Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Печать
Решение по гражданскому делу
Публикация разрешена
Дело №2-489/2012
ф/с Соболева О.О.
РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
18 января 2012 года г. Сергиев Посад
Московской области
Сергиево-Посадский городской суд Московской области в составе председательствующего
судьи Соболевой О.О., с участием прокурора БаскаковаН.В., при секретаре Пузанковой О.В.,
рассмотрев в отрытом судебном заседании гражданское дело по иску Малеевой А.С. к ООО«<данные
изъяты>» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула,
компенсации морального вреда,
УСТАНОВИЛ:
Малеева А.С. обратилась в суд с исковым заявлением к ООО «<данные изъяты>» о
восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула,
компенсации морального вреда, судебных расходов.
Истец Малеева А.С. в судебном заседании заявленные требования с учетом их уточнения
поддержала и пояснила, что работала в ООО «<данные изъяты>» с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в
должности программиста. Приказом № № от ДД.ММ.ГГГГ1г. она была уволена с занимаемой
должности за однократное нарушение трудовых обязанностей – разглашение охраняемой законом
тайны (коммерческой), ставшей известной работнику в связи с исполнением ей трудовых
обязанностей. Указала, что ДД.ММ.ГГГГ ей была выдана трудовая книжка, и с этого дня она не
работала. Полагала, что увольнение является незаконным, т.к. для ведения режима
конфиденциальности информации работодатель должен издать локальный акт, в котором указывается
перечень защищенной информации, меры по ее защите и список работников, имеющих допуск к
таким сведениям. С данным документом работники должны быть ознакомлены по роспись. На
сегодняшний день в ООО <данные изъяты>», по словам истицы, не существует положения о
конфиденциальности информации, никогда не вводился режим конфиденциальности, сведения
никогда не квалифицировались по степени конфиденциальности, и никто из работников не
подписывал никаких бумаг о неразглашении коммерческой тайны. Пояснила, что поводом для
увольнения послужил тот факт, что ДД.ММ.ГГГГ Малеева А.С. отправила файл, содержащий
сведения о потребностях в определенном товаре, на корпоративный электронный адрес бывшего
финансового директора группы компаний «<данные изъяты>» Карих Е.И. Указала, что Карих Е.И.
уволилась с должности ДД.ММ.ГГГГ Будучи специалистом высокого класса и обладая наиболее
полными знаниями обо всех бизнес-процессах в фирме, она по сей день оказывает консультационную
помощь сотрудникам компании. Пояснила, что проработала программистом в различных структурах
группы компании «<данные изъяты>» более 14 лет, считает увольнение незаконным, просила суд
восстановить ее на работе в ООО <данные изъяты>» в должности программиста, взыскать с ООО
<данные изъяты>» в ее пользу средний заработок за все время незаконного лишения возможности
трудиться за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере <данные изъяты> коп., а также
просила взыскать компенсацию морального вреда в размере <данные изъяты> рублей, поскольку
запись в трудовой книжке об увольнении за разглашение коммерческой тайны крайне усложняет
дальнейшее трудоустройство, а также на фоне стресса от незаконного увольнения резко ухудшилось
состояние ее здоровья и Малеева А.С. была вынуждена обратиться за медицинской помощью.
26.07.2017 Документ для печати
2/6
Представитель ответчика ООО <данные изъяты>» по доверенности Родионова А.П. в судебном
заседании возражала против удовлетворения иска, поддержала отзыв на иск с учетом его дополнения
и пояснила, что между ООО <данные изъяты>» и Малеевой А.С. ДД.ММ.ГГГГ был заключен
трудовой договор. Согласно п.2.3. трудового договора Малеева А.С. обязалась не разглашать ставшие
ей известными по роду деятельности сведения, относящиеся к коммерческой тайне работодателя.
Однако указанное обязательство истец не исполнила надлежащим образом и создала угрозу
причинения вреда компании в результате распространения коммерческой тайны. Указала, что
ДД.ММ.ГГГГ был зафиксирован факт отправки Малеевой со своего личного электронного адреса
электронной почты на корпоративный адрес электронной почты бывшего сотрудника ООО <данные
изъяты>» – финансового директора Карих Е.И. сообщения с вложенным файлом MS Excel,
содержащим информацию о запланированных объемах продаж оборудования, поставляемого ООО
<данные изъяты>». Данная информация не находилась в общем доступе и хранилась на компьютере
только одного сотрудника – руководителя проекта Гурьева, содержала данные, предоставляющие
коммерческую ценность. Указанные действия по разглашению коммерчески ценной информации
были осуществлены Малеевой А.С. в период, когда в ООО <данные изъяты>» активно обсуждался и
велся процесс по введению режима охраны коммерческой тайны. Соответственно, по мнению
представителя ответчика, подписать необходимые документы Малеева А.С. просто не успела. Однако
как следует из ее объяснительной записки, она понимала характер передаваемых сведений и их
коммерческую ценность, связанную с развитием продаж компании. Данную информацию считала
возможным отнести не только к коммерческой, но и к служебной, и иной внутренней. Каких-либо
критериев по информации по защите служебной и иной внутренней информации организаций
законодательством не прописаны. ООО <данные изъяты>» до введения режима охраны коммерческой
тайны принимало необходимые меры по защите внутренней информации. При этом, доступ ко всем
без исключения компьютерам ООО <данные изъяты>» и папкам с документами защищен паролем и
просто случайно получить доступ к чьей-либо информации невозможно. Однако, обладая правами
администратора, Малеева А.С. имела доступ к компьютерам всех сотрудников, составляющих
локальную сеть. Полагала, что указанный файл был скопирован Малеевой умышленно и
несанкционированно без ведома и согласия как сотрудника – обладателя информации, так и
вышестоящего руководства. Информация, оказавшаяся в распоряжении истца никакого отношения к
ее прямым обязанностям не имела. В своей объяснительной записке Малеева А.С. факт копирования
и отправки внутренней информации третьему лицу, не имеющему никакого отношения к ООО
<данные изъяты>», не отрицала, соответственно разглашение информации подтвердила. Сумма
продукции, указанной в данном файле, составляет <данные изъяты> рублей. С учетом средней
рентабельности по данной продукции недополученная прибыль могла бы составить <данные изъяты>
рублей, также оборот ООО <данные изъяты>» может уменьшиться на сумму <данные изъяты>
рублей, что приведет в свою очередь к существенному ухудшению общих финансовых показателей
компании. Таким образом, Малеева А.С. умышленно действуя вопреки интересам компании, и без
ведома руководства, создала угрозу причинения материального вреда ООО <данные изъяты>» и
обеспечила условия для дальнейшего несанкционированного распространения среди третьих лиц
коммерчески важной для работодателя информации. При таком положении дела ООО <данные
изъяты>» во избежание дальнейших злоупотреблений по использованию информации со стороны
Малеевой А.С. и пресечения действий, не связанных с ее трудовыми обязанностями, вынуждено было
применить к Малеевой А.С. дисциплинарное взыскание. Также указала, что истицей не представлено
доказательств, свидетельствующих о тяжести перенесенных нравственных страданий, которые бы
соответствовали размеру истребуемой компенсации морального вреда, доказательств наличия прямой
причинно-следственной связи между действиями ООО <данные изъяты>» и моральными
страданиями Малеевой. Просила в удовлетворении исковых требований Малеевой А.С. отказать в
полном объеме.
Прокурор Баскаков Н.В., принимавший участие в рассмотрении дела, полагал заявленные
истцом требования законными и обоснованными частично. Нашел произведенное увольнение
незаконным, полагая, что ответчиком не была объективно доказана и не нашла своего подтверждения
при рассмотрении дела законность причины увольнения. Выразил мнение о том, что п.2.3. трудового
договора о неразглашении работником сведений, относящихся к коммерческой тайне работодателя,
следует рассматривать как стандартный пункт формы договора. Указал, что в трудовом договоре
необходимо прописывать конкретные сведения. Полагал подлежащими взысканию с ответчика суммы
среднего заработка за время вынужденного прогула в размере <данные изъяты> коп., и в счет
компенсации морального вреда <данные изъяты> рублей.
26.07.2017 Документ для печати
3/6
Заслушав объяснения сторон, заключение прокурора, изучив представленные письменные
доказательства, суд находит заявленные требования о восстановлении на работе Малеевой А.С.,
взыскании в ее пользу среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального
вреда подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.
Из представленной суду копии трудовой книжки следует, что ДД.ММ.ГГГГ Малеева А.С.
принята в ООО «<данные изъяты>» переводом из ООО «<данные изъяты>» в отдел информационных
технологий программистом (л.д. 18).
Согласно приказу от ДД.ММ.ГГГГ Малеева А.С. была уволена с занимаемой должности
ДД.ММ.ГГГГ по основанию, установленному подпунктом «в» пункта 6 ст. 81 ТК РФ (л.д. 9). Исходя
из текста приказа, основанием к увольнению послужили акт о разглашении Малеевой А.С.
коммерческой тайны от ДД.ММ.ГГГГ №, объяснительная записка Малеевой от ДД.ММ.ГГГГ, приказ
о применении дисциплинарного взыскания в виде увольнения от ДД.ММ.ГГГГ №.
Из акта № от ДД.ММ.ГГГГ о результатах служебного расследования по факту разглашения
коммерческой тайны сотрудником ООО «<данные изъяты>» следует, что ДД.ММ.ГГГГ с адреса
электронной почты, принадлежащего Малеевой А.С. на адрес электронной почты бывшего
сотрудника ООО «<данные изъяты>» финансового директора Карих Е.И. было направлено сообщение
с вложенным файлом MS Excel, содержащего информацию о запланированных объемах продаж
оборудования, поставляемого ООО «<данные изъяты>». Данная информация является коммерческой
тайной организации, предназначалась для строго внутреннего использования и хранилась только у
одного сотрудника – руководителя проекта Гурьева. Направляться указанная информация могла им
только коммерческому директору Васильеву А.Ю. В ответ на просьбу пояснить сложившуюся
ситуацию программист Малеева А.С. сообщила, что факт отправки данной информации она не
отрицает и мотивирует свой поступок исключительно благими намерениями, однако
конкретизировать цель отправки не стала, также как и не сообщила с чьего разрешения и как она
получила доступ к файлу, хранившемуся на другом компьютере. Информация, оказавшаяся в
распоряжении и разглашенная программистом Малеевой А.С., никакого отношения к ее трудовым
обязанностям не имела. Из акта усматривается, что программист Малеева А.С., пользуясь правами
администратора и имея доступ к локальным дискам компьютеров всех сотрудников компании,
скопировала документ, содержащий данные, представляющие собой коммерческую тайну, и передала
его третьему лицу, не являющимся сотрудником ООО «<данные изъяты>» (л.д. 7).
Согласно объяснительной записке Малеевой А.С. на имя директора Юрова О.М. следует, что
Малеева А.С. случайно увидела на сетевых ресурсах файл о планах продаж «<данные изъяты>».
Информация показалась ей интересной, т.к. Малеева А.С. хотела знать, что ждет компанию в
будущем. Данную информацию истица решила обсудить с Карих Е.И., с этой целью переслала ей
данный файл. Никаких целей навредить компании у нее не имелось. Указала, что информацией
поделилась не с конкурирующей компанией, а с бывшим финансовым директором. Причиной всего
случившегося считала только свое беспокойство за будущее фирмы (л.д. 82).
Из акта № от ДД.ММ.ГГГГ усматривается, что к программисту Малеевой А.С. применено
дисциплинарное взыскание в виде увольнения по подпункту «в» пункта 6 ст. 81 ТК РФ за
разглашение охраняемой законом тайны, ставшей известной работнику в связи с исполнением им
трудовых обязанностей. Начальнику отдела кадров Деминой О.М. надлежит оформить расторжение
трудового договора с Малеевой А.С. ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с законодательством РФ (л.д. 8).
Из показаний свидетеля ФИО5 следует, что она работала в ООО «<данные изъяты>» с
ДД.ММ.ГГГГ. в должности генерального директора. Указала, что уволилась по собственному
желанию, причиной послужили семейные обстоятельства. Также пояснила, что ей известны
обстоятельства увольнения Малеевой А.С. Указала, что никаких актов о неразглашении коммерческой
тайны за время ее работы в ООО <данные изъяты>» не издавалось и не планировалось издавать.
Пункт 2.3. в трудовом договоре, в соответствии с которым Малеева А.С. обязалась не разглашать
ставшие ей известными по роду деятельности сведения, относящиеся к коммерческой тайне
работодателя, на который ссылается представитель ответчика, является лишь стандартной формой.
Пояснила, что указанное письмо, ставшее поводом к увольнению Малеевой, она не читала, поскольку
файл был отправлен на корпоративную электронную почту. По сложившейся в фирме практике, после
26.07.2017 Документ для печати
4/6
увольнения сотрудника учетная запись его электронной почты подлежит удалению. Полагала, что
после своего увольнения доступ ее к почтовому адресу на домене работодателя отсутствует.
В опровержение показаний свидетеля представителем ответчика было заявлено, что учетная
запись корпоративного почтового адреса ФИО5 после ее увольнения удалена не была. Она имела
возможность удаленного подключения к своему адресу для проверки почты. Однако, доказательств
того, что ФИО5 реально воспользовалась таким доступом и использовала корпоративный почтовый
адрес, вопреки требованиям ст. 56 ГПК РФ ответчиком суду не представлено.
Свидетель ФИО11 пояснил, что работал в ООО «<данные изъяты>» по № . Указал, что вся
электронная почта в организации завязана в один домен, у каждого пользователя имеется свой адрес.
Пояснил, что если письмо не открывать, то оно и будет значиться как непрочитанное. Указал на
возможность доступа к почте уволенного сотрудника другими работниками фирмы в случае, если
после его увольнения установлена функция, согласно которой направляемая на спорный адрес
корреспонденция будет пересылаться на иной корпоративный адрес. Установить факт того, прочла ли
указанный файл ФИО5 либо иной сотрудник, с технической точки зрения как специалиста
информационных технологий не представляется возможным. Почта доступна администратору, любой
сотрудник мог прочесть указанные данные.
В подтверждение доводов свидетеля представитель ответчика пояснила, что направленный с
почтового адреса Малеевой на корпоративный адрес Карих файл был обнаружен руководителем
компании, поскольку была включена функция по «пересылке» сообщений, адресованных ранее
работавшей ФИО13, на электронный адрес руководителя. Это и послужило поводом к
разбирательству и последующему увольнению Малеевой.
Согласно п.п. «в» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ)
Трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения
работником трудовых обязанностей – разглашения охраняемой законом тайны (государственной,
коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых
обязанностей.
Правовое регулирование охраны коммерческой тайны осуществляется Федеральным законом
от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой тайне». Статьей 10 данного Закона установлена
обязанность обладателя конфиденциальной информации, составляющей коммерческую тайну,
принимать необходимые меры по охране конфиденциальности данной информации, без которых сама
по себе информация перестает быть коммерческой тайной. В частности, Законом установлены
следующие меры:
определение перечня информации, составляющей коммерческую тайну;
ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, путем установления
порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка;
учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лиц,
которым такая информация была предоставлена или передана;
регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую
тайну, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-
правовых договоров;
нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую
коммерческую тайну, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую
информацию, грифа "Коммерческая тайна" с указанием обладателя такой информации (для
юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных
предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным
предпринимателем, и место жительства)
Режим коммерческой тайны считается установленным после принятия обладателем
информации, составляющей коммерческую тайну, мер, указанных выше.
26.07.2017 Документ для печати
5/6
Как пояснили в заседании истица, представитель ответчика и свидетели, в ООО <данные
изъяты>» – обладателе информации, на момент вменения Малеевой проступка, послужившего
основанием к увольнению, ни одна из перечисленных в законе мер принята не была, что дает суду
основание полагать режим коммерческой тайны в фирме не установленным.
В этой связи, суд считает возможным согласиться с мнением прокурора о том, что само по себе
закрепление в условиях трудового договора обязанности работника не разглашать коммерческую
тайну, не влечет для гражданина правовых последствий, связанных с разглашением информации о
деятельности работодателя, ставшей известной работнику.
Как следствие того, суд приходит к выводу о незаконности увольнения Малеевой А.С.
Согласно ст. 394 ТК РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу
незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим
индивидуальный трудовой спор.
С учетом изложенного, требования Малеевой А.С. о восстановлении ее на работе в прежней
должности подлежат удовлетворению.
В силу ст. 211 ГПК РФ решение суда о восстановлении на работе подлежит немедленному
исполнению.
Также ст. 394 ТК РФ (абз. 2) предусмотрено, что время вынужденного прогула работника,
вызванного неправомерным увольнением, подлежит оплате исходя из среднего заработка.
Истцом с учетом данных о заработной плате в виде справок о доходах (л.д. 23-24) представлен
суду расчет подлежащих к выплате суммы на день рассмотрения спора судом (л.д.95), которая по
подсчетам Малеевой А.С. составила <данные изъяты> коп. Суд находит данный расчет правильным и
в данной материальной части требований считает возможным иск удовлетворить в полном объеме.
В то же время, требования истицы о взыскании в счет компенсации морального вреда
денежных средств в размере <данные изъяты> руб. суд полагает необходимым удовлетворить
частично на сумму <данные изъяты> руб., учитывая то, что Малеева А.С. как работник, длительно
осуществляющий трудовые функции в области информационных технологий, должна была понимать
последствия своих действий по пересылке стороннему лицу информации о деятельности компании.
Таким образом, при определении размера компенсации морального вреда суд учитывает и действия
лица, которому причинен вред.
Тем не менее, абз. 9 ст. 394 ТК РФ установлена возможность компенсации морального вреда в
связи с незаконным увольнением. При этом, требований о необходимости доказательств причинно-
следственной связи между нравственными страданиями и нарушением прав работника закон не
устанавливает. В этой связи возражения ответчика суд находит необоснованными.
Согласно ст. 103 ГПК РФ поскольку истец при подаче иска был освобожден от уплаты
государственной пошлины, с ответчика в бюджетную систему подлежат взысканию расходы суда,
связанные с рассмотрением дела, которые с учетом исковых требований составляют <данные изъяты>
коп.
На основании изложенного и руководствуясь Федеральным законом от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ
«О коммерческой тайне», ст. 81, 394 ТК РФ, ст. 56, 167, 194-199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
Исковые требования Малеевой А.С. к ООО<данные изъяты>» о восстановлении на работе,
взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда
удовлетворить частично.
Восстановить Малееву А.С. на работе в ООО«<данные изъяты>» в должности программиста
отдела информационных технологий.
26.07.2017 Документ для печати
6/6
Взыскать с ООО«<данные изъяты>» в пользу Малеевой А.С. в счет оплаты вынужденного
прогула денежные средства в размере <данные изъяты> коп.
Взыскать с ООО«<данные изъяты>» в пользу Малеевой А.С. в счет компенсации морального
вреда денежные средства в размере <данные изъяты> коп.
Взыскать с ООО«<данные изъяты>» в доход местного бюджета судебные расходы, понесенные
судом в связи с рассмотрением гражданского дела, в размере <данные изъяты> коп.
Решение суда в части восстановления Малеевой А.С. на работе обратить к немедленному
исполнению.
Решение может быть обжаловано сторонами и иными участвующими в деле лицами в
апелляционном порядке в Московский областной суд в течение одного месяца со дня изготовления
его в окончательной форме через Сергиево-Посадский городской суд Московской области.
Решение в окончательной форме изготовлено 23 января 2012 года.
Судья: О.О. Соболева
Вернуться к списку