Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Дело № 2-290/2011 28 января 2011 года
Р Е Ш Е Н И Е ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга в составе: председательствующего судьи Павловой О.Н.
при секретаре Малышевой Е.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Яшкина Д. Ю. к обществу с ограниченной ответственностью «Городской центр экспертиз - Север» (далее также – ООО «ГЦЭ – Север») о признании приказа об увольнении незаконным, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
Яшкин Д.Ю. обратился в суд с настоящим иском, ссылаясь на то, что он работал главным специалистом департамента маркетинга в ООО «ГЦЭ – Север» с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ. ДД.ММ.ГГГГ ответчиком был издан приказ № о прекращении (расторжении) с истцом трудового договора за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей), подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, который был подписан директором Пименовым В.А. ДД.ММ.ГГГГ Яшкину Д.Ю. была выдана на руки трудовая книжка и копия приказа. Ссылаясь на незаконность оснований своего увольнения с занимаемой должности, поскольку никакого дисциплинарного проступка не совершал, акт о неисполнении трудовых обязанностей не подписывал, с приказом о наложении дисциплинарного взыскания не ознакомлен и в действительности в момент его увольнения директором ООО «ГЦЭ – Север» являлся Кокоулин И.В., истец просил в судебном порядке признать приказ № от ДД.ММ.ГГГГ незаконным, изменить формулировку причины увольнения на увольнение по собственному желанию, взыскать с ответчика в пользу Яшкина Д.Ю. в счет компенсации морального вреда 50000 рублей, а также возместить расходы на оплату услуг представителя в размере 30000 рублей.
Истец и его представитель Бабальянц Т.П., допущенная к участию в деле в порядке ч. 6 ст. 53 ГПК РФ, в судебное заседание явились, исковые требования поддержали.
Представители ответчика Каменская Е.В., Паровышник И.В., Хапалова А.А., действующие на основании доверенностей, и адвокат Толкачев Г.В., действующий на основании ордера и доверенности, в судебное заседание явились, исковые требования не признали, поддержав доводы, изложенные в возражениях на иск, ранее представленных суду (л.д. 40-48 том 1, л.д. 25-29 том 3).
Выслушав стороны, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему:
Из материалов дела видно, что истец с ДД.ММ.ГГГГ работал в ООО «ГЦЭ – Север» в должности главного специалиста департамента маркетинга (копия трудовой книжки на л.д. 9-11 том 1, копия приказа о приеме на работу на л.д. 65 том 1).
Согласно пункту 2.3.5. трудового договора Яшкин Д.Ю. обязался не разглашать сведения, составляющие коммерческую тайну работодателя в соответствии с его нормативными документами (копия трудового договора на л.д. 53-54 том 1).
Кроме того, истец ДД.ММ.ГГГГ подписал обязательство о неразглашении коммерческой тайны, являющееся приложением к трудовому договору (л.д. 57 том 1).
ДД.ММ.ГГГГ Яшкин Д.Ю. также был ознакомлен с Положением о защите коммерческой информации ООО «ГЦЭ – Север» (листа ознакомления с локальными нормативными актами на л.д. 76 том 1, Положение о защите коммерческой информации на л.д. 77-80 том 1).
Приказом директора ООО «ГЦЭ – Север» Пименовым В.А. № от ДД.ММ.ГГГГ за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей) истец с ДД.ММ.ГГГГ был уволен по подп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с занимаемой должности (копия на л.д. 66 том 1).
Среди документов, послуживших основанием для расторжения трудового договора, в приказе указаны: докладная от ДД.ММ.ГГГГ, акт о неисполнении трудовых обязанностей от ДД.ММ.ГГГГ, акт об отказе от дачи объяснений Яшкиным Д.Ю., приказ о наложении дисциплинарного взыскания.
Из докладной записки от ДД.ММ.ГГГГ руководителя департамента маркетинга ООО «ГЦЭ – Север» ФИО7 следует, что ДД.ММ.ГГГГ его подчиненный главный специалист департамента маркетинга Яшкин Д.Ю., допущенный к коммерческой тайне ООО «ГЦЭ – Север», в нарушение требований должностной инструкции, Правил внутреннего трудового распорядка, Положения о защите коммерческой информации и трудового договора в ходе телефонного разговора с представителем ООО «СтройТехЭкспертиза» в его присутствии разгласил цены выполнения работ ООО «ГЦЭ – Север» и предложил ему организовать получение для ООО «СтройТехЭкспертиза» нового заказа на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности зданий и сооружений ООО «РН-Пурнефтегаз», клиента ООО «ГЦЭ – Север», назначив при этом более низкую цену по сравнению с ценами ООО «ГЦЭ – Север», как уже делал ранее (л.д. 111 том 1).
В виду данных обстоятельств ДД.ММ.ГГГГ от истца были затребованы письменные объяснения и составлен акт о неисполнении трудовых обязанностей (л.д. 112-113 том 1).
ДД.ММ.ГГГГ приказом директора ООО «ГЦЭ – Север» Пименова В.А. для проведения служебного расследования по факту разглашения коммерческой тайны была создана комиссия (л.д. 118 том 1), которая в ходе осуществления соответствующей деятельности установила, что истец в нарушение пунктов 2.2.5., 2.2.6,.3.3.1, 4.1., 5.2. Положения о защите коммерческой информации ООО «ГЦЭ – Север» разгласил сведения, относящиеся к коммерческой информации ответчика, ставшие известными Яшкину Д.Ю. в связи с исполнением трудовых обязанностей.
Согласно п. ДД.ММ.ГГГГ. должностной инструкции истец обязался разбираться в причинах потери клиентов, вырабатывать меры по их «возврату» и добиваться положительного результата.
В частности, в ходе выполнения своих трудовых обязанностей у ответчика истец курировал договорную работу с заказчиком ООО «ГЦЭ – Север» с ДД.ММ.ГГГГ года – ООО «РН – Пурнефтегаз». Яшкин Д.Ю. проводил переговоры с данным клиентом и принимал непосредственное участие в заключении с этим заказчиком договоров № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ, № от ДД.ММ.ГГГГ.
Вместе с тем, комиссия в ходе служебного расследования установила, что бывший директор ООО «ГЦЭ – Север» - Кокоулин И.В. ДД.ММ.ГГГГ зарегистрировал на имя своей супруги (Васильевой Л.А.) юридическое лицо – ООО «СтройТехЭкспертиза», являющееся конкурентом ответчика, поскольку к основному виду деятельности данной организации относится экспертиза промышленной безопасности. При этом Кокоулин И.В. работал одновременно в качестве директора ООО «ГЦЭ – Север» и заместителя генерального директора, главного инженера ООО «СтройТехЭкспертиза».
По мнению комиссии, для «перевода бизнеса» ООО «ГЦЭ – Север» на ООО «СтройТехЭкспертиза» Кокоулин И.В. привлек подчиненных ему работников ответчика: главного специалиста департамента маркетинга Яшкина Д.Ю., руководителя департамента экспертизы промышленной безопасности зданий и сооружений ФИО6, руководителя департамента экспертизы технических устройств ФИО1
Согласно установленному Кокоулиным И.В. распределению ролей Яшкин Д.Ю., используя свое служебное положение, вопреки своим трудовым обязанностям, в ходе работы с заказчиками ООО «ГЦЭ – Север» под различными предлогами склонял их к заключению договоров с ООО «СтройТехЭкспертиза», предлагая от последней организации более низкую цену, так как располагал сведениями о сумме договора, предлагаемой ответчиком.
Так, в ДД.ММ.ГГГГ года истец провел переговоры с закрепленным за ним предприятием ООО «РН – Пурнефтегаз» и убедил последнее заключить договор на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности не с ООО «ГЦЭ – Север», а с ООО «СтройТехЭкспертиза», представляя эту организацию как дочернее предприятие ответчика.
Из акта комиссии от ДД.ММ.ГГГГ также следует, что путем введения в заблуждение сотрудников Кокоулин И.В. совместно с Яшкиным Д.Ю. и ФИО6 направили специалистов ООО «ГЦЭ – Север» ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 в длительную командировку в <адрес> с использованием приборов, оборудования, оргтехники, находящихся в собственности ООО «ГЦЭ – Север». Вышеуказанные специалисты по результатам исследований подготовили заключения, которые в качестве эксперта подписал ФИО6, а утвердил Кокоулин И.В. в качестве заместителя генерального директора, главного инженера ООО «СтройТехЭкспертиза». Яшкин Д.Ю. курировал данную командировку и предоставлял экспертам необходимую контактную информацию.
Исходя из вышеизложенного, комиссия пришла к заключению о том, что виновные действия главного специалиста департамента маркетинга Яшкина Д.Ю. привели к причинению ущерба ответчику в виде упущенной выгоды в размере 3100000 руб., составляющих сумму договора, заключенного между ООО «СтройТехЭкспертиза» и ООО «РН – Пурнефтегаз» (л.д. 160-164 том 2).
Приказом № от ДД.ММ.ГГГГ к Яшкину Д.Ю. было применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения за нарушение должностной инструкции, Правил внутреннего трудового распорядка, Положения о защите коммерческой информации и трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ (копия приказа на л.д. 119 том 1).
В соответствии с подпунктом «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор, действительно, может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
Вместе с тем, поскольку увольнение является мерой дисциплинарного взыскания, его применение должно соответствовать требованиям ст. 193 ТК РФ – предварительному получению объяснений, объявлению приказа под подпись и т.п. При этом соблюдение порядка применения дисциплинарного взыскания подлежит доказыванию работодателем; нарушение порядка привлечения работника к дисциплинарной ответственности влечет признание увольнения незаконным.
Согласно пункту 53 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.04 № 2 (ред. от 28.09.10) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.
Между тем, исходя из представленных в материалы дела доказательств суд полагает, что при наложении дисциплинарного взыскания не были учтены тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
Основанием для издания приказа о применении дисциплинарного взыскания явились результаты служебного расследования созданной ООО «ГЦЭ – Север» комиссии, изложенные в соответствующем акте от ДД.ММ.ГГГГ. Однако из данного документа не усматривается тяжесть совершенного Яшкиным Д.Ю. проступка, поскольку описываемые в нем обстоятельства касаются периода предшествовавшего ему и не подтверждают виновного поведения истца ДД.ММ.ГГГГ, а именно разглашения коммерческой тайны, ставшей известной работнику при исполнении им трудовых обязанностей.
Так, в ходе расследования не подтверждено, что Яшкин Д.Ю. склонял заказчиков ООО «ГЦЭ – Север» к заключению договоров с ООО «СтройТехЭкспертиза», равно как и то, что он убедил ООО «РН – Пурнефтегаз» в ДД.ММ.ГГГГ года заключить договор с ООО «СтройТехЭкспертиза» на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности.
Тем более, указанный довод стороны ответчика суд полагает неубедительным с учетом представленных в материалы дела документов о том, что ООО «РН – Пурнефтегаз» на заключение вышеназванного договора объявлял тендер. Оснований полагать, что истец был способен каким-то образом повлиять на результаты тендера принимая во внимание условия проведения такого конкурса, установленные заказчиком (л.д. 92-95, 103-104), у суда нет.
При этом из объяснений истца, данных в настоящем судебном заседании, следует, что он подавал документы на участие в этом тендере от ООО «ГЦЭ – Север» на первый этап конкурса, но дальнейшее участие в конкурсе стало невозможным вследствие недопущения заказчиком ответчика ко второму этапу конкурса. Доказательств обратного суду не представлено.
Ссылка стороны ответчика о направлении специалистов ООО «ГЦЭ – Север» ФИО2, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 в длительную командировку в <адрес> с использованием приборов, оборудования, оргтехники, находящихся в собственности ответчика для выполнения работ от ООО «СтройТехЭкспертиза» является несостоятельной, поскольку также не подтверждает обстоятельств совершенного истцом однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны ДД.ММ.ГГГГ, учитывая, вместе с тем, что Яшкин Д.Ю. непосредственной отправкой работников в командировку не занимался, решая лишь организационные вопросы.
Кроме того, суд критически оценивает представленный акт комиссии по расследованию факта разглашения коммерческой тайны главным специалистом Яшкиным Д.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ применительно к дате его составления, в связи с тем, что в тексте данного документа Яшкин Д.Ю. и ООО «ГЦЭ – Север» неоднократно упоминаются в качестве истца и ответчика, соответственно.
Принимая во внимание дату подачи Яшкиным Д.Ю. в суд иска о признании приказа о расторжении трудового договора незаконным (ДД.ММ.ГГГГ), суд приходит к выводу, что ООО «ГЦЭ – Север» на ДД.ММ.ГГГГ, т.е. до даты издания оспариваемого истцом приказа (ДД.ММ.ГГГГ), о наличии такого спора знать не мог.
С учетом вышесказанного, суд не может доверять указанному документу и, следовательно, обстоятельствам в нем изложенным.
Согласно пункту 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.04 № 2 (ред. от 28.09.10) «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в случае оспаривания работником увольнения по подпункту «в» пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Пункт 9 ст. 3 Федерального закона от 29.07.04 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» гласит, что разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, представляет собой действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.
В пункте 2.2.5. Положения о защите коммерческой информации ООО «ГЦЭ – Север» указано, что коммерческую тайну общества составляет информация о деловых контактах и контрагентах общества, в том числе содержание, особые условия конкретных договоров, контрактов, соглашений, включая цены.
Согласно докладной записке ФИО7 ДД.ММ.ГГГГ в ходе телефонного разговора Яшкина Д.Ю. с представителем ООО «СтройТехЭкспертиза» в его присутствии истец разгласил цены выполнения работ ООО «ГЦЭ – Север» и предложил ему организовать получение для ООО «СтройТехЭкспертиза» нового заказа на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности зданий и сооружений ООО «РН-Пурнефтегаз», клиента ООО «ГЦЭ – Север», назначив при этом более низкую цену по сравнению с ценами ООО «ГЦЭ – Север», как уже делал ранее (л.д. 111 том 1).
В судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ, ФИО7, допрошенный в качестве свидетеля, показал, что в ходе телефонного разговора Яшкиным Д.Ю. была названа организация – ООО «СтройТехЭкспертиза». При воспроизведении высказываний истца свидетель пояснил, что разговор был примерно такой: «От ООО «ГЦЭ – Север» стоимость ты знаешь, сколько идет, поставь цену на 8-10% меньше» (протокол судебного заседании от ДД.ММ.ГГГГ на л.д. 242-255 том 2, замечания на протокол судебного заседания на л.д. 1-7 том 3).
Свидетель ФИО8, работавший на момент увольнения истца главным специалистом в отделе маркетинга ООО «ГЦЭ – Север» и участвовавший в служебном расследовании, показал, что из разговора истца по телефону им была услышана следующая фраза: «Ты знаешь, сколько у «Севера», ставь цену на 8-10 % меньше» (протокол судебного заседании от ДД.ММ.ГГГГ на л.д. 242-255 том 2, замечания на протокол судебного заседания на л.д. 1-7 том 3).
В свою очередь, свидетель ФИО9, присутствовавший вместе с ФИО7 и ФИО8 в кабинете истца ДД.ММ.ГГГГ, сообщил в ходе допроса в настоящем судебном заседании, что Яшкин Д.Ю. действительно при них разговаривал по телефону, однако что именно он говорил свидетель не помнит (протокол судебного заседании на л.д. 110-124 том 3).
У суда нет оснований не доверять показаниям данных свидетелей. Между тем, суд полагает, что свидетельские показания и материалы дела не подтверждают факта разглашения истцом коммерческой тайны, поскольку сообщенная истцом информация не позволяет отнести ее к таковой применительно к Положению о коммерческой информации ООО «ГЦЭ – Север».
Приходя к данному выводу, суд учитывает, что из услышанного вышеназванными лицами разговора невозможно определить о какой цене идет речь, какого объема и вида работ она касается, каким денежным выражением характеризуется.
Довод стороны ответчика о том, что соответствующий разговор истца состоялся с конкурирующей фирмой ООО «СтройТехЭкспертиза», осуществляющим те же виды деятельности, что и ООО «ГЦЭ – Север» суд оценивает критически, в связи с тем, что установление различными организациями общих целей и видов деятельности не свидетельствует о наличии или отсутствии между ними конкуренции. Также суду не представлено доказательств того, что на ДД.ММ.ГГГГ указанные организации каким-то образом могли соперничать посредством участия в одних и тех же конкурсах, тендерах, равно как и сведений о том, что в это время ООО «ГЦЭ – Север» вело переговоры или заключало конкретный договор с ООО «РН-Пурнефтегаз» на выполнение работ по проведению экспертизы промышленной безопасности зданий и сооружений, в рамках которого истцу в силу его трудовых обязанностей стала известна цена выполнения работы.
При этом следует учесть, что в соответствии с должностной инструкцией главного специалиста департамента маркетинга, Яшкин Д.Ю. обязан был консультировать клиентов по телефону и при личном общении по цене услуги предприятия, об условиях заключения договора на услуги предприятия, об условиях и сроках оказания услуг предприятия (л.д. 58-60 том 1).
Вместе с тем, пункт 4.2. Положения о защите коммерческой информации ООО «ГЦЭ – Север» гласит, что работник общества имеет право передавать информацию, составляющую коммерческую тайну общества, только с предварительного согласия директора общества, и только тем лицам, которым работник общества уполномочен передавать соответствующую информацию.
Из объяснений истца следует, что ООО «СтройТехЭкспертиза» выступало в качестве фирмы «подкладки» при оформлении ответчиком тендерной документации. Указанные обстоятельства также были подтверждены свидетелем ФИО7, который показал, что ООО «ГЦЭ – Север» использует в своей деятельности так называемые фирмы «подкладки», т.е. компании, которые выставляют цены, превышающие цены ответчика (протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ на л.д. 242-255 том 2, замечания на протокол судебного заседания на л.д. 1-7 том 3).
Вышеизложенное характеризует проводимую ответчиком на предприятии маркетинговую политику и свидетельствует об отсутствии в ООО «ГЦЭ – Север» необходимых мер по защите такой коммерческой информации, как цена выполняемой ответчиком работы.
Согласно пункту 3 ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 29.07.04 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне», в целях охраны конфиденциальности информации работодатель обязан создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.
При таких обстоятельствах суд не усматривает в действиях истца нарушений его трудовых обязанностей.
Кроме того, в обоснование своей позиции по делу сторона ответчика ссылается на акт осмотра рабочего компьютера Яшкина Д.Ю. от ДД.ММ.ГГГГ (акт на л.д. 154 том 2). Между тем, поскольку данный акт не был указан среди документов, на основании которых были изданы приказы о применении дисциплинарного взыскания и о прекращении трудового договора с истцом, суд полагает возможным оставить его без внимания, также как и документы, перечисленные в нем среди обнаруженных в компьютере Яшкина Д.Ю. (л.д. 165-169 том 1, л.д. 155, 156, том 2).
Довод ответчика о том, что Яшкин Д.Ю. в период работы в ООО «ГЦЭ – Север» являлся генеральным директором и одним из учредителей ООО «ОргТехКонсалт», а Кокоулин И.В. заместителем директора и главным инженером ООО «СтройТехЭкспертиза» и одним из учредителей ООО «ОргТехКонсалт», суд полагает неубедительным, поскольку ни Трудовым кодексом РФ, ни трудовым договором между истцом и ответчиком каких-либо ограничений по этому поводу не установлено.
Между тем, свидетельские показания ФИО10, допрошенного в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ, по обстоятельствам проведенного служебного расследования и доведения до истца его результатов (протокол судебного заседания от ДД.ММ.ГГГГ на л.д. 242-255 том 2, замечания на протокол судебного заседания на л.д. 1-7 том 3), а также свидетельские показания ФИО4 и ФИО5, допрошенных в настоящем судебном заседании, по обстоятельствам направления их в командировку в <адрес> (протокол судебного заседания на л.д. 110-124 том 3), суд полагает возможным оставить без внимания с учетом проведенной судом оценки представленных в материалы дела письменных доказательств.
Исходя из вышесказанного, суд полагает недоказанным факт разглашения истцом коммерческой тайны, ставшей ему известной в связи с исполнением трудовых обязанностей и приходит к выводу о необоснованности увольнения Яшкина Д.Ю. по указанному ответчиком основанию и правомерности заявленных исковых требований о признании приказа об увольнении незаконным и изменении формулировки увольнения.
Тем не менее, суд считает несостоятельным довод истца об отсутствии у Пименова В.А. полномочий директора ООО «ГЦЭ – Север» на дату издания приказа о прекращении (расторжении) трудового договора с Яшкиным Д.Ю., поскольку такая позиция не подтверждается представленными в материалы письменными документами, свидетельствующими о том, что Пименов В.А. был избран на данную должность ДД.ММ.ГГГГ на внеочередном общем собрании участников ООО «ГЦЭ – Север (ответ на судебный запрос из Межрайонной ИФНС № 15 по Санкт-Петербургу на л.д. 175-182 том 2, л.д. 8-24 том 3, л.д. 84 том 3, ответ нотариуса нотариального округа Санкт-Петербург, Богдановой Т.М. на л.д. 89-90 том 3). В связи с изложенным, суд критически оценивает показания Кокоулина И.В., допрошенного в судебном заседании ДД.ММ.ГГГГ, по данным обстоятельствам дела (протокол судебного заседания на л.д. 242-255 том 2, замечания на протокол на л.д. 1-7 том 3).
Также суд полагает подлежащими частичному удовлетворению требования Яшкина Д.Ю. о компенсации морального вреда.
В соответствии с ч. 7 ст. 394 ТК РФ, в случаях увольнения без законного основания суд вправе по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного указанным действием. Размер этой компенсации определяется судом. Суд приходит к выводу, что неправомерное увольнение истца по порочащему основанию само по себе является обстоятельством, обуславливающим причинение морального вреда Яшкину Д.Ю. Однако, поскольку истцом не представлено доказательств обоснования соответствующей компенсации в заявленном им размере, суд полагает возможным удовлетворить требования о компенсации морального вреда лишь в части и определяет сумму компенсации в размере 10 000 рублей.
В силу ч. 1 ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах. Принимая во внимание, что исковые требования Яшкина Д.Ю. удовлетворены судом частично, а также с учетом принципа разумности, суд полагает возможным взыскать в пользу истца расходы на оплату услуг представителя в размере 10000 рублей.
Согласно ч. 1 ст. 103 ГПК РФ, государственная пошлина, от уплаты которой истец был освобожден, взыскивается с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований, в силу чего с ООО «ГЦЭ – Север» подлежит взысканию в доход государственного бюджета государственная пошлина по требованиям неимущественного характера в размере 4 000 рублей.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 12, 55 - 57, 67, ч. 1 ст. 100, ч. 1 ст. 103, 194 – 199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
1. Исковые требования Яшкина Д. Ю. к обществу с ограниченной ответственностью «Городской центр экспертиз - Север» о признании приказа об увольнении незаконным, изменении формулировки увольнения, компенсации морального вреда - удовлетворить частично.
2. Признать незаконным приказ общества с ограниченной ответственностью «Городской центр экспертиз - Север» № от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора с Яшкиным Д. Ю..
3. Изменить формулировку записи об увольнении Яшкина Д. Ю. из общества с ограниченной ответственностью «Городской центр экспертиз - Север» в приказе № от ДД.ММ.ГГГГ с записи «уволен за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (разглашение коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей), подпункт «в» пункт 6 части первой статьи 81 ТК РФ», ДД.ММ.ГГГГ на запись «уволен по собственному желанию, статья 80 ТК РФ», ДД.ММ.ГГГГ.
4. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Городской центр экспертиз - Север» в пользу Яшкина Д. Ю. компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей и расходы на оплату услуг представителя в размере 10000 рублей, а всего – 20000 (двадцать тысяч) рублей.
5. В удовлетворении иных исковых требований Яшкину Д. Ю. – отказать.
6. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Городской центр экспертиз - Север» в доход государственного бюджета государственную пошлину в размере 4 000 (четырех тысяч) рублей.
Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней путем подачи кассационной жалобы через Фрунзенский федеральный районный суд Санкт-Петербурга.
Судья:
Вернуться к списку