Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

№ 2-2670/2016

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

1 июля 2016 года г. Астрахань

Советский районный суд г. Астрахани в составе:

председательствующего судьи Омаровой И.В.,

с участием помощника прокурора Советского района г.Астрахани Корженевской И.С.,

при секретаре Чирковой И.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ЛАВ к ЗАО «МАКС» о признании незаконными приказов, изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

у с т а н о в и л:

Истец ЛАВ обратился в суд с иском о признании незаконными приказов, изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что приказом <номер> от <дата> филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> трудовой договор с ним, как начальником отдела урегулирования убытков расторгнут за однократное нарушение работником трудовых обязанностей-разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, о чем была сделана запись в трудовой книжке за <номер> от <дата>. Трудовая книжка ему выдана, с приказом об увольнении он ознакомлен <дата>. С увольнением не согласен, поскольку документы, указанные в приказе <номер> от <дата> были получены им <дата> на основании запроса, ранее с указанными документами не ознакомлен не был. Данный приказ не содержит указание на совершенный дисциплинарный проступок и его дату. Как указано в приказе <номер>-ОД (А) от <дата>, в ходе проведенной проверки в период с 18 по <дата> он несанкционированно передал материалы выплатного дела с грифом «Коммерческая тайна» одному из действующих в <адрес> автоюристов, в связи с чем, ответчиком сделан вывод о его взаимодействии с так называемыми «автоюристами» и экспертными организациями, действительность которых направлена на воспрепятствовании процессу урегулирования убытков ЗАО «МАКС». При этом, только один документ имеет пометку «Коммерческая тайна» - акт о страховом случае, но и он не относятся к коммерческую тайне. Указывает, что с актом <номер> от <дата> «Об осмотре рабочего места» он не был ознакомлен; должностная инструкция от <дата> начальника отдела урегулирования убытков филиала ЗАО «МАКС» также не содержит указание на перечень относящейся к коммерческой тайне и меры за ее раскрытие; с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, и с установленным режимом коммерческой тайны в ЗАО «МАКС» и с мерами ответственности за его нарушение, он не был ознакомлен. Поскольку информация, содержащаяся в выплатном деле, не относится к категории секретной, которая охватывается понятиями коммерческой тайны, а федеральный закон от <дата> №40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» не содержит запретов на ограничение получения какой-либо информации по страховому случаю, то просит признать п.2 приказа ЗАО «МАКС» от <дата> <номер>-ОД (А) в части указания о расторжении трудового договора с начальником отдела урегулирования убытков ЗАО «МАКС» в <адрес> ЛАВ за разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнение им трудовых обязанностей, подпункт «в» пункта 6 части 1 ст. 81 ТК РФ незаконным и отменить его; признать приказ филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> <номер> от <дата> о расторжении трудового договора с начальником отдела урегулирования убытков филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> ЛАВ за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей -разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, подпункт «в» пункта 6 части первой ст.81 ТК РФ незаконным и отменить его; восстановить его в должности начальника отдела урегулирования убытков филиала ЗАО «МАКС» и взыскать с ответчика в свою пользу заработную плату за время вынужденного прогула на день вынесения судом решения, компенсацию морального вреда в сумме 7000 руб., судебные расходы, связанные с оплатой услуг представителя в сумме 20000 руб.

Впоследствии, в порядке ст.39 ГПК РФ истец ЛАВ изменил исковые требования, просит изменить формулировку увольнения «по собственному желанию» на день вынесения судом решения. В остальной части заявленные требования остались без изменения.

В судебном заседании истец ЛАВ и его представитель ЛИГ поддержали заявленные требования с учетом изменений, просили их удовлетворить.

Представители ответчика ЗАО «МАКС» ФОН и ФТП в судебном заседании исковые требования не признали.

Суд, выслушав стороны, исследовав материалы дела, заключение помощника прокурора КИС, полагавшей обоснованными исковые требования, приходит к выводу необоснованности заявленных исковых требований.

К такому выводу суд пришел исходя из следующего.

Согласно ст.56 Трудового кодекса РФ трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя. Сторонами трудового договора являются работодатель и работник.

В соответствии со ст.21 Трудового кодекса Российской Федерации работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать трудовую дисциплину, бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников.

Согласно пп. "в" п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.

В соответствии с п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <дата> N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" судам необходимо иметь в виду, что в случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом <данные изъяты>, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.

В соответствии с Законом РФ «О коммерческой тайне», коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.

Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.

Разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, - действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.

Согласно ст.192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: 1) замечание; 2) выговор; 3) увольнение по соответствующим основаниям.

В силу ст.193 Трудового кодекса РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника письменное объяснение. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Непредоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет мнения представительного органа работников.

Дисциплинарное взыскание не может быть применено позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии, проверки финансово-хозяйственной деятельности или аудиторской проверки - позднее двух лет со дня его совершения. В указанные сроки не включается время производства по уголовному делу.

Как установлено судом и следует из материалов дела, <дата> между ЗАО «МАКС» в лице директора филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> ЛАВ и заключен трудовой договор <номер> от <дата>.

Приказом <номер> от <дата> ЛАВ принят на работу в ЗАО «МАКС» на должность начальника отдела урегулирования убытков в филиале ЗАО «МАКС» в <адрес> с испытательным сроком 3 месяца.

В соответствии с п.2.3 трудового договора <номер> от <дата> работник обязуется исполнить свои трудовые обязанности в соответствии с должностной инструкцией.

Согласно п.2.2 данного трудового договора, одной из обязанности работника является неразглашение ставшими ему известными в связи с использованием деятельности сведения, относящиеся к охраняемой законом тайне (государственной, служебной, коммерческой и иной).

Согласно п.3.3 должностной инструкции начальника отдела урегулирования убытков филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> в лице ЛАВ, последний обязан руководить ходом урегулирования убытков в филиале, обеспечивая строгое соблюдение следующих этапов работы: организовывать прием претензионных и судебно-исполнительных документов, документов на расторжение договоров страхования, а также сбор фактической информации по страховому случаю; проводить анализ полученных претензионных, судебно-исполнительных документов на расторжение договоров страхования, а также документов по страховым случаям; организовывать проверки соответствия поступивших из правоохранительных и иных компетентных органов документов условиям страхования, страховому законодательству и заявленным обстоятельствам страхового случая; организовывать подготовку заключения по итогам анализа пакета претензионных документов; рассматривать и утверждать акты о страховых случаях в пределах компетенции, установленной доверенностью; организовывать подготовку РНВ по убыткам, урегулируемых в рамках ФОВ филиала и их визирование, обеспечивать своевременное и оперативное вложение всех документов по убыткам в базу данных Lotus Notes; обеспечить отправку в Управление УРСС по автотранспорту в сроки, установленные регламентом урегулирования убытков, материалов дел, размер заявленных к возмещению сумм по которым превышает установленный в филиале лимит. Осуществлять контроль и оказание помощи в процессе урегулирования убытков агентствам и иным обособленным подразделениям филиала.

Согласно п.5.4 названной должностной инструкции, начальник отдела филиала несет ответственность за сохранность конфиденциальной информации, ставшей известной в процессе служебной деятельности.

С инструкцией ЛАВ ознакомлен <дата>.

Приказом <номер>-ДО(А) от <дата> «О введении в действие положения о конфиденциальной информации в ЗАО «МАКС» введен режим коммерческой тайны. Данное положение распространяется на всех работников компании ЗАО «МАКС», работающих по трудовому договору.

В положении <номер> к указанному положению сформирован и утвержден перечень сведений, составляющих коммерческую тайну в ЗАО «МАКС». Он включает в себя, в том числе следующие сведения: персональные данные и документы, содержащиеся в договорах страхования, заявления о страховых событиях, извещениях о ДТП, актах осмотра, калькуляциях, актах о страховых случаях, ксерокопиях документов удостоверяющих личность, акты медико-экономической экспертизы по платежно-расчетным документам в рамках договоров на предоставление медицинских услуг, выплатные дела по которым существует возможность однозначно идентифицировать личности субъекта или третьих лиц, сведения и документы, содержащие реквизиты банковских, зарплатных, личных банковских карт сотрудников или клиентов ЗАО «МАКС» по которым существует возможности однозначно идентифицировать личность субъекта.

Пунктом 8.1 данного Положения закреплена ответственность работника за разглашение конфиденциальной информации.

В материалы дела представлен перечень приказов ЗАО «МАКС» по урегулированию убытков, введенных в действие в 2015 году, с которыми ЛАВ был ознакомлен <дата>, о чем свидетельствует его подпись на листе ознакомления.

Таким образом, ответчиком предприняты все необходимые меры по охране конфиденциальности коммерческой тайны.

Заключая трудовой договор работник обязуется добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, соблюдать трудовую дисциплину и правила внутреннего трудового распорядка организации, согласно ст.21 ТК РФ. Эти требования предъявляются ко всем работникам. Их виновное неисполнение может повлечь расторжение работодателем трудового договора в соответствии с пп.»а» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ, что является одним из способов защиты нарушенных прав работодателя.

Установлено, что приказом директора филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> <номер>-К от <дата> за нарушение п.3.3. должностной инструкции начальника отдела урегулирования убытков, выразившееся в необеспечении своевременного и оперативного вложения всех документов по убыткам в рабочую базу данных Lotus Notes, к ЛАВ применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Приказом директора филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> <номер>-К от <дата> за нарушение правил внутреннего распорядка, а именно отсутствие на рабочем месте <дата> в течение рабочего дня по неуважительной причине, к ЛАВ применено дисциплинарное взыскание в виде выговора.

В установленном законом порядке указанные приказы о применении дисциплинарных взысканий не обжалованы ЛАВ

Согласно приказа <номер>-ОД(А) от <дата> за ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей, выразившееся в слабом контроле за выполнением должностных обязанностей подчиненным сотрудником, объявлен выговор директору филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> ААА Директору филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> ААА дано указание расторгнуть трудовой договор с начальником отдела урегулирования убытков ЗАО «МАКС» в <адрес> ЛАВ за разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, п.п. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ.

Из данного приказа следует, что проверкой, проведенной в филиале ЗАО «МАКС» в <адрес> в период с 18 по <дата>, установлены многочисленные факты нарушений порядка урегулирования страховых событий, допущенные начальником отдела урегулирования убытков филиала ЛАВ В нарушение требований ст.12 ФЗ № 40-ФЗ «Об ОСАГО» и приказа ЗАО «МАКС» от <дата> <номер>а-ОД(А) ЛАВ не производил установленным порядком регистрацию заявленных страхователями (потерпевшими) страховых событий и не принимал мер к их своевременному урегулированию. На рабочем месте ЛАВ обнаружено 28 заявлений о наступлении страховых случаев, поступивших в период с <дата> по <дата>, но не зарегистрированных в БД Lotus. По заявленным событиям действия по урегулированию не предпринимались, выезды на осмотр не осуществлялись. Вместо этого ЛАВ рекомендовал страхователям обращаться за проведением независимой экспертизы в ООО «Реаком» и к ИП ЛДС

Кроме этого данным приказом установлено грубое нарушение ЛАВ условий трудового договора, выразившееся в несанкционированной передаче материалов выплатного дела с грифом «Коммерческая тайна» одному из действующих в <адрес> автоюристов. Так <дата>, с рабочего компьютера ЛАВ и с его электронного адреса (Levinav@bk.ru) посредством почтового ресурса www.mail.ru на электронную и почту адресата «Бирюков <ФИО>2» направлено сообщение, содержащее вложение сканированных копий документов по убытку (акт о страховом случае с пометкой «Коммерческая тайна», акт осмотра ТС № от <дата>, заключение эксперта к акту осмотра «УП 172602 от <дата>, паспорт потерпевшего, заявление о прямом возмещении убытков от <дата>, извещение о ДТП, платежный документ, страховой полис потерпевшего, постановление ГИБДД по делу об административном правонарушении, реквизиты для перечисления страхового возмещения, справка о ДТП от <дата>, свидетельство о регистрации ТС, водительское удостоверение, фотографии поврежденного ТС).

Приказом директора филиала ЗАО «МАКС» в <адрес> от <дата> прекращен трудовой договор с ЛАВ начальником отдела урегулирования убытков в филиале ЗАО «МАКС» в <адрес> и ЛАВ уволен с <дата> за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, подпункт «в» пункта 6 части первой ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Основанием для увольнения ЛАВ послужил приказ от <дата> <номер>-ОД(А), акт <номер> от <дата> об осмотре рабочего места, акт <номер> от <дата> об отказе в ознакомлении с актом <номер> от <дата>, запрос на предоставление информации <номер> ВН-А-35-1-1/1568 от <дата>, объяснительная от <дата> от ЛАВ

Разрешая исковые требования, и отказывая в иске, суд оценив представленные доказательства по правилам ст.67 ГПК Российской Федерации, приходит к выводу о том, что у ответчика имелись основания для увольнения истца по пп."в" п.6 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации за разглашение охраняемой законом тайны (коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, поскольку факт распространения истцом сведений, сведений, составляющих коммерческую тайну, нашел свое подтверждение. Нарушений порядка увольнения, установленного ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, судом не установлено.

Судом принят во внимание факт того, что адрес электронной почты, на который истец направляла с рабочей почты документы, зарегистрирован на имя БАЮ Между ЗАО «МАКС» и БАЮ ни трудовой договор, ни гражданско-правовой договор не заключен. В материалах отсутствуют также документы, подтверждающие право БАЮ на получение всей информации по страховому случаю страхователя Гусейнова.

Установлено, что в документах, переданных ЛАВ,- БАЮ стоял гриф «коммерческая тайна». Данная отметка свидетельствует о введении режима коммерческой тайны в отношении таких документов.

Кроме этого, само по себе отсутствие на информации грифа «коммерческая тайна» не освобождает работника от ответственности за разглашение информации, поскольку отсутствие грифа не свидетельствует об отсутствии в сведениях информации, содержащей коммерческую тайну.

Как указано выше, истец ознакомлен с Положением о сведениях, составляющих конфиденциальную информацию, и основных мерах по организации их защиты в ЗАО «МАКС», однако, не принял меры по сохранению конфиденциальных сведений ответчика и данные обстоятельства являются достаточными для увольнения на основании пп. «в» п.6 ч.1 ст. 81 ТК РФ.

Доводы ответчика и его представителя о том, что у ответчика отсутствовал режим конфиденциальности, являются не состоятельными, поскольку в трудовом договоре истца было указано на недопустимость разглашения сведений, относящихся к охраняемой законом тайне (государственной, служебной, коммерческой и иной).

Не могут быть принят судом во внимание доводы ответчика о том, что ни на одном документе, с которыми он работал не имеется грифов "коммерческая тайна" либо «секретно», так как истец был ознакомлен с локальными актами работодателя, в рамках которых он взял на себя обязательство не разглашать конфиденциальную информацию, то есть любую информацию, ставшую известной работнику о работодателе, которая не является общедоступной.

Что касается доводов представителя ответчика относительно отсутствия даты совершения дисциплинарного проступка, то в данном случае как установлено в судебном заседании, проступок имел место <дата>, а в оспариваемом приказе имеет место техническая ошибка (опечатка).

Поскольку суд признает увольнение ЛАВ законным, то оснований для признания приказов незаконными, изменении формулировки увольнения и удовлетворения производных требований о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов не имеется.

При таких обстоятельствах, в удовлетворении исковых требований следует отказать в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст.194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

Исковые требования ЛАВ к ЗАО «МАКС» о признании незаконными приказов, изменении формулировки увольнения, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда – оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Астраханский областной суд в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме, через районный суд, принявший решение.

Мотивированное решение изготовлено <дата>.

Судья: подпись Омарова И.В.

Вернуться к списку