Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
24 августа 2015 г. город Москва
Тверской районный суд города Москвы в составе:
председательствующего судьи Виноградовой Л.Е.,
при секретаре Ашхотове Т.И.,
с участием старшего помощника Тверского межрайонного прокурора Пономаренко С.В.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-4747/2015 по заявлению Милешкиной М. Е. к ЗАО «Инвестиционная компания «ФИНАМ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
Истец Милешкина М.Е. с учетом дополнений обратилась в суд с иском к ЗАО «Инвестиционная компания «ФИНАМ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе в должности ведущего менеджера, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда в размере <данные изъяты>
В обоснование заявленных требований истец указала, что с 07 февраля 2013 г. работала в должности менеджера в Акционерном обществе «Инвестиционная компания «ФИНАМ». 19 августа 2013 г. истец была переведена на должность ведущего менеджера.
Приказом № ФИН/КД/150518/0001 от 18 мая 2015 г. истец уволена с работы по инициативе работодателя в связи с однократным грубым нарушением работником трудовых обязанностей - разглашением коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, по подпункту "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Свое увольнение истец полагает незаконным и необоснованным по следующим основаниям:
В конце января 2015 г. руководитель управления по работе с персоналом АО «Инвестиционная компания «ФИНАМ» поручила истцу подготовить предложения о повышении эффективности работы для руководителей отделов АО ФИНАМ.
В силу трудовой загруженности, в течение рабочего дня истец не успела выполнить эту работу и отправила файл со сведениями о клиентах на свою личную почту, чтобы иметь возможность выполнить работу дома. Выполняя поручение, истец провела сбор средних статистических показателей работы отделов АО ФИНАМ, которые занимаются управлением клиентскими активами, а также анализ объемов средств клиентов, которые получают дополнительные услуги в АО ФИНАМ, и тех, которые не являются получателями указанных услуг. В результате чего, истцом была продумана стратегия по управлению клиентскими активами на рынке ММВБ.
Истец не имела намерения данными действиями нарушить режим коммерческой тайны, поскольку ранее, с ведома и по указанию своего руководителя, неоднократно отправляла подобные файлы на личную электронную почту для работы дома и в командировках.
Отправив файл со сведениями о клиентах на личную почту, истец преследовала цель выполнить поручение руководителя и не причинила вред компании, поэтому доводы ответчика о разглашении охраняемой законом коммерческой тайны, ставшей известной ей в связи с исполнением трудовых обязанностей, истец считает необоснованными.
Гриф "коммерческая тайна" с указанием обладателя этой информации, на документы, отправленные истцом на личный электронный адрес, ответчиком нанесен не был, работодатель не принял мер к охране информации, составляющей коммерческую тайну, в связи с чем, увольнять истца был не вправе.
По мнению истца, тот факт, что локальными нормативными актами работодателя разглашенная работником информация отнесена к коммерческой тайне, не мог служить основанием для увольнения.
Ответчик принял решение об увольнении, не имея доказательств, подтверждающих разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, не установил факт последующей передачи указанных сведений третьим лицам, в связи с чем, действия истца не могут расцениваться как разглашение этих сведений.
В период работы у ответчика, размер ущерба от вменяемых истцу действий по разглашению коммерческой тайны определен не был, требований работодателя о его возмещении не выдвигалось.
Работодатель не имел претензий к качеству работы истца, не принял во внимание, что у истца никогда ранее не было дисциплинарных взысканий и нарушений трудовой дисциплины.
Действительной причиной увольнения послужил личностный конфликт с непосредственным руководителем истца Двоеглазовым М.
Незаконными действиями работодателя истцу причинен моральный вред, который она оценивает в <данные изъяты>
В судебном заседании истец Милешкина М.Е. и ее представители иск поддержали по изложенным доводам, порядок и процедуру увольнения не оспаривали.
Представитель ответчика ЗАО «Инвестиционная компания «ФИНАМ» в судебном заседании иск не признал, представил письменный отзыв на иск.
Суд, выслушав явившихся лиц, изучив и оценив материалы дела, допросив свидетелей, заслушав прокурора, полагавшего иск подлежащим отказу, считает исковые требования подлежащими отказу по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 22 ТК РФ, работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров; выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.
В соответствии со ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям.
В соответствии с ч.1, ч. 5, ч. 6 ст. 193 ТК РФ, до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме, в случае отказа работника дать указанное объяснение составляется соответствующий акт. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под расписку в течение трех рабочих дней со дня его издания. В случае отказа работника подписать указанный приказ (распоряжение) составляется соответствующий акт.
В соответствии с п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
В соответствии со ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне» коммерческая тайна - режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Под информацией, составляющей коммерческую тайну (секрет производства), понимаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, это действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско- правовому договору.
В соответствии с п. 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 г. «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ», в случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта б части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
В судебном заседании установлено, 07 февраля 2013 г. Милешкина М.Е. была принята на работу в АО «ФИНАМ» на должность менеджера в Отдел инвестиционного консультирования Управления продаж Департамента клиентского обслуживания.
С истцом был подписан Трудовой договор № от 07 февраля 2013 г.
19 августа 2013 г. Милешкина М.Е. переведена на должность ведущего менеджера того же подразделения на основании приказа № 3121-к.
Приказом № ФИН/КД/150518/0001 от 18 мая 2015г. истец уволена с работы по инициативе работодателя в связи с однократным грубым нарушением работником трудовых обязанностей - разглашением коммерческой тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, по подпункту "в" п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
С указанным приказом истец ознакомлена, от подписи в ознакомлении отказалась, в связи с чем, ответчиком составлен акт № от 18 мая 2015 г.
Судом установлено и не оспаривалось истцом, что Милешкиной М.Е. с использованием рабочего компьютера был направлен с ящика электронной почты ФИО11 на ящики электронной почты ФИО12 и ФИО14 (сторонние ящики, не находящиеся под контролем АО «ФИНАМ») обобщенный файл в формате. xls с информацией, отнесенной АО «ФИНАМ» к информации, составляющей коммерческую тайну. Это информация о клиентах АО «ФИНАМ» в рамках брокерского обслуживания, выгруженная из учетной системы АО «ФИНАМ» «Васк-offiсe» в общем количестве 19 438 человек, с дополненной информацией по 295 клиентам, а также скриншотами «Портфелей клиента» в количестве 26 шт. Указанная информация была выгружена и затем дополнялась истцом на протяжении трех последовательных рабочих дней (с 20 по 22 января 2015 года), в течение семи часов рабочего времени.
Информацию и файл, с которым работала Милешкина М.Е., она сохраняла на «рабочем столе» своего персонального рабочего компьютера, а не в папки, где велась текущая работа, при этом эти файлы и информация регулярно удалялись ею и затем открывались заново из ящика ФИО13. Рабочим ящиком электронной почты (ФИО16), который был предоставлен истцу для работы, Милешкина М.Е. при этом не пользовалась.
Нарушение было выявлено с помощью установленного у Ответчика программного обеспечения, обеспечивающего возможность контроля за активностью пользователя.
Информация, которая была разглашена Милешкиной М.Е., включает в себя персональные данные клиентов (ФИО, номера телефонов, адреса электронной почты), информацию об уплаченной ими Ответчику комиссии, активах. Наиболее полная информация вносилась Милешкиной М.Е. в отношении клиентов, заплативших наибольшую комиссию. Эта информация имеет значительную коммерческую ценность для АО «ФИНАМ», так как АО «ФИНАМ» является профессиональным участником рынка ценных бумаг, осуществляет брокерскую деятельность, которая подразумевает получение дохода за счет комиссионного вознаграждения, уплачиваемого клиентами за исполнение их поручений, вознаграждения за предоставление в заем денежных средств и ценных бумаг.
Указанная информация была отражена как составляющая коммерческую тайну в локальном нормативном акте АО ФИНАМ, с которым истец ознакомлена под роспись.
Кроме того, в подписанном с истцом трудовом договоре указано индивидуальное обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну, письменное согласие работника на то, что ее работа может контролироваться, истец ознакомлена с должностной инструкцией, содержащей соответствующие обязательства.
07 февраля 2013 г. Милешкина М.Е. подписала обязательство о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну, в котором она подтвердила собственноручной подписью, что понимает, что получает доступ к информации, составляющей коммерческую тайну ответчика, обязалась обеспечивать ее безопасность (конфиденциальность), письменно подтвердила, что ознакомлена с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, с установленным режимом коммерческой тайны, с мерами ответственности за разглашение соответствующих сведений, а также факт своего ознакомления с Приказом Генерального директора ЗАО «ФИНАМ» от 16 марта 2012 г. № «О коммерческой тайне ЗАО «Финнам» и Приложениями к нему.
Согласно п. 9.1 Правил внутреннего трудового распорядка ЗАО «ФИНАМ», утв. Приказом ЗАО «ФИНАМ» № 2206-к от 22 июля 2011 г. (ПВТР), сотрудникам, по роду своей деятельности имеющим доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, запрещается разглашать и передавать эти сведения сторонним физическим и юридическим лицам без соответствующей санкции со стороны руководства. Согласно п. п. 10.5.3, 10.5.4 ПВТР использование электронной почты, интернет- пейджеров, телефона, других технических средств и материальных ресурсов в личных целях без разрешения непосредственного руководителя, а также разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, может являться основанием для применения дисциплинарного взыскания к соответствующему сотруднику. С ПВТР Милешкина М.Е. была ознакомлена под роспись 07 февраля 2013 г.
Таким образом, Милешкина М.Е. была осведомлена обо всех особенностях режима коммерческой тайны, а также о контроле со стороны Ответчика за его соблюдением.
Отметка о конфиденциальности вышеуказанной информации присутствует в учетной системе АО «ФИНАМ».
Доводы Милешкиной М.Е. на отсутствие грифа «Коммерческая тайна» на отправленных файлах не состоятельны, поскольку эти файлы были созданы непосредственно истцом в результате несанкционированной обработки конфиденциальной информации Ответчика.
Суд согласен с доводами ответчика, что информацию, составляющую коммерческую тайну АО «ФИНАМ», в соответствии со ст. 3 Федерального закона № 98-ФЗ от 29 июля 2004 г. «О коммерческой тайне» можно считать разглашенной, поскольку указанная информация посредством отправки файлов Милешкиной М.Е. по электронной почте без согласия АО «ФИНАМ», стала известна третьим лицам: адресату ФИО15, ООО «Мэйл.ру», ООО «Яндекс».
Первому адресату конфиденциальная информация стала известна в связи с тем, что была ему направлена, а двум остальным - как лицам, являющимся правообладателями соответствующих общедоступных Интернет- сервисов электронной почты. Указанные организации оказывают информационно-коммуникационные услуги пользователям с использованием своей информационно-телекоммуникационной сети, в состав которой входят и почтовые серверы, следовательно, являются обладателями информации, проходящей через электронные ящики пользователей.
Процедура наложения дисциплинарного взыскания на истца в виде увольнения и сроки привлечения к дисциплинарной ответственности работодателем соблюдены. Ответчиком на основании докладной записки от 22 января 2015 г. выявившего нарушение сотрудника, была создана комиссия по расследованию.
23 января 2015 г. запрошены объяснения у Милешкиной М.Е.
В период с 27 января по 28 февраля 2015 г. Милешкина М.Е. была временно нетрудоспособна.
20 февраля 2015 г. Милешкина М.Е. подала заявление о предоставлении ей ежегодного оплачиваемого отпуска на 29 календарных дней, который ей был предоставлен с 02 марта 2015 г.
С учетом переноса отпуска в связи с временной нетрудоспособностью с 27 апреля 2015 г. по 08 мая 2015 г., истец вышла на работу 12 мая 2015 г. и дала объяснительную, в которой полностью отрицала свой проступок.
По итогам работы комиссии и полученного объяснения составлен Акт № от 18 мая 2015 г., в котором комиссией сделан вывод о наличии в действиях истца дисциплинарного проступка в связи с разглашением коммерческой тайны и о необходимости увольнения истца. С Актом № от 18 мая 2015 г. Милешкина М.Е. ознакомилась, от подписи отказалась, о чем был составлен Акт № от 18 мая 2015 г.
Трудовую книжку истец получила 19 мая 2015 г.
Допрошенная в судебном заседании в качестве свидетеля руководитель управления по работе с персоналом Грипась Е.А. показала, что не поручала Милешктной М.Е. разработку предложений о повышении эффективности работы для руководителей отделов АО «Финнам», поскольку вопросы эффективности работы персонала не входят в компетенцию свидетеля. Свидетель занимается вопросами кадрового администрирования, кадрового делопроизводства и общей организации управления персоналом.
Свидетель Туманов А.Н. показал, что является руководителем отдела защиты информации АО «ФИНАМ», по факту обнаружения факта разглашения истцом служебной информации свидетелем была составлена служебная записка на имя Генерального директора АО ФИНАМ». Свидетель также являлся председателем комиссии по факту нарушения Милешкиной М.Е. режима коммерческой тайны Свидетель показал суду, что истец три дня в течение семи часов скачивала в личных целях клиентскую базу АО «ФИНАМ». Клиентская база, т.е. контакты и информация о клиентах, их активности и прибыли является основной коммерческой тайной любого брокера и представляет наибольшую коммерческую ценность.
Оценив представленные доказательства в их совокупности, в том числе показания свидетелей, не доверять которым у суда оснований не имеется, поскольку их показания последовательны и не противоречивы, подтверждаются материалами дела, суд приходит к выводу, что увольнение истца является законным, соответствует нормам трудового законодательства, произведено с соблюдением порядка и процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности.
Доводы истца о том, что она скачивала файлы с базой клиентов на личную электронную почту в целях выполнения поручения руководителя управления по работе с персоналом о повышении эффективности работы для руководителей отделов АО «ФИНАМ», своего объективного подтверждения в судебном заседании не нашли.
Указанные доводы опровергаются как показаниями свидетеля Грипась Е.А., так и должностной инструкцией истца, поскольку в должностные обязанности истца не входит анализ деятельности других отделов АО «ФИНАМ». Непосредственное руководство истца подобного поручения истцу не давало.
Ссылки истца на то обстоятельство, что отправка конфиденциальной информации на сторонние почтовые ящики является сложившейся практикой в АО «ФИНАМ» не состоятельны, поскольку истец ссылается на электронное письмо своего непосредственного руководителя Двоеглазова М.В., содержащее только ФИО и номер телефона одного из клиентов. В случае истца Милешкина М.Е. отправила на свой почтовый ящик файлы с полной информацией на более чем 19000 клиентов.
Доводы Милешкиной М.Е., что она не причинила ущерба АО «ФИНАМ» также не могут быть приняты судом во внимание, поскольку наличие либо отсутствие ущерба для АО «ФИНАМ» от разглашения коммерческой тайны не имеет правового значения для увольнения по основаниям п.п. «в» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.
Кроме того, наложение дисциплинарного взыскания является прерогативой работодателя, в связи с чем, довод о том, что другой сотрудник совершил схожий дисциплинарный проступок, не является обстоятельством, влияющим на законность увольнения истца.
Ссылки на личностный конфликт с руководителем достоверными и допустимыми доказательствами не подтверждены.
Суд приходит к выводу, что при увольнении истца ответчик ее трудовых прав не нарушил, иск не основан на законе, не доказан и подлежит отказу в полном объеме.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
Отказать Милешкиной М. Е. в удовлетворении исковых требований к ЗАО «Инвестиционная компания «ФИНАМ» о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда.
Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через Тверской районный суд города Москвы в апелляционном порядке в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.
Судья:

Вернуться к списку