Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Дело № 2-5640/2016
РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
«28» апреля 2016 года                                 г. Краснодар
Ленинский районный суд города Краснодара
в составе: председательствующего судьи Жмёткина Р.Г.
при секретаре ФИО4,
с участием представителя истца АО «ПромКомплектСервис» – ФИО5, доверенность от ДД.ММ.ГГГГ № б/н,
представителя ответчика ФИО1 – ФИО6, доверенность от ДД.ММ.ГГГГ № <данные изъяты>,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению АО «ПромКомплектСервис» к ФИО1 о взыскании упущенной выгоды,
УСТАНОВИЛ:
АО «ПромКомплектСервис» (далее – истец, работодатель) обратилось в суд с иском к ФИО1 (далее – ответчик, работник) о взыскании упущенной выгоды за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 8 000 000 руб., расходов по оплате госпошлины в размере 48 200 руб., расходов на оплату услуг представителя в размере 20 000 руб.
Исковые требования мотивированы следующим.
Между истцом и ответчиком был заключен трудовой договор от ДД.ММ.ГГГГ № б/н. В соответствии с условиями договора ответчик принимался на должность заместителя начальника в отдел технического департамента. В круг его обязанностей входила работа с имеющимися клиентами и поиск новых контактов для распространения продукции АО «ПромКомплектСервис». За время выполнения своих трудовых функций ФИО7 была вверена обширная база данных по клиентам, которым необходима поставка продукции АО «ПромКомплектСервис». Истец всячески поддерживал и помогал ему в поиске новых клиентов и при работе с имеющимися покупателями продукции фирмы. Также ДД.ММ.ГГГГ ответчиком было подписано соглашение о неразглашении коммерческой <данные изъяты>, в соответствии с которым к конфиденциальной информации относится информация о юридических и физических лицах, являющихся клиентами АО «ПромКомплектСервис». Указанное обязательство распространяет свое действие на срок три года после увольнения работника. На основании поступившего от ответчика заявления был издан Приказ №-ок от ДД.ММ.ГГГГ о прекращении (расторжении) трудового договора по инициативе работника (пункт 3 статьи 77 ТК РФ). С момента увольнения, а именно начиная с сентября 2013 года, все потенциальные клиенты, в том числе, с которыми велись переговоры о заключении контрактов на поставку продукции АО «ПромКомплектСервис», начали заключать аналогичные контракты с конкурирующими организациями, и у АО «ПромКомплектСервис» были сорваны две сделки. В связи с этим истец понес убытки в сумме 8 000 000 руб. Истец полагает, что указанные убытки возникли ввиду того, что ответчик передал информацию о контрагентах АО «ПромКомплектСервис», задействованных в продвижении продукции, конкурирующей организации.
Истец направил ответчику претензию от ДД.ММ.ГГГГ с просьбой в добровольном порядке возместить причиненные убытки.
Невыполнение ответчиком данного требования послужило основанием для обращения в суд.
Представитель истца в судебном заседании на удовлетворении исковых требований настаивал, просил суд удовлетворить их в полном объеме. Заявил ходатайство о вызове в судебное заседание свидетелей заместителя генерального директора АО «ПромКомплектСервис» ФИО2 и главного инженера АО «ПромКомплектСервис» ФИО3.
Представитель ответчика исковые требования не признал, просил суд в удовлетворении иска отказать, представил возражения на иск. Против удовлетворения ходатайства о вызове в судебное заседание свидетелей возражал.
Ходатайство о допросе в судебном заседании свидетелей судом рассмотрено и отклонено ввиду того, что обстоятельства, указанные истцом, которые смогут подтвердить указанные лица в случае удовлетворения ходатайства, не имеют правого значения для разрешения спора.
Исследовав представленные в материалы дела документальные доказательства, принимая решение, суд считает, что заявленные исковые требования не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
Истец в исковом заявлении определяет причиненный ему ущерб как убытки в виде упущенной выгоды.
В соответствии со статьей 15 ГК РФ лицо, чье право нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
Под убытками, согласно статье 15 ГК РФ, понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
По общим правилам части 1 статьи 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Из содержания норм статей 15, 1064 ГК РФ следует, что для взыскания убытков истец должен доказать наличие факта нарушения его прав, противоправность поведения и виновность лица, нарушившего права потерпевшего, факт причинения убытков и их размер, наличие причинной связи между нарушением права и убытками.
Согласно части 1 статьи 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Судом установлено, что между сторонами заключен трудовой договор от ДД.ММ.ГГГГ, в соответствии с пунктом 1.1. которого ответчик принимается на должность заместителя начальника в отдел технического департамента по адресу: г. Краснодар, <адрес>.
Между сторонами также заключено соглашение о неразглашении коммерческой <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ответчик в период действия трудового договора и 3 лет после его расторжения обязуется не разглашать сведения, составляющие коммерческую <данные изъяты>.
Согласно пункту 2 статьи 3 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой <данные изъяты>», информацией, составляющей коммерческую <данные изъяты> являются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой <данные изъяты>.
В соответствии с пунктом 9 статьи 3 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой <данные изъяты>», разглашением информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, являются действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую <данные изъяты>, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.
Таким образом, из смысла указанных положений закона следует, что разглашением информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, может быть признано действие или бездействие лица, в результате которых третьим лицам становится известной информация, имеющая действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой <данные изъяты>.
В соответствии со статьей 10 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой <данные изъяты>» режим коммерческой <данные изъяты> считается установленным после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, следующих мер:
1) определение перечня информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>.
2) ограничение доступа к информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка.
3) учет лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, и (или) лиц, которым такая информация была предоставлена или передана.
4) регулирование отношений по использованию информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, работниками на основании трудовых договоров и контрагентами на основании гражданско-правовых договоров.
5) нанесение на материальные носители, содержащие информацию, составляющую коммерческую <данные изъяты>, или включение в состав реквизитов документов, содержащих такую информацию, грифа "Коммерческая <данные изъяты>" с указанием обладателя такой информации (для юридических лиц - полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей - фамилия, имя, отчество гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем, и место жительства).
Согласно части 1 статьи 11 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой <данные изъяты>», в целях охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>, работодатель обязан:
1) ознакомить под расписку работника, доступ которого к этой информации, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, необходим для исполнения данным работником своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую <данные изъяты>;
2) ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой <данные изъяты> и с мерами ответственности за его нарушение;
3) создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой <данные изъяты>.
В обоснование установления соответствующего режима истец представил в материалы дела соглашение о неразглашении коммерческой <данные изъяты> от ДД.ММ.ГГГГ, подписанное между сторонами, а также прилагающийся к нему перечень сведений, составляющих коммерческую <данные изъяты>.
Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд считает, что ответчиком не представлено доказательств, свидетельствующих о соблюдении им требований статей 10, 11 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ № 98-ФЗ «О коммерческой <данные изъяты>», в том числе не представлены доказательства, указывающие на установление режима коммерческой <данные изъяты>, представленный перечень сведений, составляющих коммерческую <данные изъяты>, ответчиком не подписан. В материалах дела также отсутствуют доказательства самого факта разглашения ответчиком каких-либо сведений, относящихся к деятельности АО «ПромКомплектСервис».
Таким образом, суд не усматривает признака противоправности в действиях ответчика.
Кроме того, как следует из искового заявления и приложенного к нему расчета упущенной выгоды, соответствующие убытки в размере 8 000 000 руб. образовалась в связи с тем, что после увольнения истца прекратилось сотрудничество с рядом контрагентов, с некоторыми из них сократились объемы поставок. Вместе с тем, суду не представлены сведения о наличии между указанными компаниями каких-либо правоотношений, а именно договоры, товарные накладные, расчетные документы за поставленную продукцию, что указывает на недоказанность определенного истцом размера упущенной выгоды.
Суд также считает, что прекращение правоотношений с контрагентами, а также снижение объемов поставок продукции в рамках заключенных договоров само по себе не может являться следствием передачи ответчиком данных о его контрагентах, которые, по его мнению, составляют коммерческую <данные изъяты>, другому лицу.
Учитывая изложенное, суд считает, что истцом не доказаны такие подлежащие доказыванию элементы гражданско-правовой ответственности в виде убытков, как наличие признака противоправности в действиях ответчика, размер причиненных убытков и наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями ответчика и причиненными убытками.
Таким образом, суд не усматривает оснований для удовлетворения исковых требований о взыскании с ответчика в пользу истца упущенной выгоды.
Истец просит суд взыскать с ответчика расходы по оплате услуг представителя в размере 20 000 руб., расходы по оплате госпошлины в размере 48 200 руб.
Согласно части 1 статьи 88 ГПК РФ, судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.
В соответствии со статьей 94 ГПК, к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся: суммы, подлежащие выплате свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам; расходы на оплату услуг переводчика, понесенные иностранными гражданами и лицами без гражданства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; расходы на проезд и проживание сторон и третьих лиц, понесенные ими в связи с явкой в суд; расходы на оплату услуг представителей; расходы на производство осмотра на месте; компенсация за фактическую потерю времени в соответствии со статьей 99 настоящего Кодекса; связанные с рассмотрением дела почтовые расходы, понесенные сторонами; другие признанные судом необходимыми расходы.
В силу статьи 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.
Учитывая, что судом отказано в удовлетворении исковых требований в полном объеме, судебные расходы относятся на истца и взысканию с ответчика не подлежат.
На основании изложенного, руководствуясь, статьями 194-199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
Исковые требования АО «ПромКомплектСервис» к ФИО1 о взыскании упущенной выгоды – оставить без удовлетворения.
Решение может быть обжаловано в течение месяца в Краснодарский краевой суд через Ленинский районный суд города Краснодара.
Председательствующий:


Вернуться к списку