволить любой ценой, а само увольнение было произведено с грубым нарушением порядка увольнения.
В судебном заседании истцом был представлен уточненный расчет исковых требований по взысканию заработной платы за время вынужденного прогула, согласно которому сумма заработной платы за время вынужденного прогула, подлежащая взысканию с работодателя на дату судебного заседания -ДД.ММ.ГГГГ составляет <данные изъяты>
Истец Чачилло С.А. в судебное заседание явилась, уточненные требования поддержала в полном объеме, просила их удовлетворить, пояснив, что частью работы Банка с клиентом является оперативное представление клиенту информации о движении средств, финансовое консультирование клиента, поддержка клиента по вопросам банковского обслуживания. Важным вопросом является правомочность лиц, которым истцом передавалась информация. Право подписывать финансовые документы, предоставляемые в Банк имеют лица, указанные в банковской карточке, а для взаимодействия по общим вопросам, в частности, получения информации о проведенных платежах, движении денежных средств - лица, указанные руководством организации на момент начала сотрудничества с Банком, либо позже, в любой момент, путем выдачи доверенности на это лицо, либо иным правоустанавливающим документом. Такие документы имеются по всем клиентам Банка, включая организации, указанные в запросе Департамента экономической безопасности от ДД.ММ.ГГГГ. Так, ЗАО «Агентству по экспорту изотопов» она (истец) сообщила информацию об одной из валютных проводок по его счету, поскольку клиент не мог разобраться сам. ООО «Альпари» направило заявление о намерении закрыть счет в ВБРР, однако это было невозможно сделать в тот момент, эту информацию истец и сообщила клиенту. ЗАО «Консалтинговое агентство «Эксперт» запросило копию платежного поручения, и истец предоставила ему копию для подтверждения платежа. Истец считает, что в её действиях не было вины и умысла, она не совершила должностной проступок, а лишь добросовестно выполняла свою работу. На просьбы клиентов предоставить рядовую информацию истец ответила положительно. Данный факт не может являться нарушением, это сложившаяся в Банке практика предоставления информации клиентам Банка. И истцом, и другими менеджерами Банка подобные действия осуществлялись постоянно, это практика работы с клиентами Банка и эти действия прямо прописаны в Должностной инструкции истца. От большого числа клиентов, включая вышеуказанных, постоянно поступают жалобы на то, что они не могут дозвониться операционистам, а нередко бывают ситуации, когда сам операционист перенаправляет клиента к менеджеру Банка, ссылаясь на свою большую занятость. Понимая, что она сама уполномочена оказать содействие клиентам, истец не посчитала дозволительным отказать в предоставлении информации, которую клиенты вправе получить. В действиях истца было желание оказать содействие клиентам в рамках своих служебных полномочий. Отправка аналогичной информации клиентам осуществляется на постоянной основе всеми менеджерами Банка, и наказание именно истца за выполнение ею должностных обязанностей она расценивает как факт дискриминации отдельного работника.
Представитель истца, по доверенности Николаенко Т.Б., в судебное заседание явилась, требования с уточнениями поддержала в полном объеме, просила их удовлетворить, указав, что работодателем ДД.ММ.ГГГГ был вынесен приказ о расторжении трудового договора за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - разглашение охраняемой законом банковской тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Однако, в момент ознакомления с приказами истец находилась на больничном, который был открыт ДД.ММ.ГГГГ, о чем истец незамедлительно сообщила работодателю. Несмотря на заявления истца о незаконности действий работодателя, истцу был предоставлен для ознакомления приказ о наложении дисциплинарного взыскания и приказ об увольнении. ДД.ММ.ГГГГ истец написала заявление о нарушении ее прав и незаконности увольнения на имя работодателя. Не дождавшись ответа, ДД.ММ.ГГГГ, предварительно уведомив руководство о продлении листка нетрудоспособности, истец пришла на работу, чтобы попытаться убедить кого-либо из руководителей разобраться в ситуации, после чего истцу был предоставлен на ознакомление приказ № от ДД.ММ.ГГГГ, отменяющий приказ № об увольнении от ДД.ММ.ГГГГ и приказ №-рп-12 от ДД.ММ.ГГГГ, отменяющий приказ №-рп-12 от ДД.ММ.ГГГГ о применении дисциплинарного взыскания. Однако, обстановка на рабочем месте была крайне негативной, руководство Банка, служба безопасности Банка, начальник управления персоналом - все были настроены агрессивно по отношению к истцу, отказывались принять объяснительную по факту самого дисциплинарного проступка и прилагаемые документы. Именно по этой причине ДД.ММ.ГГГГ, в последний день нахождения на больничном, истец отдала в канцелярию заявление с просьбой уволить её по собственному желанию по истечению двухнедельного срока предупреждения. ДД.ММ.ГГГГ начал течь срок предупреждения об увольнении по инициативе работника и в данном случае работодатель обязан принять заявление об увольнении по собственному желанию к рассмотрению и дать ответ работнику. Однако работодатель никак не отреагировал на заявление, а ДД.ММ.ГГГГ издал вышеназванный приказ об увольнении. Истец считает действия работодателя грубо нарушающими ее права и трудовое законодательство, поскольку отменив приказ о вынесении дисциплинарного взыскания, работодатель обязан был соблюсти порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности до момента вынесения другого приказа. Отменив приказ о наложении дисциплинарного взыскания на работника, работодатель был обязан запросить вновь от работника письменное объяснение до момента издания нового приказа об увольнении по тому же основанию. Наличие уже предоставленного истцом объяснения от ДД.ММ.ГГГГ не отменяет того факта, что работодатель был обязан запросить объяснение и учесть все те документы, которые не были учтены в расследовании Департаментом экономической безопасности. К нарушению порядка увольнения относится и тот факт, что истцу не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами служебного расследования от ДД.ММ.ГГГГ, несмотря на неоднократные устные и письменные обращения. Тот факт, что истец, как добросовестный работник использовала все возможности для мирного урегулирования трудового конфликта и предоставила работодателю дополнительные документы, поясняющие ситуацию о якобы разглашении банковской тайны - не был учтен работодателем. ДД.ММ.ГГГГ из Департамента экономической безопасности на имя истца поступил запрос, относительно предоставления информации ЗАО «Агентство по экспорту изотопов», ООО «Альпари», ЗАО «Консалтинговое агентство «Эксперт». В объяснительной записке от ДД.ММ.ГГГГ, форму которой изменить со слов сотрудника истец не имела права, истец дала объяснение по каждому из вопросов и приложила копии документов. При подписании трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ, истец была ознакомлена с Обязательством о неразглашении конфиденциальной безопасности, в котором содержится определение «разглашение конфиденциальной информации». Однако, на протяжении 7 лет и 8 месяцев работы истца в Банке никакой другой информации о конфиденциальности документов истец не получала, не была ознакомлена ни с какими документами, запрещающими предоставлять клиентам Банка по их запросам документацию, относящуюся к их деятельности. Наоборот, предоставление такой информации клиентам Банка являлось частью работы истца. Кроме того, информация, которая использовалась в работе не имела грифа "коммерческая тайна". Ни разу за все время работы в Банке истцу не было сделано замечание о недопустимости передачи подобной информации, а предоставленные истцом документы по каждой из организаций ясно показывают, что, во-первых вся информация, переданная истцом была передана именно полномочным на получение такой информации лицам и вследствие этого не подпадает под определение «разглашение конфиденциальной информации», и во-вторых, само получение этими полномочными лицами копий документов по их деятельности, финансовые разъяснения, и другие действия истца никаким образом не причинили ущерб ни клиентам, ни самому Банку. Действия Работодателя в отношении истца свидетельствуют, что избранная мера дисциплинарного взыскания не соответствует тяжести проступка, что работодатель не принял во внимание очевидные факты и предоставленные документы и тем самым нарушил конституционное право соразмерности наказания. Своими действиями, направленными на увольнение истца любой ценой, подрыв ее деловой репутации и невозможно грубым отношением к ней на протяжении всего периода (более месяца) её увольнения, работодатель причинил истцу тяжкие моральные страдания. Так, например, ни один из документов, которые истец имела право получить, не был предоставлен Банком добровольно, охрана Банка препятствовала проходу истца на рабочее место, препятствовала попыткам встречи с руководством Банка, заявления и объяснения истца не рассматривались. Руководство Банка, в лице Исполнительного директора по персоналу ФИО5, обманным путем на протяжении нескольких недель удерживало истца от решительных действий по восстановлению своих законных прав в области трудовых отношений. Истцом были написаны жалобы в трудовую инспекцию и прокуратуру, однако в нескольких телефонных разговорах ФИО5 говорила, что она разберется с ситуацией, примет решение и перезвонит истцу. Таким образом, работодатель тянул время и ждал выхода истца с больничного, чтобы еще раз уволить ее. Банковская сфера - место работы истца и она вынуждена отстаивать свое доброе имя и доказывать очевидные вещи, поскольку увольнение по такой статье отнимает у истца надежду на трудоустройство. Однако на протяжении многих лет истец является ответственным, профессиональным и добросовестным работником. Истец считает, что своими действиями работодатель причинил ей моральный ущерб, так как лишил возможности трудиться, нанес вред репутации добросовестного работника, подверг тяжелым нравственным страданиям. Кроме того, работодатель уволил истца во время больничного, что только усугубило заболевание истца, а позже привело к тяжелому нервному срыв, что подтверждается неоднократным продлением врачом листка нетрудоспособности.
В судебном заседании представитель ответчика, по доверенности ФИО6 возражал против удовлетворения заявленных требований, представил письменный отзыв по иску, который поддержал в полном объеме, суду пояснил, что в действиях истца имеются все признаки состава дисциплинарного проступка, ответственность за который установлена подпунктом «в» п. 6 ч.1 ст.81 ТК РФ. Объектом являются правоотношения по защите конфиденциальной информации, содержащей банковскую тайну, а предметом явились сведения об операциях, о счетах и вкладах клиентов ответчика, ставшие известными третьим лицам, которым указанная информация не могла и не должна быть известна, без согласия обладателя такой информации и вопреки трудовому и гражданско-правовому законодательству, без письменного разрешения руководства ответчика, без заключения с получателями соглашения о конфиденциальности. Обязательство о неразглашении банковской тайны установлено действующим законодательством было согласовано и предоставлено истцу в письменной форме. Статьей 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» установлена обязанность всех служащих кредитной организации хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону. Таким образом, передача конфиденциальной информации, содержащей банковскую тайну, третьим лицам в отношении ЗАО «Агентство по экспорту изотопов», ООО «Альпари», ЗАО «Консалтинговое агентство «Эксперт», в электронном виде по каналам связи без применения мер зашиты информации, без проверки полномочий лиц - получателей указанной информации, без получения согласия обладателей указанной информации, свидетельствует о грубом нарушении истцом своих трудовых обязанностей в виде разглашения банковской тайны, ставшей известной истцу в связи с исполнением ей трудовых обязанностей, что составляет признак вины, как элемента субъективной стороны состава дисциплинарного правонарушения, ответственность за который установлена подпунктом «в» п. 6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.
Суд, выслушав объяснения сторон, исследовав письменные материалы дела, считает, что уточненные требования подлежат частичному удовлетворению по следующим основаниям.
Как усматривается из материалов дела, в ОАО «Всероссийский банк развития регионов» истец ФИО1 была принята на должность клиентского менеджера с ДД.ММ.ГГГГ с должностным окла<адрес> рублей в месяц, что подтверждается копией трудового договора № от ДД.ММ.ГГГГ и копией трудовой книжки /л.д. 13-20, 90-92/.
Из выписки из приказа №-пр от ДД.ММ.ГГГГ следует, что ФИО1 была переведена на другую работу в Департамент корпоративного бизнеса Управление продаж на должность Главного специалиста Отдела по работе с торговыми и сервисными предприятиями Управления продаж Департамента корпоративного бизнеса /л.д. 21/. Дополнительным соглашением к трудовому договору от ДД.ММ.ГГГГ, истцу установлен должностной оклад в размере 72800 рублей, ежемесячная премия не превышает 18200 рублей /л.д.54/.
Согласно должностной инструкции от ДД.ММ.ГГГГ, с которой истец была ознакомлена /л.д.29/, в трудовые функции истца входит: привлечение потенциальных клиентов на обслуживание в Банк, осуществление продаж банковских продуктов и услуг новым и уже существующим корпоративным клиентам Департамента корпоративного бизнеса; сопровождение клиентов Департамента, закрепленных непосредственно за Главным специалистом отдела, в части продаж им банковских продуктов; консультационно-информационная поддержка Клиентов в области своей компетенции /л.д. 22-28/.
Приказом №-рп-12 от ДД.ММ.ГГГГ о применении дисциплинарного взыскания и приказом № от ДД.ММ.ГГГГ истец за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей, выразившееся в разглашении 21, 27 и ДД.ММ.ГГГГ охраняемой законом банковской тайны, ставшей известной истцу в связи с исполнением трудовых обязанностей, последняя была уволена по основанию п.п.«в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ /л.д.30-31/.
Согласно акту от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО1 были предоставлены для ознакомления Приказ №-рп-12 от ДД.ММ.ГГГГ о применении дисциплинарного взыскания и приказ № от ДД.ММ.ГГГГ, кроме того, ФИО1, было предложено ознакомиться с записью об увольнении и получить свою трудовую книжку, однако ФИО1, ознакомившись с данными приказами, отказалась от их подписания /л.д.247/.
Как следует из материалов дела и объяснений истца, в момент ознакомления с данными приказами истец болела, что подтверждается копиями листов нетрудоспособности /л.д.32-34/.
Как усматривается из письменных материалов дела, ответчиком проводилась служебная проверка по установленным фактам передачи сведений, содержащих выписки по счетам и копии платежных поручений клиентов Банка /л.д.242-246/, в результате которой у истца ДД.ММ.ГГГГ были затребованы письменные объяснения по данному факту /л.д.39-41/.
Судом установлено, что ДД.ММ.ГГГГ истцом была составлена объяснительная записка по факту дисциплинарного проступка /л.д.42-45/, а ДД.ММ.ГГГГ истцом подано заявление на имя и.о. президента ОАО «ВБРР» ФИО7, согласно которой истец готова рассмотреть иные варианты прекращения трудового договора на иных условиях /л.д.46/.
Приказом №-рп-12 от ДД.ММ.ГГГГ был отменен приказ от ДД.ММ.ГГГГ №-рп-12 о применении дисциплинарного взыскания к ФИО1, а приказом № от ДД.ММ.ГГГГ отменен приказ № от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении трудового договора с ФИО1, с указанными приказами истец ознакомлена ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, о чем имеется отметка на приказах /л.д.35-36/.
Как следует из объяснений истца, а также подтверждается копией заявления, ДД.ММ.ГГГГ, в последний день нахождения на больничном, истец отдала в канцелярию Банка заявление с просьбой уволить её по собственному желанию по истечению двухнедельного срока предупреждения /л.д.89/.
В соответствии со ст. 77 ч. 1 Трудового кодекса РФ, основаниями прекращения трудового договора является соглашение сторон (статья 78 настоящего Кодекса).
В силу ст.80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.
Таким образом, ДД.ММ.ГГГГ начал течь срок предупреждения об увольнении по инициативе работника. В данном случае суд полагает, что работодатель был обязан принять заявление об увольнении по собственному желанию к рассмотрению и дать ответ работнику.
Однако, судом установлено, а представителем ответчика не доказано обратное, что работодатель не отреагировал на заявление истца, не дал какого-либо ответа, а приказом №-рп-13 от ДД.ММ.ГГГГ о применении дисциплинарного взыскания и приказом № от ДД.ММ.ГГГГ освободил истца от занимаемой должности за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - разглашение охраняемой законом банковской тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, подпункт «в» пункт 6 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ с ДД.ММ.ГГГГ /л.д.37-38/.
Согласно ст.193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.
Таким образом, суд полагает действия ответчика нарушающими права истца и трудовое законодательство, поскольку отменив приказ о вынесении истцу дисциплинарного взыскания, работодатель обязан был соблюсти порядок привлечения работника к дисциплинарной ответственности до момента вынесения другого приказа, а наличие уже предоставленного истцом объяснения от ДД.ММ.ГГГГ не освобождает работодателя от обязанности запросить объяснение и учесть все те документы, которые не были учтены в расследовании Департаментом экономической безопасности при увольнении ДД.ММ.ГГГГ.
Суд полагает, что ответчиком был нарушен установленный законом порядок увольнения истца, а также истцу не была предоставлена возможность ознакомиться с материалами служебного расследования от ДД.ММ.ГГГГ, которые явились основанием для вынесения приказа № от ДД.ММ.ГГГГ, а отчет от ДД.ММ.ГГГГ о проведенном расследовании с заключением об имевшем место дисциплинарном проступке и материалы служебного расследования - основанием для издания приказа о применении дисциплинарного взыскания №-рп-13 от ДД.ММ.ГГГГ, что прямо написано в тексте приказов.
Суд считает несостоятельным довод ответчика о том, что истцом было допущено однократное грубое нарушение трудовых обязанностей - разглашение охраняемой законом банковской тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, по следующим основаниям.
Как усматривается из объяснений истца, ДД.ММ.ГГГГ из Департамента экономической безопасности на имя истца поступил запрос относительно предоставления информации ЗАО «Агентство по экспорту изотопов», ООО «Альпари», ЗАО «Консалтинговое агентство «Эксперт».
Согласно объяснительной записке от ДД.ММ.ГГГГ, истцом были даны объяснения по каждому из вопросов. Так, ЗАО «Агентству по экспорту изотопов» истец сообщила информацию об одной из валютных проводок по его счету, поскольку клиент не мог разобраться сам. ООО «Альпари» направило заявление о намерении закрыть счет в ВБРР, однако это было невозможно в настоящий момент, эту информацию истец и сообщила клиенту. ЗАО «Консалтинговое агентство «Эксперт» запросило копию платежного поручения, и истец предоставила ему копию для подтверждения платежа /л.д.42-45/.
Как установлено в ходе судебного разбирательства, на просьбы клиентов предоставить информацию: выписки по счетам; подтверждение исполнения платежа - копию платежного поручения с отметкой Банка об исполнении, истец ответила положительно, указав, что это сложившаяся в Банке практика предоставления информации клиентам и истцом, и другими менеджерами Банка подобные действия осуществлялись постоянно, доказательств обратного ответчиком суду не представлено.
В пунктах 1.6 и 1.7 Должностной инструкции истца указано, что работник осуществляет информационную и консультационную поддержку клиентов по вопросам, касающимся банковского обслуживания; осуществляет деятельность, направленную на поддержание постоянных партнерских отношений с корпоративными клиента Банка; урегулирует возможные конфликты на уровне своей компетенции.
Таким образом, суд приходит к выводу, что указанные пункты Должностной инструкции обязывают истца, как менеджера, непосредственно работающего с клиентами Банка, урегулировать конфликтную ситуацию в связи с невозможностью для клиентов получить сведения от иных работников, а потому суд соглашается с доводом истца, что в её действиях не было вины, истец не совершила должностной проступок, а добросовестно выполняла свою работу.
Согласно п.23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от ДД.ММ.ГГГГ «О приминении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.
В силу п.43 указанного Постановления, в случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта б части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
В соответствии с Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ "О коммерческой тайне", коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий её обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства) - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе и о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
В соответствии с нормами ст. 139 Гражданского кодекса РФ информация составляет служебную или коммерческую тайну в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами. Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возместить причиненные убытки.
Как следует из материалов дела, при подписании трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ, истец была ознакомлена с Обязательством о неразглашении конфиденциальной безопасности, в котором содержится определение разглашение конфиденциальной информации - передача конфиденциальной информации любым способом любому лицу или группе лиц, не имеющих доступ к этой информации в силу служебных обязанностей /л.д.47-48/.
Статья 11 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ N98-ФЗ (ред. от ДД.ММ.ГГГГ) "О коммерческой тайне» регулирует охрану конфиденциальности информации в рамках трудовых отношений. В целях охраны конфиденциальности информации работодатель обязан ознакомить под расписку работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты; ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение; создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.
Статья 10 указанного Федерального закона регламентирует обязательные меры по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, они должны включать в себя: определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну; ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров; нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации». Режим коммерческой тайны считается установленным только после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну всех мер, указанных в части 1 статьи 10 ФЗ «О коммерческой тайне».
Как следует из объяснений истца, на протяжении её работы в Банке никакой другой информации о конфиденциальности документов она не получала, не была ознакомлена ни с какими документами, запрещающими предоставлять клиентам Банка по их запросам документацию, относящуюся к их деятельности. Наоборот, предоставление такой информации клиентам Банка являлось частью работы истца. Кроме того, информация, которая использовалась в работе, не имела грифа "коммерческая тайна". За весь период работы в Банке истцу не было сделано замечание о недопустимости передачи подобной информации (копий платежных документов и др.) клиентам Банка, а потому довод стороны ответчика о том, что истец разгласила коммерческую тайну несостоятелен, при этом суд относится критически к доводу ответчика о том, что Обязательство о неразглашении конфиденциальной безопасности, подписанное истцом ДД.ММ.ГГГГ в отношении истца действует, поскольку ДД.ММ.ГГГГ истец была переведена на иную должность, после чего ей не было предложено подписать какое-либо обязательство о неразглашении конфиденциальной безопасности.
Согласно статье 192 Трудового кодекса Российской Федерации при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен
В соответствии со ст. 84. 1 Трудового кодекса РФ, прекращение трудового договора оформляется приказом (распоряжением) работодателя. С приказом (распоряжением) работодателя о прекращении трудового договора работник должен быть ознакомлен под роспись. По требованию работника работодатель обязан выдать ему надлежащим образом заверенную копию указанного приказа (распоряжения). В случае, когда приказ (распоряжение) о прекращении трудового договора невозможно довести до сведения работника или работник отказывается ознакомиться с ним под роспись, на приказе (распоряжении) производится соответствующая запись.
Днем прекращения трудового договора во всех случаях является последний день работы работника, за исключением случаев, когда работник фактически не работал, но за ним в соответствии с настоящим Кодексом или иным федеральным законом сохранялось место работы (должность).
В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса. По письменному заявлению работника работодатель также обязан выдать ему заверенные надлежащим образом копии документов, связанных с работой.
Таким образом, суд приходит к выводу, что ответчиком незаконно были приняты оспариваемые приказы, поскольку частью работы Банка с клиентом является оперативное представление клиенту информации о движении средств, финансовое консультирование клиента, поддержка клиента по вопросам банковского обслуживания, а что касается правомочности лиц, которым истцом передавалась информация, то суд полагает, что истцом доказано, что такие полномочия у названных выше представителей трех организаций были, поскольку действующим законодательством предусмотрено право подписывать финансовые документы, предоставляемые в Банк, лицами, указанными в банковской карточке, а для взаимодействия по общим вопросам, в частности, получения информации о проведенных платежах, движении денежных средств - лицами, указанными руководством организации на момент начала сотрудничества с Банком, либо позже путем выдачи доверенности на это лицо, либо иным правоустанавливающим документом.
Судом установлено, а ответчиком не опровергнуто, что такие документы имеются по всем трем организациям, указанным в запросе Департамента экономической безопасности от ДД.ММ.ГГГГ в отношении ЗАО «Агентство по экспорту изотопов», ООО «Альпари», ЗАО «Консалтинговое агентство «Эксперт», что подтверждается доверенностями, решением № участника ООО «Группа «ЗАР», приказом №Л от ДД.ММ.ГГГГ /л.д.49-53,97-101/.
Таким образом, суд приходит к выводу, что информация, переданная истцом, была передана именно полномочным на получение такой информации лицам на основании доверенностей, решений акционеров и других документов, а вследствие этого переданная информация не подпадает под определение разглашение конфиденциальной информации, помимо этого, само получение этими полномочными лицами копий документов по их деятельности, финансовые разъяснения и другие действия истца никаким образом не причинили ущерб ни клиентам Банка, ни самому Банку, как пояснил представитель ответчика суду, таких обращений к ним со стороны указанных организаций не было.
На основании изложенного, суд приходит к выводу об удовлетворении уточненных исковых требований о признании незаконным и отмене приказа №-рп-13 от ДД.ММ.ГГГГ о применении дисциплинарного взыскания к ФИО1 в виде увольнения по основанию, предусмотренному п.п. «в» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ, о признании незаконным и отмене приказа № от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) ФИО1 по основанию, предусмотренному п.п. «в» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ. В связи с тем, что приказы судом отменяются, а истцом было подано заявление об увольнении по инициативе работника, суд приходит к выводу об удовлетворении требований истца об обязании ответчика изменить формулировку увольнения ФИО1 и внесении записи в трудовую книжку об увольнении по собственному желанию в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ с ДД.ММ.ГГГГ.
В соответствии со ст.135 ТК РФ заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.
Согласно ст. 136 ТК РФ при выплате заработной платы работодатель обязан в письменной форме извещать каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размерах и основаниях произведенных удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате. Заработная плата выплачивается работнику на условиях, определенных трудовым договором. Заработная плата выплачивается непосредственно работнику.
В соответствии с ч.1 ст.55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены, в том числе из объяснений сторон и письменных доказательств.
Согласно ст.56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.
В силу ст.57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами.
На основании ст.14 ТК РФ течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей. Течение сроков, с которыми настоящий Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, начинается на следующий день после календарной даты, которой определено окончание трудовых отношений.
В силу ст. 139 Трудового кодекса РФ для всех случаев определения размера средней заработной платы (среднего заработка), предусмотренных настоящим Кодексом, устанавливается единый порядок ее исчисления. Для расчета средней заработной платы учитываются все предусмотренные системой оплаты труда виды выплат, применяемые у соответствующего работодателя независимо от источников этих выплат. При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 календарных месяцев, предшествующих периоду, в течение которого за работником сохраняется средняя заработная плата. При этом календарным месяцем считается период с 1-го по 30-е (31-е) число соответствующего месяца включительно (в феврале - по 28-е (29-е) число включительно).
В соответствии с п.9 Положения, утвержденного постановлением Правительства РФ от ДД.ММ.ГГГГ N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы" при определении среднего заработка используется средний дневной заработок. Средний заработок работника определяется путем умножения среднего дневного заработка на количество дней (календарных, рабочих) в периоде, подлежащем оплате. Средний дневной заработок исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за отработанные дни в расчетном периоде, включая премии и вознаграждения, учитываемые в соответствии с п.15 настоящего Положения, на количество фактически отработанных в этот период дней.
Из расчетных листков за 2012 год и январь 2013 года, справки 2 НДФЛ усматриваются фактические денежные средства, начисленные ответчиком истцу за указанный период времени /л.д.55-56,63-75/.
На основании вышеизложенного и представленных сведений о заработной плате истца, суд считает необходимым для исчисления причитающейся выплаты истцу взять расчетный период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, что составляет 240 рабочих дней (всего 249 рабочих дней за 2012 год – 9 рабочих дней, в период которых истец находилась на больничном), а общая начисленная и выплаченная заработная плата с другими выплатами истцу составляет 1066 966 рублей 96 копеек за указанный период (12 месяцев) /л.д.63/, а потому среднедневная заработная плата составляет 4445 рублей 70 копеек (1066966 рублей 96 копеек : 240 рабочих дней), при этом суд не соглашается с расчетом истца, поскольку он произведен неверно, а стороной ответчика расчет не представлен.
Таким образом, суд считает возможным с ответчика в пользу истца взыскать сумму задолженности среднего заработка за время вынужденного прогула в размере 244513 рублей 26 копеек за период с ДД.ММ.ГГГГ по день вынесения решения, что составляет 55 дней (4445 руб. 70 коп. х 55 дн), при этом судом учитывается, что если неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения в трудовой книжке препятствовали поступлению работника на другую работу, то суд принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула, а как установлено судом ответчиком была произведена неправильная формулировка основания увольнения работника.
На основании ст.237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Поскольку причинение морального вреда является следствием неправомерных действий или бездействий работодателя, что установлено в судебном заседании, принимая во внимание степень вины ответчика, на котором лежит обязанность соблюдения прав и гарантий работника, предусмотренных действующим законодательством, с учетом разумности и справедливости, а также в силу требований ст. 237 ТК РФ и ст.151 ГК РФ, суд считает возможным взыскать с ответчика в пользу истца в счет компенсации морального вреда сумму в размере 30 000 рублей.
В силу ст. 100 ГПК РФ суд считает возможным удовлетворить требование о взыскании расходов на оплату услуг представителя в размере 50 000 рублей. При определении размера суммы, подлежащей взысканию в счет возмещения расходов по оплате юридических услуг, суд, исходя из принципа разумности, учитывает характер спора и вид оказанных услуг.
Согласно ст.393 ТК РФ при обращении в суд с иском по требованиям, вытекающим из трудовых отношений, работники освобождаются от оплаты пошлин и судебных расходов. В связи с чем, государственная пошлина в соответствии со ст. 103 ГПК РФ подлежит взысканию с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований, что составляет 5 845 рублей 13 копеек (5645 руб.13 коп. + 200 руб. за компенсацию морального вреда).
На основании всего вышеизложенного, руководствуясь ст.194-199 ГПК РФ, суд
решил:
Удовлетворить частично исковые требования с уточнениями.
Признать незаконным и отменить приказ №-рп-13 от ДД.ММ.ГГГГ о применении дисциплинарного взыскания к ФИО1 в виде увольнения по основанию, предусмотренному п.п. «в» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.
Признать незаконным и отменить приказ № от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора с работником (увольнении) ФИО1 по основанию, предусмотренному п.п. «в» п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.
Обязать Открытое акционерное общество «Всероссийский банк развития регионов» изменить формулировку основания увольнения ФИО1 на п. 3 ч.1 ст.77 Трудового кодекса РФ и внести в трудовую книжку запись об увольнении в соответствии с п.3 ч.1 ст.77 ТК РФ по инициативе работника с ДД.ММ.ГГГГ.
Взыскать с Открытого акционерного общества «Всероссийский банк развития регионов» в пользу ФИО1 средний заработок за время вынужденного прогула в размере 244513 рублей 26 копеек, компенсацию морального вреда в размере 30000 рублей, судебные расходы в размере 50000 рублей, в остальной части исковых требований отказать.
Взыскать с Открытого акционерного общества «Всероссийский банк развития регионов» в доход государства государственную пошлину в размере 5845 рублей 13 копеек.
Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Московский городской суд через Останкинский районный суд <адрес> в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме.
Решение в окончательной форме принято ДД.ММ.ГГГГ.
Судья Л.В.Шокурова
Вернуться к списку