Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

ДЕЛО № 2-3776/2013
Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
08 февраля 2013 года г. Красноярск
Советский районный суд г. Красноярска в составе:
председательствующего судьи Бубаковой С.Н.,
при секретаре Фабер А.М.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Стульцевой С.М. к Обществу с ограниченной ответственностью Управляющая компания «ГрандЖилФонд» о взыскании компенсации по ст. 279 ТК РФ, денежной компенсации морального вреда
У С Т А Н О В И Л:
Стульцева С.М. обратилась в суд с иском к ООО УК «ГрандЖилФонд» о взыскании компенсации в размере трехмесячного среднего заработка, компенсации морального вреда (с учетом уточнений), мотивируя тем, что она была принята в ООО УК «ГрандЖилФонд» на должность исполняющего обязанности Генерального директора на основании трудового договора № б/н от ДД.ММ.ГГГГ, действующего согласно п. 6.1 договора по ДД.ММ.ГГГГ, уволена по ст.278 ч.2 ТК РФ на основании приказа №б/н от ДД.ММ.ГГГГ До настоящего времени, в нарушение требований ст. 279 ТК РФ, ей не выплачена компенсации в размере трехмесячного среднего заработка. Согласно п. 5.2 трудового договора он составлял <данные изъяты>, а за три месяца <данные изъяты>. Невыплатой заработной платы истице причинены моральные страдания, которые она оценивает в <данные изъяты>.
Просит суд: взыскать в ее пользу с ООО УК «ГрандЖилФонд» <данные изъяты> – компенсации в размере трехмесячного среднего заработка; <данные изъяты>. – компенсацию морального вреда.
В судебном заседании представитель истца Ештокина А.Г. на основании доверенности от 14.05.2012 года, исковые требования уточнила, просила взыскать сумму компенсации из расчета <данные изъяты> ежемесячного заработка, на остальных исковых требованиях настаивала с учетом уточнений, привела доводы, изложенные в исковом заявлении, просила суд взыскать моральный вред в сумме <данные изъяты>.
Истец Стульцева С.М. в судебное заседание не явилась, извещалась своевременно надлежащим образом, заявлением просила дело рассмотреть в свое отсутствие.
Представители ответчика ООО УК «ГрандЖилФонд» Боргояков В.П., действующий на основании доверенности № 7 от 03.09.2012 года и Кожура С.Ю., действующий на основании доверенности от 12.09.2012 года, исковые требования не признали, пояснили, что Стульцева С.М. была уволена за виновные действия, выразившиеся в разглашении коммерческой тайны – штатного расписания с указанием лиц, работающих в ООО УК «ГрандЖилФонд», вследствие чего ей не должна выплачиваться компенсация по ст. 279 ТК РФ.
В соответствии со ст. 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие не явившегося истца.
Суд, выслушав представителя истца, представителей ответчиков, исследовав материалы дела, приходит к выводу о том, что исковые требования Стульцевой С.М подлежат удовлетворению.
Согласно статье 56 Трудового кодекса трудовой договор - соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.
В силу статьи 61 ТК РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя.
В силу п. 2 ст. 278 ТК РФ помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается по следующим основаниям: в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.
Согласно ст. 279 ТК РФ в случае прекращения трудового договора с руководителем организации в соответствии с пунктом 2 статьи 278 настоящего Кодекса при отсутствии виновных действий (бездействия) руководителя ему выплачивается компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка.
Как установлено в судебном заседании, истица Стульцева С.М. работала в должности исполняющего обязанности Генерального директора ООО УК «ГрандЖилФонд» по трудовому договору, заключенному в письменной форме ДД.ММ.ГГГГ, сроком действия по ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 6-10).
Пунктом 5.2 трудового договора исполняющего обязанности Генерального директора общества установлен должностной оклад в сумме <данные изъяты>. Фонд оплаты труда с учетом коэффициентов составляет <данные изъяты>.
Приказом № б/н от ДД.ММ.ГГГГ Стульцева С.М. уволена с должности исполняющего обязанности Генерального директора ООО УК «ГрандЖилФонд» на основании протокола участников общего собрания ООО Управляющая компания «ГрандЖилФонд» № от ДД.ММ.ГГГГ(л.д. 11).
Согласно записке-расчету № от ДД.ММ.ГГГГ, подписанной работником кадровой службы, трудовой договор со Стульцевой С.М. прекращен ДД.ММ.ГГГГ по п. 2 ст. 278 ТК РФ (л.д. 12).
Оценивая представленные сторонами и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суд приходит к следующему:
В силу статьи 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника.
В судебном заседании с достоверностью установлено, что истица Стульцева С.М. работала в ООО УК "ГрандЖилФонд" в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в должности исполняющего обязанности Генерального директора.
Как следует из трудового договора, истице установлен должностной оклад <данные изъяты>, с учетом коэффициентов ежемесячная заработная плата истицы составляла <данные изъяты>, что подтвердил представитель истца в судебном заседании.
Данная сумма истице выплачена не была, поскольку в записке-расчете при прекращении трудового договора с работником от ДД.ММ.ГГГГ указана к выплате только сумма за неиспользованный отпуск (л.д. 13).
Данный вывод суда подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: трудовым договором, приказом об увольнении, запиской-расчетом от ДД.ММ.ГГГГ
Представитель истца в судебном заседании настаивала на том, что компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, истице не выплачивалась, не отрицали данный факт и представители ответчика.
Оценивая доводы представителей ответчика о наличии виновных действий Стульцевой С.М., выразившихся в разглашении коммерческой тайны – раскрытии третьим лицам информации о штатном расписании в отношении конкретного сотрудника с указанием должности суд приходит к следующему:
Согласно ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, в частности: о неразглашении охраняемой законом тайны (государственной, служебной, коммерческой и иной);
В силу п. 5 ст. 5 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне", режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении сведений о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест.
Согласно п. 1.7 трудового договора от ДД.ММ.ГГГГ Стульцева С.М., как исполняющий обязанности Генерального директора, не вправе разглашать ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей сведения, составляющие коммерческую тайну и конфиденциальную информацию о деятельности Общества, разглашение которых может причинить ущерба обществу (л.д. 6).
Согласно ст. 4 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне" право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю такой информации с учетом положений настоящего Федерального закона.
Частью 1 статьи 10 указанного закона установлен перечень мер по охране конфиденциальности информации, принимаемые ее обладателем, который должен включать в себя:
1) определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;
2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;
3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана;
4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров;
5) нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
Согласно ч. 2 ст. 10 указанного закона режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных в части 1 настоящей статьи.
С учетом положений п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 г. работодатель, ссылаясь на разглашение работником коммерческой тайны обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Представителями ответчика в судебное заседание не представлены доказательства того, что в ООО Управляющая компания «ГрандЖилФонд» определен перечень информации, составляющей коммерческую тайну; ограничен доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка; обеспечен учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана; урегулированы отношения по использованию информации, составляющей коммерческую тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров; обеспечено нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения).
Не содержит названных условий и п. 1.7 трудового договора со Стульцевой С.М.
Следовательно, при отсутствии доказательств принятия ООО УК «ГрандЖилФонд» как обладателем информации, составляющей коммерческую тайну мер, указанных в ч. 1 ст. 10 вышеназванного закона, режим коммерческой тайны в ООО УК «ГрандЖилФонд» не может считаться установленным.
Кроме того, положения Трудового кодекса Российской Федерации регулируют общественные отношения в сфере реализации права граждан на труд путем заключения трудовых договоров, и, как следствие, выполнение работником работы по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, а также конкретный вид поручаемой работнику работы.
Информация о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, содержащаяся в унифицированной форме штатного расписания (форма Т3) не является коммерческой тайной, ее распространение не нарушает требования действующего законодательства о коммерческой тайне.
Следовательно, факт распространения или не распространения Стульцевой С.М. штатного расписания в силу вышеприведенных норм закона не может образовывать виновные действия в виде разглашения коммерческой тайны, поскольку таковой не является. Кроме того, факт разглашения коммерческой тайны не может быть доказан только свидетельскими показаниями.
Ответчик не был лишен права представлять доказательства виновных действий Стульцевой С.М. в разглашении коммерческой тайны, поскольку о нахождении данного спора в суде ответчику было известно с ДД.ММ.ГГГГ – даты получения искового заявления, что подтверждается почтовым уведомлением (л.д. 19), однако до ДД.ММ.ГГГГ таких доказательств суду не представил.
Более того, определением о подготовке к судебному разбирательству (п. 9) суд обязал ответчика представить к ДД.ММ.ГГГГпредставить в суд к ДД.ММ.ГГГГ: - надлежащим образом заверенные: копию устава (в полном объеме, прошитую, скрепленную оттиском печати и подписью должностного лица), копию свидетельства о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц, решение о назначении единоличного исполнительного органа, приказ о назначении на должность руководителя; - правила внутреннего трудового распорядка (надлежащим образом заверенную копию); - положение об оплате труда и премировании работников (надлежащим образом заверенную копию); - штатное расписание, действующее на момент заключения трудового договора со Стульцевой С.М. и его последующие изменения (при наличии) подлинники и надлежащим образом заверенные копии; - трудовой договор со Стульцевой С.М. со всеми дополнительными соглашениями к нему (подлинники и заверенные копии); - приказы о принятии на работу и увольнении Стульцевой С.М. (подлинники и заверенные копии); - расчетные листки Стульцевой С.М. за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; - табели учета рабочего времени Стульцевой С.М. с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; - ведомости выдачи заработной платы, либо иные документы первичной бухгалтерской отчетности о выплате Стульцевой С.М. заработной платы за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ; - заявление Стульцевой С.М. о перечислении заработной платы на расчетный счет (при наличии); - выписки банка о перечислении заработной платы и иных выплат на счет Стульцевой С.М. (при наличии); - доказательства полного расчета со Стульцевой С.М. в момент её увольнения; - справку о начисленных и уплаченных страховых взносах обязательного пенсионного страхования Стульцевой С.М.; - протокол участников Общего собрания ООО Управляющая компания «ГрандЖилФонд» № от ДД.ММ.ГГГГ. Данное определение ответчиком получено одновременно с исковым заявлением ДД.ММ.ГГГГ, однако, на дату вынесения решения - ДД.ММ.ГГГГ ни один из истребованных судом документов в материалы дела ответчиком не представлен.
Отказ в удовлетворении ходатайств представителей ответчика о допросе свидетелей, которые могли бы подтвердить факт распространения штатного расписания Стульцевой С.М. не свидетельствует о лишении ответчика права представлять доказательства, поскольку штатное расписание по своему содержанию не относится к сведениям, которые могут составлять коммерческую тайну и факт его распространения правового значения для определения виновности Стульцевой С.М. в разглашении коммерческой тайны не имеет.
Представители ответчика не приводили других доводов в обоснование увольнения Стульцевой С.М. за совершение виновных действий, в том числе доводов о нарушении требований Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ "О персональных данных", и не представляли доказательств совершения Стульцевой С.М. каких-либо виновных действий и увольнения ее за указанные виновные действия, в том числе не было представлено доказательств, свидетельствующих о том, что Стульцевой С.М. совершались неправомерные действия при использовании персональных работников.
Таким образом, в нарушение требований ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ответчик не представил суду доказательства, свидетельствующие о том, что работником Стульцевой С.М., как руководителем, совершены виновные действия (бездействие), которые дают основание для освобождения ответчика от выплаты компенсации в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка, предусмотренной ст. 279 ТК РФ.
При таких обстоятельствах, с учетом положений ст. 278, 279 ТК РФ, суд приходит к выводу об удовлетворении требований истицы о взыскании компенсации в размере трехкратного среднего месячного заработка в сумме <данные изъяты>
В соответствии со статьей 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.
Судом установлено, что Стульцева С.М. работала в ООО УК "ГрандЖилФонд" в должности исполняющего обязанности Генерального директора, при увольнении ДД.ММ.ГГГГ по ч. 2 ст. 278 ТК РФ ей не была выплачена компенсация в размере, определяемом трудовым договором, но не ниже трехкратного среднего месячного заработка. В связи с допущенной в отношении нее дискриминацией в сфере труда истица испытывает моральные страдания, была вынуждена за защитой трудовых прав обратиться в суд. Учитывая объем и характер причиненных истице нравственных страданий, длительность (один год) и объем нарушения ее прав, степень вины работодателя, суд взыскивает с ответчика в пользу истицы денежную компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>.
В соответствии со ст. 103 ГПК РФ суд взыскивает с ответчика в доход бюджета городского округа г. Красноярск государственную пошлину в размере <данные изъяты>.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд
Р Е Ш И Л:
Исковые требования Стульцевой С.М. удовлетворить.
Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью Управляющая компания «ГрандЖилФонд» в пользу Стульцевой С.М.компенсацию по основанию, предусмотренному ст. 279 Трудового кодекса РФ в размере трехкратного среднего месячного заработка в сумме <данные изъяты>, денежную компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты>, а всего <данные изъяты>.
Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью Управляющая компания «ГрандЖилФонд» государственную пошлину в доход бюджета городского округа г. Красноярск в размере <данные изъяты>.
Решение может быть обжаловано в Красноярский краевой суд через Советский районный суд г.Красноярска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Председательствующий: С.Н. Бубакова
Вернуться к списку