Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
15 января 2015 года                             
Таганский районный суд г. Москвы в составе
председательствующего судьи Смолиной Ю.М.
при секретаре Эльмурзаевой С.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-471/2015 по исковому заявлению Бусарова С. В. к Закрытому акционерному обществу «Русская Телефонная Компания» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,
Установил:
Истец Бусаров С.В. был принят на работу в ЗАО «Русская Телефонная Компания» на должность начальника Центра логистики Департамента логистики и постпродажного обслуживания согласно трудовому договору № от <дата> (л.д.9-12, 39-40).
    Приказом № 281-У-0000 от <дата> Бусаров С.В. уволен по п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с разглашением охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого работника (л.д.13).
    Бусаров С.В. обратился в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 300 000 руб., указывая в обоснование иска, что разглашения охраняемой законом тайны не допускал, а его увольнение связано с отказом уволиться по собственному желанию (л.д.2-8).
    В судебном заседании истец Бусаров С.В. заявленные исковые требования поддержал в полном объеме, просил также возместить ему расходы по оплате услуг представителя в размере 30 520 руб.
    Представитель ответчика исковые требования истца не признал, представил письменные возражения по иску (л.д.33-37).
    Суд, изучив материалы дела, выслушав истца, его представителя, представителя ответчика, показания свидетелей, находит исковые требования Бусарова С.В. подлежащими отклонению по следующим основаниям.
Согласно п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае разглашения работником охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашение персональных данных другого работника.
    Как следует из приказа № 281-У-0000 от <дата> основанием для увольнения истца явились служебная записка от 02 сентября, служебная записка от <дата> № РТК 01\0699, заключение служебной проверки от <дата> и объяснительная Бусарова С.В. от <дата>
    Согласно служебной записке от <дата> начальника отдела информационной безопасности Мишукова А.А. в ходе проведения <дата> комплексных мероприятий на предмет соблюдения работниками ЗАО «Русская Телефонная Компания» Положения «О режиме конфиденциальности в ЗАО «РТК» были выявлены факты нарушения вышеуказанного нормативного акта начальником Центра логистики Бусаровым С.В., выразившиеся в отправке <дата> в 15 час. 56 мин. на адрес электронной почты «navaron@rambler.ru» с адреса электронной почты «Busarov.Sergey@mtsretail.ru», зарегистрированной на начальника Центра логистики Департамента логистики и постпродажного облуживания Бусарова С.В., электронного письма с вложенным в него файлом «Отчет за апрель (2).xlsx». Кроме того, <дата> в 15 час. 50 мин. на адрес электронной почты mbdavydov@gmail.com» с адреса электронной почты «Busarov.Sergey@mtsretail.ru», зарегистрированной на начальника Центра логистики Департамента логистики и постпродажного облуживания Бусарова С.В., было отправлено электронное письмо с вложенными в него файлами «Приложение 21 Бизнес-план количественного проекта Переезд склада ГО. pptx. xlsx», Кейс v.2.xlsb», «Приложение 21.2 переезд склада.хlsx» (л.д. 50-149, 155).
Распоряжением № от <дата> в целях проведения разбирательства по факту нарушения Бусаровым С.В. Положения «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «РТК» была создана комиссия для принятия объективного и обоснованного решения (л.д.153).
Согласно заключению служебной проверки от <дата> комиссией установлен факт разглашения Бусаровым С.В. коммерческой тайны (л.д.156-160).
По результатам служебной проверки согласно служебной записке от <дата> № РТК 01\0699с директора Департамента логистики и постпродажного обслуживания Левченко П.А. было предложено применить к истцу в качестве меры дисциплинарного взыскания увольнение по п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (л.д.154).
Истец Бусаров С.В. в судебном заседании изложенные в указанных выше документах факты пересылки электронных писем не отрицал, но указал, что электронное письмо <дата> было направлено им на электронный адрес navaron@rambler.ru», который принадлежит ему, а электронное письмо на электронный адрес mbdavydov@gmail.com» было направлено работнику Давыдову М.Б., который состоял в трудовых отношениях с ответчиком, что не является распространением охраняемой законом тайны. Также истец указал, что содержащаяся в письмах информация не может быть отнесена к конфиденциальной информации, так как не содержала грифа «Коммерческая тайна».
Оценив представленные сторонами доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему выводу.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 43 Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от <дата> N 2, в случае оспаривания работником увольнения по п.п «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Согласно п. 3.2.13 трудового договора № 4757, заключенного между сторонами <дата>, Бусаров С.В. принял на себя обязанность не разглашать сведений, составляющих коммерческую, служебную тайну общества третьим лицам, как в период работы, так и после прекращения трудовых отношений с обществом.
Согласно п. 3.2.3 трудового договора истец также обязался добросовестно исполнять обязанности, предусмотренные настоящим договором, соблюдать Правила внутреннего трудового распорядка общества, иные локальные нормативные акты общества.
    Кроме того, истцом Бусаровым С.В. было подписано дополнительное соглашение № к трудовому договору – Обязательство (соглашение) о сохранении коммерческой тайны и иной конфиденциальной информации, согласно которому он ознакомлен с Положением «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «Русская Телефонная Компания», утвержденным приказом № от 25.02.2011г., в котором определены Перечень сведений, относимых к коммерческой тайне работодателя, и Перечень сведений, относимых к конфиденциальной информации, порядок обращения с информацией и иные положения, касающиеся режима безопасности информации работодателя (л.д.43).     
    Таким образом, факт принятия истцом на себя обязательства не разглашать охраняемую законом коммерческую тайну, ставшую ему известной в связи с исполнением трудовых обязанностей, подтверждается материалами дела, и не оспаривалось истцом в ходе судебного разбирательства.
В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ (ред. от 12.03.2014) "О коммерческой тайне" под коммерческой тайной понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду, а под информацией, составляющей коммерческую тайну, - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Согласно ст. 4 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ (ред. от 12.03.2014) "О коммерческой тайне" право на отнесение информации к информации, составляющей коммерческую тайну, и на определение перечня и состава такой информации принадлежит обладателю такой информации с учетом положений Федерального закона.
Обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, является лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении ее режим коммерческой тайны, т.е. в данном случае ЗАО «РТК».
Таким образом, ответчик вправе был самостоятельно определить, какая именно информация является для него настолько значимой, что для обеспечения ее сохранности необходимо предпринять ряд правовых, организационных, технических и иных мер по охране ее конфиденциальности. Перечень сведений, составляющих коммерческую тайну организации, определяет руководитель этой организации.
Как было указано выше, приказом № от <дата> у ответчика было утверждено и введено в действие Положение «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «РТК» (л.д. 164-181).
    Согласно п. 7.1 указанного Положения под идентификацией сведений в качестве коммерческой тайны и иной конфиденциальной информации    понимается процесс установления исполнителем конкретного документа оснований (необходимых и достаточных условий) ввода этого документа в режим конфиденциальности путем определения соответствия включаемых в него сведений (по содержанию и объему) перечням сведений конфиденциального характера ЗАО «РТК», разработанным в соответствии с п.6.2 настоящего Положения и другим критериям.
    В соответствии с п. 17 Положения «Перечень сведений, относимых к коммерческой тайне ЗАО «РТК» финансовые планы и отчеты подразделения компании относятся к коммерческой тайне.
    С указанным Положением, включая перечень сведений, относимых к коммерческой тайне, истец был ознакомлен, что подтверждается дополнительным соглашением № к трудовому договору, заключенному с истцом (л.д.44).
Как указывалось выше, истцом были направлены по электронной почте «Отчет за апрель (2).xlsx» и «Приложение 21 Бизнес-план количественного проекта Переезд склада ГО. pptx. xlsx», Кейс v.2.xlsb», «Приложение 21.2 переезд склада.хlsx», что соответствует критериям коммерческой тайны, принятым у ответчика в соответствии с п. 17 Положения «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «РТК» и которые отнесены ответчиком к коммерческой тайне.
    Из показаний свидетеля Мартинкуса А.А. – заместителя генерального директора по безопасности следует, что бизнес-план количественного проекта «Переезд склада ГО» содержит инсайдерскую информацию о планируемых действиях компании по переносу склада о капитальных затратах компании, бюджете подразделений, планах работы подразделений, инвестициях компании и ее финансовых планах, фонде оплаты труда работников, план-график выполнения работниками проекта. Финансовый отчет (кейс) проекта по переносу склада содержит планы работы компании, материалы финансового планирования, сведения о капитальных затратах, инвестициях. Также из показаний свидетеля следует, что истцом раскрыты тарифы на перевозку грузов ТК «Перевозофф», что является коммерческой составляющей договорных отношений ЗАО «РТК» и ООО «ТК Перевозофф».
    Указанная информация отнесена ответчиком к коммерческой тайне в соответствии с п. 17 Положения «О режиме конфиденциальности информации в ЗАО «РТК» - «Перечень сведений, относимых к коммерческой тайне ЗАО «РТК».
    Таким образом, представленными суду доказательствами установлено, что истцом Бусаровым С.В. на внешние электронные адреса была направлена информация, составляющая коммерческую тайну ответчика.     
    Довод истца о том, что на указанных документах не было грифа «коммерческая тайна», не свидетельствует о том, что переданные им документы не относятся к коммерческой тайне по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 29.07.2004 N 98-ФЗ (ред. от 12.03.2014) "О коммерческой тайне" работодатель должен, в числе прочих мер, нанести на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, гриф «Коммерческая тайна».
Исходя из указанной нормы, документы, хранящиеся в цифровом формате или передаваемые путем отправки на электронные почтовые ящики, могут и не содержать грифа «коммерческая тайна», однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что соответствующие документы не содержат сведений, являющихся коммерческой тайной.
Кроме того, согласно п. 7.2 указанного выше Положения при идентификации сведений, составляющих коммерческую тайну, исполнитель, помимо перечня сведений, относимых к коммерческой тайне ЗАО «РТК», руководствуется в качестве критерия основным признаком коммерческой тайны, предусмотренным ст. 139 ГК РФ и ее определением в ст. 3 ФЗ №98-ФЗ от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне», а именно определяет (лично или совместно с руководителем подразделения), имеют ли какие-либо конкретные сведения «действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности третьим лицам», что позволит ЗАО «РТК» при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.
    Таким образом, оснований согласиться с указанными выше доводами истца, у суда не имеется.
    Не может суд согласиться с доводом истца о том, что направление им на внешние электронные ящики соответствующей информация не является ее распространением.
    В соответствии с ч. 4 ст. 11.2 Положения, передача сведений, составляющих коммерческую тайну и иную конфиденциальную информацию, представленных в электронной форме, с использованием средств электронной почты по каналам глобальной сети Интернет, должна осуществляться только в зашифрованном виде с использованием утвержденных корпоративными стандартами ЗАО «РТК» средств защиты и только на адреса электронной почты корреспондентов, предназначенных для обмена информацией конфиденциального характера и указанные в соответствующем пункте Договора или в соглашении о конфиденциальности.
    Как было указано выше, в судебном заседании установлено, что истец направил сведения, составляющие коммерческую тайну, на свой внешний электронный ящик и электронный ящик третьего лица Давыдова М.Б.
    Довод истца о том, что Давыдов М.Б. являлся работником ЗАО «РТК», с которым истец хотел проконсультироваться по вопросам, содержащимся в приложениях к письму, а поэтому имел доступ к направленной ему информации, суд не может принять во внимание в качестве основания незаконного увольнения в связи со следующими обстоятельствами.
    Из материалов дела следует, что приказом № 222-У-0000 от <дата> Давыдов М.Б. уволен <дата> по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (л.д.151).
    Согласно представленной суду информации, оформление увольнения Давыдова М.Б. было закончено <дата> в 9 час. 40 мин. (л.д. 38).
    Указанное обстоятельство подтверждается и письменными объяснениями истца Бусарова С.В. от <дата>, согласно которым <дата> Давыдов М.Б. не находился на своем рабочем месте в ЗАО «РТК» и не имел доступа к своей учетной записи, в связи с чем, информация была направлена на его электронный адрес.
    Более того, допрошенный в ходе судебного разбирательства в качестве свидетеля Давыдов М.Б. пояснил, что оформление с ним увольнения было произведено ответчиком утром, а затем он уехал из помещения компании.
    Кроме того, истцом не представлено суду доказательств необходимости передачи Давыдову М.Б. сведений, составляющих коммерческую тайну, с целью получения консультации.
Также суд учитывает, что рассылка информации на почтовый ящик Давыдова М.Б. свидетельствует о том, что информация была размещена на сервере gmail.com.
Согласно условиям использования Google, текст которых размещен на сайте, пользователь разрешает использовать свою личную информацию в соответствии с политикой конфиденциальности Google. Загружая, добавляя, охраняя, отправляя и получая содержание в Службах Google, пользователь предоставляет действующую во всем мире лицензию, которая позволяет использовать содержание информации, размещать, хранить, воспроизводить, обмениваться, опубликовать. При этом, согласно политики конфиденциальности, Google не раскрывает личную информацию только компаниям, организациям и частным лицам, не связанным с Google.
Таким образом, размещенная истцом конфиденциальная информация на внешнем электронном адресе стала доступна Google, что свидетельствует о распространении коммерческой информации третьему лицу (помимо Давыдова М.Б.), а поэтому у суда не было оснований считать, что отсутствует факт разглашения истцом коммерческой тайны.
    При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что истец совершил действия по разглашению коммерческой тайны, ставшей ему известной в связи с исполнением трудовых обязанностей, путем передачи на электронный адрес третьего лица.
    По этой же причине суд не может согласиться с доводами истца о том, что направление информации на своей электронный адрес, не может расцениваться как разглашение коммерческой тайны третьим лицам, поскольку ООО «Рамлер Интернет Холдинг» в соответствии с Пользовательским соглашением может как ограничивать, так и разрешать доступ к информации, содержащейся в электронных почтовых ящиках.
Также суд учитывает, что при подписании трудового договора истец был ознакомлен со Стандартом, устанавливающим требования по информационной безопасности к эксплуатации информационных систем (л.д.44).
Согласно п. 8.1.4 Стандарта пользователям запрещается использовать публичные сервисы электронной почты (например, Yahoo, mail.ru, bkb hotmail) для осуществления производственной деятельности (л.д.177-181).
Порядок увольнения истца, предусмотренный ст. 193 ТК РФ ответчиком не нарушен: до наложения на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения от него было затребовано письменное объяснения, которое он предоставил <дата> (л.д. 16-18, 152); увольнение произведено в пределах месяца со дня обнаружения проступка и в пределах шести месяцев со дня его совершения.
Доводы истца о том, что работодателем нарушен месячный срок привлечения к дисциплинарной ответственности, поскольку об изложенных в служебной записке от <дата> обстоятельствах нарушения истцом Положения «О режиме конфиденциальности в ЗАО «РТК» работодателю было известно <дата>, поскольку указанное обстоятельство обсуждалось при встрече истца, его руководителя - директора департамента логистики и хозяйственно-продажного обслуживания Левченко П.А., старшего специалиста отдела методологии ЗАО «РТК» Вериной С.В., судом не могут быть приняты во внимание, поскольку опровергаются показаниями допрошенных в судебном заседании Вериной С.В. и Левченко П.А., согласно которым на указанной встрече вопросы, изложенные в служебной записке от <дата> не обсуждались, а обсуждались иные вопросы, связанные с внесением изменений в должностную инструкцию истца, перераспределением обязанностей и закрепления за истцом рабочего места.
С учетом выше изложенных обстоятельств, суд приходит к выводу, что увольнение истца по пп. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ произведено ответчиком в соответствии с требованиями закона, а поэтому оснований для удовлетворения заявленного Бусарова С.В. иска о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда не имеется.
В связи с отказом истцу в иске в полном объеме не подлежат удовлетворению требования истца о возмещении расходов по оплате услуг представителя.
Руководствуясь ст. ст. 81, 192,193 ТК РФ, 194-198 ГПК РФ
РЕШИЛ:
В удовлетворении исковых требований Бусарова С. В. к Закрытому акционерному обществу «Русская Телефонная Компания» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, - отказать.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Московский городской суд через Таганский районный суд г. Москвы в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.
Судья:
Вернуться к списку