Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
5 ноября 2013 года Кузьминский районный суд г.Москвы в составе судьи Жигаловой Н.И., при секретаре Порышевой Е.В., с участием помощника Кузьминского межрайонного прокурора г.Москвы Кудряшова Е.Ю., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-5028/13 по иску Согомонянца Г.Ю. к ООО «Региональная страховая компания» о признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,
установил:
Согласно трудовому договору от 19 октября 2010г. № 141-10 истец был принят на работу к ответчику на должность главного специалиста в Отдел урегулирования убытков Департамента сервисных операций (л.д.23-28). 26 апреля 2011г. между сторонами было заключено дополнительное соглашение № 1 к трудовому договору № 141-10 от 19.10.2010г., согласно которому истец был переведен на должность руководителя в клиентский центр Департамента сервисных операций (л.д.29-30). Дополнительным соглашением № 3 от 28 мая 2012г. истец был переведен на должность директора Департамента в Департамент продаж (л.д.32-33).
Приказом от 24.09.2013г. № 22к ответчик уволил истца по основанию пп. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ (л.д.150).
Истец обратился в суд с требованиями признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что не разглашал охраняемой законом государственной, коммерческой, служебной или иной тайны, у ответчика нет положения о коммерческой или иной тайне и не определено ее понятие относительно деятельности, в связи с чем он не мог ее разгласить. В судебном заседании требования истца также поддержала его представитель по доверенности.
Представитель ответчика по доверенности исковые требования не признала по доводам письменных возражений.
Суд, выслушав стороны, заключение прокурора, допросив свидетелей, изучив материалы дела, считает, что исковые требования подлежат удовлетворению.
Согласно пп. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае разглашения работником охраняемой законом тайна (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
При этом следует учесть, что увольнение работника по данному основанию является правомерным при наличии следующих условий: обязанность не разглашать такую тайну прямо предусмотрено трудовым договором с работником; в трудовом договоре или в приложении к нему точно указано, какие конкретно сведения, содержащие государственную, коммерческую, служебную и иную охраняемую тайну, работник обязуется не разглашать; охраняемая законом тайна доверена (стала известна) работнику в связи с исполнением им трудовой функции; сведения, которые в соответствии с трудовым договором работник обязуется не разглашать, согласно действующему законодательству могут быть отнесены к сведениям, составляющим государственную, коммерческую, служебную и иную охраняемую тайну.
При отсутствии хотя бы одного из названных условий прекращение трудового договора по пп. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ не может быть признано законным (п.43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004г. № 2).
Согласно п.4.1.3 трудового договора от 19.10.2010г. № 141-10, заключенного между сторонами при приеме истца на работу на должность главного специалиста в Отдел урегулирования убытков Департамента сервисных операций установлена обязанность истца не разглашать сведения, относящиеся к коммерческой и служебной тайне работодателя. При переводе истца в последующем на другие должности, в том числе на должность директора Департамента в Департамент продаж, дополнительным соглашением от 28 мая 2012г. условия трудового договора оставались неизменными (п.4) (л.д.32-33).
Однако ни первоначальный трудовой договор, ни дополнительные соглашения не содержат конкретной информации о том, какие конкретно сведения, содержащие коммерческую или служебную тайну, истец обязан не разглашать.
Отдельного приложения к дополнительным соглашениям о переводах истца на другие должности, которыми было бы определено, какие конкретно сведения, содержащие государственную, коммерческую, служебную и иную охраняемую тайну, истец обязуется не разглашать, в суд не предоставлено.
Также у ответчика не имеется отдельного положения о коммерческой тайне, которым было бы конкретно определены сведения, представляющие собой режим конфиденциальной информации.
3 мая 2011г. истцом подписано обязательство о том, что он на период поддержания с ответчиком трудовых отношений и в течение трех лет после их прекращения обязуется не разглашать содержание конфиденциальной информации о компании или ее деловых партнерах (клиентах), с которыми был официально ознакомлен, получил от сослуживцев или получил сам в порядке выполнения служебных заданий (л.д.122).
Однако и данное обязательство не содержит конкретной информации о том, какие конкретно сведения, содержащие коммерческую или служебную тайну ответчика, истец обязан не разглашать.
Решением от 23.09.2013г. № 1 комиссии, сформированной ответчиком для установления факта/ отсутствия факта разглашения истцом охраняемой коммерческой и/или иной тайны установлен факт разглашения коммерческой или иной тайны: не подлежащей разглашению третьим лицам информации, содержащейся в файлах: Уведомление СБР.JPG, Уведомление СБР(2).jpg, РЭО Защита.jpg, Правила.jpg, Полис Гарант+ А4 17.09.2013.doc, Полис Защита+ А4 print.doc, Полисные условия Гарант+ 17.09.2013. doc, Полисные условия Защита+ 17.09.2013.doc, непосредственно виновным в данном нарушении является истец; разглашение охраняемой законом коммерческой тайны или иной тайны произошло путем отправления на внешние электронные адреса 20.09.2013г. в 13ч.29м. вышеуказанных файлов; причиной совершенного истцом грубого нарушения трудового законодательства является намеренное и систематическое копирование конфиденциальной информации на внешние электронные адреса и съемные флеш-носители; разглашение информации для общества является в высокой степени актуальной и строго конфиденциальной, в связи с чем решено привлечь истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения (л.д.142-148).
24 сентября 2013г. ответчиком издан приказ № 12 о применении к истцу дисциплинарного взыскания в виде увольнения по пп. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ (л.д.141) и приказ № 22к об увольнении истца по данному основанию (л.д.150).
Вменяя истцу в вину разглашение конфиденциальной информации путем копирования вышеуказанной информации на внешние электронные адреса (личный электронный ящик истца и личный электронный ящик его супруги), ответчик ссылается, что перечень информации, которая не подлежит разглашению и является для ответчика коммерческой тайной, указана в п.4.2.10 Правил внутреннего трудового распорядка (л.д.123-136), с которыми истец ознакомлен 21.06.2011г. (л.д.137).
В соответствии с п.4.2.10 Правил внутреннего трудового распорядка, действующего у ответчика, работник обязан не разглашать охраняемую законом тайну (государственную, коммерческую, служебную и иную), ставшую известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе, не ограничиваясь: документы, их копии и любые сведения, содержащие: корпоративную структуру; информацию об итогах финансовой деятельности; размерах прибыли и ее распределения, а также бухгалтерские сведения, не содержащиеся в открытых источниках; финансовые операции; сведения об уровне заработных плат; новые (нереализованные) технологии и страховые продукты (условия, образцы документов); схемы бизнес-процессов и реализации страховых услуг; экономические и статистические данные, РЭО и структура тарифной ставки; сведения о клиентах, компаниях-контрагентах и других партнерах, содержании соглашений с ними; информация о клиентах, которая зафиксирована в информационных базах; биографические и иные личные данные работников, а также всякая информация, содержащаяся во внутренней почтовой переписке работников.
Таким образом, до 21 июня 2011г. истец не был надлежащим образом ознакомлен, какая конкретно информация у ответчика является коммерческой, служебной или иной тайной.
Однако ответчик при переводе истца 28 мая 2012г. на должность директора Департамента в Департамент продаж не указал в дополнительном соглашении или ином приложении, что истец согласно новой должности ознакомлен с Правилами внутреннего трудового распорядка, содержащими сведения о коммерческой, служебной или иной тайне.
Согласно ФЗ от 29.07.2004г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» коммерческая тайна представляет собой режим конфиденциальности информации, позволяющая ее обладателю при осуществлении или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положения на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду.
Часть 2 ст.3 названного Федерального закона определяет информацию, составляющую коммерческую тайну (секрет производства), как сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании, и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
Кроме того, ответчиком не представлено доказательств о том, что в результате отправления истцом указанной в решении от 23.09.2013г. информации на внешние электронные адреса, ответчику причинен какой-либо ущерб.
Как видно из объяснений истца, данная информация им действительно была отправлена 20.09.2013г. на личный электронный почтовый адрес, а также продублировано на личный электронный почтовый адрес супруги, которым он также пользуется, в целях исполнения служебных обязанностей, т.к. его рабочий компьютер был неисправен (л.д.21).
Также следует учесть, что полисные условия, содержащиеся в отправленных истцом файлах, находятся в открытом доступе на сайте ответчика, скайпы первых титульных страниц с отметкой об уведомлении надзорного органа не раскрывают коммерческой тайны ответчика.
Согласно ч.5 ст.192 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.
Согласно п.53 Постановления Пленума Верховного Суда от 17.03.2004г. № 2 «о применении судами РФ Трудового кодекса РФ», в силу ст.46 (часть 1) Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, корреспондирующих ей положений международно-правовых актов, в части статьи 8 Всеобщей декларации прав человека, статьи 6 (пункт 1) Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также статьи 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах, государство обязано обеспечить осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной, полной и эффективной.
Учитывая это, а также принимая во внимание, что суд, являющийся органом по разрешению индивидуальных трудовых споров, в силу части 1 статьи 195 ГПК РФ должен. Вынести законное и обоснованное решение, обстоятельством, имеющим значение для правильного рассмотрения дел об оспаривании дисциплинарного взыскания или о восстановлении на работе и подлежащим доказыванию работодателем, является соблюдение им при применении к работнику дисциплинарного взыскания вытекающих из статей 1, 2, 15, 17, 18, 19, 54 и 55 Конституции РФ и признаваемых Российской Федерацией как правовым государством общих принципов юридической, а следовательно и дисциплинарной ответственности, таких, как справедливость, равенство, соразмерность, законность, вина, гуманизм.
В этих целях работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении дисциплинарного взыскания учитывались тяжесть этого проступка и обстоятельства, при которых он был совершен (часть пятая статьи 192 ТК РФ), а также предшествующее поведение работника, его отношение к труду.
Если при рассмотрении дела о восстановлении на работе суд прижжет к выводу, что проступок действительно имел место, но увольнение произведено без учета вышеуказанных обстоятельств, иск может быть удовлетворен.
Однако, применяя к истцу дисциплинарное взыскание в виде увольнения, ответчик не учел тяжесть совершенного истцом проступка, обстоятельства, понудившие истца переслать информацию на личные электронные адреса, отсутствие у ответчика каких-либо последствий, а также отсутствие у истца ранее наложенных дисциплинарных взысканий. Также следует учесть то обстоятельство, что у ответчика отсутствует положение о коммерческой тайне, а положения, содержащиеся в п.4.2.10 Правил внутреннего трудового распорядка, действующего у ответчика, не носят конкретного указания, что относится у ответчика к коммерческой тайне. Трудовой договор, заключенный между сторонами, также не содержит конкретной информации о том, какие конкретно сведения, содержащие коммерческую или служебную тайну, истец обязан не разглашать.
При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что требования истца признании незаконным и отмене приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула обоснованны и подлежат удовлетворению.
Средний заработок за время вынужденного прогула у истца составит.. руб... коп. (начисленная за 12 месяцев перед увольнением заработная плата.. руб... коп. : 209 отработанных истцом рабочих дней х 28 дней вынужденного прогула).
Поскольку судом установлено, что дисциплинарное взыскание к истцу ответчиком применено незаконно, чем истцу причинены нравственные страдания, то с ответчика как с работодателя согласно ст.237 ТК РФ в пользу истца подлежит взысканию денежная компенсация морального вреда в размере.. руб... коп.
Согласно ст.100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.
Истцом заявлено ходатайство о взыскании с ответчика расходов на оплату услуг представителя, которая представляла его интересы в суде согласно договору и доверенности, в размере.. руб... коп.
Однако с учетом требований закона о разумных пределах суд считает возможным взыскать с ответчика при удовлетворении требований истца в его пользу расходы на оплату услуг представителя в размере.. руб... коп.
Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд
решил:
Признать приказ ООО «Региональная страховая компания» от 24 сентября 2013г. № 22 об увольнении Согомонянца Г.Ю. по пп. «в» п.6 ч.1 ст.81 ТК РФ незаконным.
Восстановить Согомонянца Г.Ю. на работе в ООО «Региональная страховая компания» в прежней должности.
Взыскать с ООО «Региональная страховая компания» в пользу Согомонянца Г.Ю. средний заработок за время вынужденного прогула в размере.. руб... коп., компенсацию морального вреда в размере.. руб... коп., расходы на оплату услуг представителя в размере.. руб... коп., всего.. руб... коп.
Взыскать с филиала ООО «Региональная страховая компания» в доход бюджета г.Москвы госпошлину в размере.. руб... коп.
Решение может быть обжаловано в Московский городской суд в течение месяца с подачей апелляционной жалобы через районный суд.
Решение в части восстановления на работе подлежит немедленному исполнению.
Судья
Вернуться к списку