Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
07 июля 2016 года г.Ангарск
Ангарский городской суд Иркутской области в составе председательствующего судьи Прасоловой Ж.А., при секретаре Волоховой Л.В., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2606/2016 по иску ФИО3 к ПАО Сбербанк о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
В обоснование требований с учетом уточнений в порядке ст. 39 ГПК РФ истец указала, что с ** работала в организации ответчика специалистом по обслуживанию частных лиц, ** была переведена менеджером по обслуживанию специализированного дополнительного офиса №. ** зам.руководителя сообщила ей, что необходимо прибыть в управление службы безопасности Байкальского ПАО Сбербанка в .... В службе безопасности ей пояснили, что поступила жалоба от клиента банка и необходимо написать объяснение с его слов, если она не согласится, то он направить ее в отделение полиции для возбуждения уголовного дела. Под его диктовку она написала объяснительную. ** ее ознакомили с актом проверки по факту разглашения сведений. Выписку из лицевого счета клиента она не производила, операции по указанному клиенту не совершала. ** она была уволена по подпункту «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ в связи с разглашением охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением трудовых обязанностей. Основанием для увольнения являлись приказ №-ка от **, акт служебной проверки от **. Не согласна с увольнением, считает приказ незаконным, так как ее не знакомили с регламентирующим документом, какую именно информацию работодатель относит к коммерческой тайне. При увольнении ей не разъяснили какую информацию она разгласила и почему эта информация относится к коммерческой тайне. Документов, подтверждающих разглашение ею охраняемой законом тайны, не представлено. Не учтено при увольнении отсутствие дисциплинарных взысканий, характеристика с места работы, а также тот факт, что она является матерью-одиночкой и воспитывает малолетнюю дочь. Неправомерные действия причинили ей моральный вред, который она оценивает в 100 000 руб.. Просит признать увольнение незаконным, изменить формулировку увольнения в подпункта «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ с ** на увольнение по собственному желанию с **, взыскать компенсацию морального вреда.
Истец в судебное заседание не явилась, представила заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие. Ранее в судебных заседаниях поддерживала требования о признании увольнения незаконным, указывала, что она не разглашала сведения третьим лицам, доказательства тому банк не представил. Она действительно заходила в счет клиентов банка ФИО2 и ФИО7, так как много слышала о ФИО7, было простое любопытство, это не запрещено, но никаких операций по счету не производила, никаких выписок не печатала и ФИО8 не передавала. Объяснительную писала под давлением сотрудника отдела безопасности, так как он сказал, что если она не напишет, что он говорит, то ее сразу заберут в полицию, она была напугана, так как у нее маленький ребенок, а законов она не знает.
В судебном заседании представитель ответчика ФИО6, действующая на основании доверенности, иск не признала, поддержала доводы письменных возражений и пояснений на иск, которые приобщены к материалам дела.
Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела и представленные доказательства в их совокупности, суд находит иск подлежащим удовлетворению. Выводы суда основаны на следующем.
В соответствии со ст. 21 ТК РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать трудовую дисциплину, бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников.
В силу пп. "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей, выразившихся в разглашении охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
В соответствии с п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в случае оспаривания работником увольнения подпункту "в" пункта 6 части первой ст. 81 ТК РФ, работодатель обязан предоставить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Согласно п. 38 данного Постановления при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте.
При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающих основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.
Поскольку увольнение за прогул является крайней мерой дисциплинарного взыскания, то при увольнении работодателем должны быть соблюдены сроки и правила наложения дисциплинарного взыскания, предусмотренные ст. ст. 192 и 193 ТК Российской Федерации.
Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.
К дисциплинарным взысканиям, относится увольнение работника по основаниям, предусмотренным п. 5, 6, 9 или 10 части первой ст. 81 ТК РФ. При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
В соответствии со ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не представлено, то составляется соответствующий акт. Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.
Согласно разъяснениям, данным в п. 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 2 от 17.03.2004 г. «О применении судами Трудового кодекса Российской Федерации», обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания общих принципов юридической, а, следовательно, и дисциплинарной ответственности, таких как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.
Для выяснения всех обстоятельств совершения дисциплинарного проступка, а также степени вины работника, работодатель обязан затребовать от него письменное объяснение. Такое объяснение должно быть затребовано до применения к работнику той или иной меры взыскания.
Как установлено в ходе разбирательства дела и подтверждается материалами дела, в период с ** по ** ФИО3 являлась работником ОАО «Сбербанк России», в настоящее время переименованного в ПАО Сбербанк.
Истец работала в должности специалиста по обслуживанию частных лиц специализированного дополнительного офиса №, с ** переведена на должность менеджера по обслуживанию специализированного дополнительного офиса №.
Согласно п. 5.1.1 Трудового договора работник обязан обеспечивать сохранность и неразглашение третьим лицам информации, составляющей служебную, банковскую или коммерческую тайну и ставшей известной работнику в связи с исполнением им своих должностных обязанностей.
Пунктом 11.2 Трудового договора предусмотрено, что под конфиденциальной информацией понимается информация, которая используется работодателем в связи с его направлениями деятельности, в том числе информация о клиентах, информация, содержащая коммерческую и/или банковскую тайну в соответствии с действующим законодательством РФ.
При трудоустройстве ФИО3 давала обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну открытого акционерного общества «Сбербанк России», обязательство о нераспространении информации об ОАО «Сбербанк России» в СМИ, социальных сетях и других источниках, обязательство о неразглашении конфиденциальной информации.
** истца ознакомили с Актом проверки по факту разглашения сведений, составляющих банковскую тайну, согласно которому ФИО3 зашла в счет клиента ФИО2, произвела печать выписки из лицевого счета по вкладу № клиента ФИО2 и, находясь на рабочем месте, через некоторое время передала выписку из лицевого счета по вкладу клиента ФИО2 своей подруге ФИО8.
В указанных действиях ответчик усмотрел нарушение Федерального закона «О банках и банковской деятельности», поскольку выписка из лицевого счета по вкладу и основания проведения операции по счету клиента составляют банковскую тайну.
Согласно ст. 857 ГК РФ банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям, а также представлены в бюро кредитных историй на основаниях и в порядке, которые предусмотрены законом. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения могут быть предоставлены исключительно в случаях и порядке, которые предусмотрены законом. В случае разглашения банком сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, вправе потребовать от банка возмещения причиненных убытков.
В силу ст. 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, о счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.
** ФИО3 даны письменные объяснения сотруднику службы безопасности ПАО Сбербанк ФИО11 о том, что ** на ее номер телефона пришло СМС с фамилией, именем и отчеством «ФИО2». Также поступил звонок от подруги Кобылкиной Елены с просьбой посмотреть о зачислении алиментов. После чего она зашла в АС «Филиал» под своими паспортными данными в счет клиента ФИО2 и выписала ее паспортные данные. После она зашла в счет клиента уже под ее паспортными данными и сделала выписку по поступлениям алиментов. Затем пришла ее подруга и забрала выписку. Во второй половине дня ей опять позвонила подруга, сообщила паспортные данные ФИО7 и просила посмотреть основание списания денежных средств. Она посмотрела и сообщила эту информацию ей по телефону.
В судебном заседании истец отрицала факт добровольности написания данного объяснения, указав, что текст объяснительной писала под диктовку сотрудника службы безопасности.
Согласно информации ПАО Сбербанк ФИО3 находилась на листке нетрудоспособности с ** по **, что подтверждается листком нетрудоспособности, копия которого имеется в материалах дела.
Приказом №-ка от ** «О применении дисциплинарного взыскания» ФИО3 уволена по п. 6 «в» ч.1 ст. 81 ТК РФ (разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей     известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого работника) за нарушение п.2.3, 4.6, 4.11 должностной инструкции менеджера, ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», ст. 857 ГК РФ.
Приказом №-ка от ** прекращено действие трудового договора с ФИО3 и она уволена по подпункту "в" пункта 6 части первой ст. 81 ТК РФ - за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Основанием послужил приказ о дисциплинарном взыскании №-ка от **.
Суд приходит к выводу, что указанное увольнение было произведено незаконно и не обоснованно в нарушение положений ст. ст. 192, 193 ТК РФ без учета обстоятельств, при которых был совершен инкриминируемый истцу проступок, доказательств подтверждающих разглашение истцом охраняемой законом банковской тайны суду представлено не было.
В материалы дела представлена претензия ФИО2 от ** в адрес ПАО Сбербанк, из содержания которой следует, что третьему лицу ФИО12 стала известна информация по ее счетам, открытым в ПАО Сбербанк. Она в банк для получения выписок не обращалась.На основании поступившей претензии Отделом внутрибанковской безопасности Байкальского банка проведена проверка.
По результатам проверки ** составлен Акт проверки по факту разглашения сведений, составляющих банковскую тайну. Из Акта следует, что отделом внутрибанковской безопасности Управления безопасности Байкальского банка при рассмотрении заявления ФИО2 сделана выгрузка с АС Филиала Сбербанка в которой зафиксированы обращения ФИО3 ** к счетам клиентов ФИО2 и ФИО7 без проведения операций. Основываясь на объяснение, данное ФИО3 комиссия пришла к выводу, что ФИО3 была произведена печать «выписки из лицевого счета по вкладу» № клиента ФИО2 и передача указанной выписки ФИО8, что повлекло нарушение ФИО3 менеджером по обслуживанию структурного подразделения должностной инструкции и разглашение сведений, составляющих банковскую тайну.
Представитель ответчика, возражая против требований истца, ссылается на записи видеонаблюдения за ** рабочего места истца, выгрузки из АС Филиал Сбербанк, в которой зафиксированы все обращения истца к счетам клиентов ФИО2 и ФИО7, из которых следует, что при входе в счет клиента ФИО2 истец вводила свои паспортные данные, что говорит о нарушении с ее стороны внутренних документов Банка, а именно Технологической системы « 2618 от ** «По обслуживанию физических лиц во внутренних структурных подразделениях Банка в рамках клиентской сессии».
Кроме того, в подтверждении своих доводов сторона ответчика ссылается на детализации входящих/исходящих соединений абонентского номера, принадлежащего ФИО3, согласно которой в 10:27:07 поступил звонок от ФИО8, 10:32:01 поступило СМС-сообщение от ФИО8, в 10:32:26 – СМС-сообщение от ФИО8.
Анализируя записи видеонаблюдения, детализации соединений, сведения Выгрузки из Автоматизированной системы Филиал Сбербанк, представитель ответчика полагает, что данные доказательства с достоверностью подтверждают факт разглашения ФИО3 сведений, составляющих банковскую тайну, третьим лицам, поскольку на видеозаписи видно, что истец берет телефон, что-то просматривает в нем, при этом набирая информацию на клавиатуре рабочего компьютера. Смена программ, в которых находится ФИО3, видна на экране по внешнему виду окна. На видеозаписи видно, что истец распечатывает что-то на 4 листах, кладет на свой стол и через некоторое время эти листы отдает ФИО8
Проверив данные доводы, суд приходит к следующему.
    Материалами дела подтверждается и не оспаривалось истцом, что ** в 10:42:51 ФИО3 вошла в счет ФИО2 под своими паспортными данными; в 10:45:45 ею создана идентификационная сессия для клиента ФИО2. Произведена идентификация по документу, удостоверяющему личность, однако ФИО2 в банке не присутствовала; в 11:05:01 создана идентификационная сессия для клиента ФИО7, произведена идентификация по документу, удостоверяющему личность, но ФИО7 в банке отсутствовала; в 12:04:28 создана идентификационная сессия для клиента ФИО2 и произведена идентификация по документу, но ФИО2 в банке не присутствовала; в 15:38:20 создана идентификационная сессия для клиента ФИО7 и произведена идентификация по документу, но клиент в банке не присутствовала.
    Согласно детализации входящих/исходящих соединений, представленных «Т2 Мобайл» абонентского номера 79501066913, принадлежащего ФИО3 ** в 10:27:07 поступил входящий звонок с номера телефона 79832439126, зарегистрированного на имя ФИО12 и находившегося, со слов ФИО12, в пользовании ФИО8 до января 2016 года. В этот же день в 10:32:01 поступило сообщение с этого же номера на номер истца, затем поступило еще одно сообщение с указанного номера в 10:32:26.
    Из данных видеонаблюдения рабочего места ФИО3 видно, что в период с 10:46:13 до 10:47:50 истец распечатывает 4 листа на принтере, при этом в промежутках между распечаткой каждого следующего листа меняется картинка на экране рабочего компьютера. Распечатанные листы истец убрала на свой рабочий стол. Достоверно определить, что конкретно было распечатано, не представляется возможным.
Далее из видеозаписи видно, что в 10:55:27 перед ФИО3 уже стоит ФИО8, что не оспаривалось истцом.
В 10:56:12 истец передает какие-то листы со своего рабочего стола ФИО8 и та начинает что-то править ручкой в этих листах.
В 11:01:23 и в 11:01:35 истец еще распечатывает листы на принтере, скрепляет их, заверяет подписью и печатью и передает ФИО8.
Из выгрузки из АС Филиал Сбербанк в 10:58:07 ФИО3 создает идентификационную сессию для клиента ФИО9, со слов истца - супруга ФИО8 и осуществляет вход в карточку клиента.
В 11:03:58 ФИО8 уходит из банка.
Таким образом, перерыв в видеозаписи между распечаткой листов на принтере и передачей листов ФИО8 составляет 7 минут, что не позволяет с достоверностью утверждать, что именно листы, распечатанные ФИО3 в указанное выше время, были переданы ФИО8
В судебном заседании были допрошены свидетели.
Так, свидетель ФИО2 показала, что в Кировском районном суде ... проходило судебное заседание между ее дочерью ФИО7 и ФИО10. Адвокат Лукиной заявила, что у нее есть выписки и дочь ей сказала об этом. Кобылкину она не знает, никого не просила распечатать выписки по ее счету. После чего она обратилась в ПАО Сбербанк с претензией, имущественно она не пострадала от разглашения сведений о ее счете.
Свидетель ФИО7 суду показала, что ей известно, что выписки по счету ее матери ФИО2 были переданы третьим лицам. Савельеву она не знает. ** у нее был судебный процесс по иску Лукиновой к ней в Октябрьском районном суде. В процессе участие принимал ее представитель Васильева. Адвокат Лукиновой представила выписки в процессе, на что Васильева заявила, что пойдет с ними в прокуратуру. Сколько выписок было ей не известно. Выписки были только по счету ее матери. Она рассказала матери об этом и та обратилась в ПАО Сбербанк с претензией.
Свидетель ФИО11 суду показал, что истца видел два раза – в его кабинете и на очной ставке в отделении полиции. Ему позвонила ФИО7 и сказала, что выписки со счета ее матери оказались у третьих лиц. Затем пришла к нему и рассказала, что в рамках гражданского дела е стало известно о передаче выписок по счету ее мамы третьим лицам. Поступила претензия от ФИО2, создана комиссия. Была сделана выгрузка из АС «Филиал Сбербанка»-имперва, которая предназначена бля аудита за действиями пользователя. Чтобы зайти на счет надо знать номер счета и паспортные данные клиента. Когда не известны паспортные данные клиента, операционист вводит свои данные. Также была сделана выгрузка, в которой отображаются все действия по атоматизированной системе банка. Из выгрузки ему стало известно, что ФИО3, используя свои паспортные данные вошла на счет ФИО13. Была запрошена видеозапись, на которой видно, что в день входа истца на счет ФИО13 самого клиента в банке не было. На видеозаписи видно, что истец что-то напечатала в то время когда был открыт счет ФИО13. Но достоверно установить, что было распечатано не возможно. Сама распечатка документов не отображалась **, так как это не операция по счету. В настоящее время внесли изменения в программу и можно проследить печатается что-то или нет. Распечатки истец убрала на свой стол. Затем передала их Кобылкиной. Из видеозаписи визуально видно, что выписка, переданная Кобылкиной, была из программы АС «Филиал Сбербанк», так как выписки из разных программ имеют разные формы. ** истец пришла к нему, присутствовали иные сотрудники службы безопасности. Ей были показаны выгрузки из программы, претензия ФИО13, видеозаписи. Предложено было написать объяснение, которое она писала самостоятельно за отдельным столом, давление не оказывалось, содержание не диктовал.
Свидетель ФИО12 суду показала, что истца знает через Кобылкину Елену, познакомились в январе 2016 года. Кобылкина позвонила ей и сказала, что их внесли стоп-лист, так как у нее и сотрудника Сбербанка ФИО7 был суд в .... Что происходило на суде она точно не знает, так как был ее представитель, прослушала аудиозапись и на ней нет никаких сведений о том, из-за каких документов ее внесли в стоп-лист и нет информации о том, что приобщались какие-то выписки. Она никого не просила делать какие-то выписки, в решении суда указано, что никаких документов ей из Сбербанка не выдавалось, приобщались только документы, запрашиваемые ФИО13. № зарегистрирован на нее, но пользовалась им до января 2016 года Кобылкина Елена. Сотрудники службы безопасности показывали видеозапись, на которой видно, что ФИО3 писала объяснение в слезах, на нее оказывалось давление, об этом ей сказали сотрудники службы безопасности.
У суда не имеется оснований не доверять показаниям свидетелей.
Вместе с тем, показания свидетелей ФИО2, ФИО7 и ФИО11 не содержат сведений, которые могли бы быть признаны прямыми доказательствами совершения истцом конкретных действий, в результате которых информация, составляющая банковскую тайну, была передана третьим лицам, а именно распечатки ФИО3 и передачи выписки по счету ФИО2 ФИО8
Анализируя представленные доказательства, объяснения сторон, показания допрошенных по делу свидетелей, суд пришел к выводу о том, что ответчиком не представлено доказательств того, что на момент вынесения приказа №-ка от ** у работодателя имелись основания полагать, что сведения, ставшие известными работнику, в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей, были разглашены именно ФИО3.
Достоверных признаков распечатки ФИО3 выписки лицевого счета ФИО2 в указанное ответчиком время, либо позже не обнаружено.
Также доказательств, подтверждающих разглашение истцом сведений, составляющих банковскую тайну, передачу третьему лицу ФИО8 выписки по лицевому счету ФИО2 ответчик суду не представил.
Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие переписку истца с ФИО8 по вопросу лицевого счета ФИО2, а также передачу каких-либо документов от ПАО Сбербанк указанному лицу.
Доводы ответчика носят предположительный характер, и не могут служить основанием применения дисциплинарного взыскания в виде увольнения.
Суд критически относится к объяснительной, данной ФИО3, поскольку истец в ходе судебного разбирательства указывала на отсутствие добровольного характера данных пояснений, утверждала, что писала их со слов сотрудника службы безопасности, под давлением, была напугана.
Объяснения, данные ФИО3, были проверены, достоверных, допустимых и достаточных доказательств, подтверждающих факты, изложенные в объяснении, ответчиком суду не представлено, судом не добыто.
Таким образом, объективно сведения, содержащиеся в объяснении ФИО3, не подтверждены, что не может являться достаточным доказательством для применения к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения.
Установив отсутствие в действиях истца дисциплинарного проступка, суд приходит к выводу о том, что работодатель не имел основания для привлечения работника к ответственности.
Поскольку в нарушение ст. 56 ГПК РФ доказательств, безусловно свидетельствующих о разглашение ФИО3 банковской тайны ответчиком суду не представлено, то оснований для применения пп. "в" п. 6 ст. 81 ТК РФ в отношении истца не имелось.
Истец просит изменить формулировку увольнения с увольнения по пп. "в" п. 6 ст. 81 ТК РФ - за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей с ** на увольнение по собственному желанию п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ с **.
Согласно ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.
В случае признания увольнения незаконным орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию.
В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.
При указанных обстоятельствах суд, руководствуясь положениями статьи 394 Трудового кодекса РФ, находит подлежащими удовлетворению требования истца об изменении формулировки основания увольнения ФИО3 с увольнения по пп. "в" п. 6 ст. 81 ТК РФ - за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей с ** на увольнение по собственному желанию п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ с **.
Согласно статье 237 Трудового кодекса РФ компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяется судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Учитывая, что увольнение истца признано незаконным, его требования о взыскании компенсации морального вреда подлежат удовлетворению.
Удовлетворяя требования о взыскании компенсации морального вреда, суд учитывает конкретные обстоятельства данного дела, принцип разумности и справедливости и считает, что компенсация морального вреда в размере 3 000 рублей, будет соразмерна нравственным страданиям истца.
В силу статьи 103 Гражданского процессуального кодекса РФ с ответчика в местный бюджет подлежит взысканию государственная пошлина в размере 600 руб., поскольку истец в силу закона освобожден от её уплаты при обращении в суд с исковым заявлением.
руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
Иск ФИО3 к ПАО Сбербанк о признании увольнения незаконным, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда – удовлетворить.
Признать незаконным приказ №-ка от ** об увольнении ФИО3 ** за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением трудовых обязанностей по п.п. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ.
Изменить формулировку увольнения ФИО3: с «за разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением трудовых обязанностей по п.п. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ» на «по собственном желанию п.3 ч.1 ст. 77 ТК РФ».
Взыскать с ПАО Сбербанк в пользу ФИО3 компенсацию морального вреда 3000 руб..
Взыскать с ПАО Сбербанк в местный бюджет государственную пошлину 600 руб..
Решение может быть обжаловано в Иркутский областной суд через Ангарский городской суд путем подачи апелляционной жалобы в течение месяца со дня составления мотивированного решения.
Мотивированное решение будет изготовлено 14 июля 2016 года.
Судья                                 
Вернуться к списку