Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации
09 ноября 2015 года город Ставрополь
Промышленный районный суд г. Ставрополя в составе:
председательствующего судьи Пшеничной Ж.А.,
при секретаре Карасевой А.Д.,
с участием:
представителя истца ООО ОП «ТЕМП» Курилова М.Е. по доверенности от 26.10.2015 г.,
ответчика Шаповалова М.И., представителя ответчика – адвоката Максимова А.С. по доверенности от 27.08.2015г. и ордеру от дата №С006761, представителя третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора ООО ОП «КЕВЛАР», Гридчина А.А., по доверенности от дата,
рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда гражданское дело по иску Общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «ТЕМП» к Шаповалову М. И. о взыскании упущенной выгоды, в результате разглашения коммерческой тайны, о взыскании полученных денежных средств в качестве премий и бонусов за привлечение новых контрагентов, уплаченной государственной пошлины,
УСТАНОВИЛ:
Общество с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «ТЕМП» обратилось в суд с иском к Шаповалову М. И. о взыскании упущенной выгоды, в результате разглашения коммерческой тайны в сумме <данные изъяты>, взыскании полученных денежных средств в качестве премий и бонусов за привлечение новых контрагентов в сумме <данные изъяты>, расходов по уплате государственной пошлины в сумме <данные изъяты>
Истец в иске указал, что Шаповалов М. И. (далее по тексту Работник) был принят на работу в Общество с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «ТЕМП» (далее по тексту Организация) дата на постоянной основе.
Между Организацией и Работником согласно приказу о приеме на работу от дата года №, был заключен бессрочный трудовой договор от дата № (далее по тексту Договор). Согласно условиям Договора, Работник принял на себя обязательства по исполнению своих трудовых функций, в том числе обязанность хранить коммерческую тайну Организации, не разглашать сведений конфиденциального характера, ставшие ему известными по роду деятельности.
В соответствии с Уставом Предприятия, основным видом деятельности является оказание на возмездной договорной основе услуг физическим и юридическим лицам по защите законных прав и интересов своих клиентов. Предприятие оказывает разрешенные Законом Российской Федерации «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» виды охранных услуг при наличии соответствующей лицензии.
Так, в соответствии с выданной лицензией ГУ МВД России по Ставропольскому краю № 862 от 04.01.2013г., один из разрешенных видов деятельности организации:
охрана объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию.
По роду своей деятельности на Предприятии, Работник получил доступ к сведениям о совершенных сделках, их содержанию, ко всей информации о Клиентах и Заказчиках. Как следствие к наименованиям Заказчиков и Клиентов, адресам месторасположения объектов, находящихся под охраной Предприятия, а также к информации о необходимых Заказчикам и Клиентам услугах по охране принадлежащих им объектов и имущества.
В соответствии с п. 4.1.6. Должностной инструкции, под личную подпись дата работник принял ответственность за разглашение сведений, ставших известными в связи с исполнением должностных обязанностей, составляющие коммерческую тайну, а также разглашение конфиденциальной информации.
Положением о конфиденциальности информации (коммерческой тайне) ООО «ОП «ТЕМП», утвержденным Приказом от дата, конфиденциальной информацией (коммерческой тайной) Предприятия является информация о совершенных и совершаемых сделках, в том числе договоры и контракты, их предмет, содержание и другие существенные условия сделок, любая информация о клиентах и заказчиках услуг.
Охрана конфиденциальной информации состоит в принятии комплекса мер, направленных на ограничение доступа к конфиденциальной информации третьих лиц, предотвращение несанкционированного разглашения конфиденциальной информации, выявление нарушений режима конфиденциальной информации, пресечение нарушений режима конфиденциальной информации Предприятия, привлечение лиц, нарушающих режим конфиденциальной информации предприятия к установленной ответственности.
Ответчик был ознакомлен с вышеуказанным Положением под личную подпись дата.
Действие трудового договора между Организацией и Работником было прекращено дата по инициативе работника (приказ от дата №-лс).
дата в адрес истца от Общества с ограниченной ответственностью охранного предприятия «КЕВЛАР» поступило письмо о том, что в связи с расторжением некоторых договоров, заключенных между Истцом и хозяйствующими субъектами, ООО ОП «КВЛАР» с дата приступило к поэтапному переключению объектов, находившихся под пультовой охраной Истца, на пульт ООО ОП «КЕВЛАР». При этом в полученном письме указано 26-ть объектов хозяйствующих субъектов, находившихся под охраной Истца.
Из них дата в адрес истца от 17-ти хозяйствующих субъектов поступили заявления о расторжении договоров с дата, а в последствии еще от ряда хозяйствующих субъектов заявления аналогичного содержания.
Кроме того, без предварительного предупреждения, прекратили договорные отношения еще два хозяйствующих субъекта.
По имеющимся у истца сведениям, Шаповалов М.И., после прекращения трудовых отношений с ООО «ОП «ТЕМП», трудоустроился в другое охранное предприятие ООО ОП «КЕВЛАР» с аналогичными функциями.
Получение информационного письма от ООО ОП «КЕВЛАР» на следующий день после массового получения заявлений о расторжении действующих договоров, пожелавших прекратить действие договоров, заключенных с ООО «ОП «ТЕМП», свидетельствует о нарушении руководством ООО ОП «КЕВЛАР» условий договора о взаимодействии, а также о предварительном сговоре руководства ООО ОП «КЕВЛАР» и Шаповалова М.И.
Более того, при проведении опроса контрагентов, пожелавших прекратить действие договоров, было установлено, что фактическим инициатором расторжения договоров являлся Шаповалов М.И., который в ходе переговоров с контрагентами предоставил для перезаключения договоры с ООО «ОП «ТЕМП» на ООО ОП «КЕВЛАР», мотивируя реорганизацией и сменой наименования предприятия.
Более того, сроки между прекращением трудовых отношений между истцом и ответчиком, и массовым получением истцом заявлений о расторжении действующих договоров от контрагентов, свидетельствует о том, что Шаповалов М.И. приступил к действиям по агитации контрагентов о прекращении договоров, заключенных с Истцом, и перезаключению с иным охранным предприятием (ООО ОП «КЕВЛАР», новым местом работы Ответчика), до прекращения трудовых отношений с истцом.
Факты трудоустройства Шаповалова М.И. в ООО ОП «КЕВЛАР», поступления 21.04.2015г. в адрес истца заявлений о расторжении договоров по 16-ти объектам находившихся под охраной истца, поступление в адрес истца дата информационного письма от ООО ОП «КЕВЛАР» о начале поэтапного переключения 26-объектов находящихся под пультовой охраной истца на пультовую охрану ООО ОП «КЕВЛАР» с дата, свидетельствуют об умышленных действиях Шаповалова М.И. направленных на причинение убытков истцу и личного обогащения за счет получаемых бонусов от ООО ОП «КЕВЛАР» за привлечение объектов.
Пунктом 4 статьи 11 Закона 98-ФЗ установлено, что Работодатель вправе потребовать возмещения убытков, причиненных ему разглашением информации, составляющей коммерческую тайну, от лица, получившего доступ к этой информации в связи с исполнением трудовых обязанностей, но прекратившего трудовые отношения с работодателем, если эта информация разглашена в течение срока действия режима коммерческой тайны.
Согласно статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).
Таким образом, умышленными действиями ответчика истцу причинен ущерб в виде упущенной выгоды на сумму <данные изъяты> рублей.
Кроме того, в период действия трудового договора, заключенного между Работником и Работодателем, Работник получал денежное единовременное вознаграждение за привлечение контрагентов в размере 25% от месячной оплаты услуг оказываемых Работодателем. Так, за период с августа 2013 по апрель 2015 года Работник получил денежное вознаграждение в виде бонусов и премий за привлечение новых контрагентов в сумме <данные изъяты>. Выплаты указанных денежных средств подтверждается расходными кассовыми ордерами и приказами по предприятию.
В возражениях на исковое заявление ООО ОП «Темп» о взыскании упущенной выгоды, в результате разглашения коммерческой тайны ответчик Шаповалов М.И. исковые требования не признал, просил суд отказать в удовлетворении иска по следующим основаниям.
Федеральным законом от 29июля2004года №98-ФЗ «О коммерческой тайне» регламентируются вопросы об ответственности за ее разглашение в отношении работников предприятия и третьих лиц, то есть бывших работников и лиц, которым коммерческая тайна была доверена по иным законным основаниям.
Исходя из содержания ст.5 Закона «О коммерческой тайне», сведения о Клиентах и Заказчиках предприятия могут быть отнесены к коммерческой тайне.
Поэтому в соответствии с ч.1 ст.4 Закона «О коммерческой тайне», право на отнесении указанной информации, составляющей коммерческую тайну, принадлежит обладателю такой информации.
Однако, эта же статья указывает, что определение перечня и состава информации, отнесенной к коммерческой тайне, устанавливается с учетом положений Федерального закона «О коммерческой тайне».
Так, в соответствии с п2) ст.2 Закона «О коммерческой тайне» установлено, что информация, составляющая коммерческую тайну, - это сведения любого характера, …. которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
А сама коммерческая тайна - это режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду (п.1 ст.2 Закона «О коммерческой тайне»).
Поэтому, в соответствии с ч.1 ст.1 Закона «О коммерческой тайне», им регламентируются отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам.
Истец в исковом заявлении ссылается на то, что ответчиком была разглашена коммерческая тайна в отношении 22 охраняемых объектов, принадлежащих Клиентам охранного предприятия «ТЕМП», с которым у ответчика были трудовые отношения.
Разглашена информация была охранному предприятию «КЕВЛАР» для того, чтобы его, Шаповалова М.И., приняли в эту организацию на работу после расторжения трудового договора с ООО ОП «ТЕМП».
Однако, данные обстоятельства опровергаются представленными истцом в материалы дела документами: Договором о взаимодействии от 01.03.2010г. между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР», а также агентскими договорами на оказание услуг, также заключенными между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР».
Исходя из условий договора о взаимодействии от №., указанные охранные предприятия договорились взаимодействовать и координировать свою деятельность в области охраны имущества своих Клиентов.
Так, ООО ОП «ТЕМП» в п.п.2.1.3 и 2.1.4. договора, помимо прочего, принял обязательства передавать в ООО ОП «КЕВЛАР» информацию:
- о месте нахождения охраняемого объекта, на котором произошло срабатывание технических средств охраны,
- направлять карточки с охраняемых объектов с информацией о руководителях и других ответственных лицах Заказчика.
ООО ОП «КЕВЛАР», в свою очередь, приняло обязательства направлять группу быстрого реагирования на охраняемый объект, в целях установления причин срабатывания ТСО, задерживать лиц, пытающихся проникнуть в охраняемые помещения, и обеспечивать охрану тех объектов, в которые произошло незаконное проникновение третьих лиц, до прибытия представителя Заказчика.
В разделе 3–м договора оба охранных предприятия приняли взаимные обязательства о недопущении разглашения конфиденциальной информации, полученной от другой стороны перед третьими лицами.
В соответствии с агентскими договорами, Принципал, которым выступает ООО ОП «ТЕМП», поручил своему агенту - ООО ОП «КЕВЛАР», организовать охрану конкретных объектов по конкретными адресам, перечень которых совпадает с перечнем охраняемых объектов, указанных в иске (п.1.1 договора).
Пунктом 2.4. договора установлено, что представители Принципала и Агента раз в полгода проводят обследование технической укрепленности и состояния средств ТСО на охраняемых объектах, по результатам которых составляются соответствующие акты, подписанные представителями сторон, и вручаются Заказчику для исполнения указанных в них мероприятий.
Пунктом 3.6. агентского договора предусмотрена обязанность принципала – ООО ОП «ТЕМП» предоставлять агенту – ООО ОП «КЕВЛАР» список лиц, ответственных за вскрытие - закрытие объекта, их Ф.И.О., домашние адреса и контактные телефоны.
Пунктом 5.1. договора зафиксирована обязанность сторон агентского договора направлять представителей сторон на охраняемый объект для определения размера ущерба, причиненного имуществу Заказчика.
В исполнение обязательств агентского договора, ООО ОП «ТЕМП» направляло в ООО ОП «КЕВЛАР» копию договора охраны охраняемого объекта с указанием в нем всех реквизитов Заказчика и адреса охраняемого объекта, карточку объекта с данными в отношении руководителя охраняемого объекта и других ответственных лиц, схему подъезда к охраняемому объекту, правоустанавливающие документы на имущество и охраняемые помещения Заказчика.
Из изложенного следует, что конфиденциальность информации, составляющей коммерческую тайну в ООО ОП «ТЕМП» в отношении Клиентов, Заказчиков и адресов охраняемых объектов перед ООО ОП «КЕВЛАР», была раскрыта не Шаповаловым М.И. в связи с трудоустройством в ООО ОП «КЕВЛАР», а непосредственно самим руководством охранного предприятия «ТЕМП» в рамках исполнения обязательств по заключенному договору о взаимодействии и агентскими договорами.
Полагает, что истец неверно трактует причину расторжения договоров на охрану объектов между ним и его Клиентами (Заказчиками), как сообщение Шаповаловым М.И. заведомо недостоверной информации в отношении ООО ОП «ТЕМП», связанной с реорганизацией фирмы.
В соответствии со ст.1 Гражданского кодекса РФ, регламентирующей гражданско-правовые отношения, гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений и свободы договора.
Эта норма предоставляет физическим и юридические лицам права приобретать и осуществлять свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
В исполнение данных требований закона, все договоры между ООО ОП «ТЕМП» и Заказчиками, указанными в исковом заявлении, на которые ссылается истец, содержат, помимо прочего, условия о сроке договора и о порядке досрочного расторжения договора по инициативе любой из сторон.
Причем, уведомление о досрочном расторжении договора должно быть сделано в письменном виде и доставлено другой стороне договора за 15 дней до предполагаемой даты расторжения договора.
Условия договора не содержат в себе обязательств о том, что досрочное расторжение договора может иметь место только при наличии конкретно указанных в договоре причин.
Поэтому мотивация, послужившая основанием для принятия решения о досрочном расторжении договора, может быть любой. Главное это то, чтобы решение о досрочном расторжении договора было принято свободно по личной инициативе стороны договора.
Указанное требование действующего гражданского законодательства было соблюдено.
Утверждение истца, что причиной расторжения договоров послужила сообщенная Заказчикам Шаповаловым М.И. недостоверная информация о якобы реорганизации охранного предприятия «ТЕМП» не соответствует действительности.
Как сообщил суду директор ООО ОП «ТЕМП» Рошин Е.В., он лично объехал Клиентов, которые собрались расторгать с ним договоры, и пообщался с ними. Соответственно, он сообщил им о несоответствии информации о реорганизации охранного предприятия «ТЕМП».
Однако, все клиенты, указанные в исковом заявлении, после получения от него достоверной информации, тем не менее, расторгли с ООО ОП «ТЕМП» договоры на охрану объектов.
Соответственно, основанием принятия решения о досрочном прекращении гражданско-правовых отношений между Заказчиками и ООО ОП «ТЕМП» послужила иная причина.
Полагает, что одной из причин послужило желание Заказчиков охраняться по схеме: Клиент-Исполнитель, в соответствии с которой все функции по контролю за состоянием средств охранной сигнализации, наблюдением за сработками средств сигнализации и выездом и пресечением незаконных действий третьих лиц осуществляет одно охранное предприятие.
В тоже время, ранее охрана объектов осуществлялась по схеме: Клиент-Исполнитель-Охрана.
В соответствии с этой схемой монтаж и контроль за средствами охранной сигнализации осуществляла одна охранная структура, а выезд групп немедленного реагирования – другая.
Поэтому в конфликтных ситуациях, (кражах) имущества возникала путаница, кто виноват в краже, та структура, которая ненадлежаще контролировала поступающие сигналы сработки с охраняемого объекта, или та, которая некачественно оказала услуги по выезду, осмотру охраняемого объекта, пресечению и задержанию лиц, пытающихся совершить хищение имущества.
Учитывая то, что перед Клиентом по результатам выезда и осмотра охраняемого объекта постоянно фигурировали не работники ООО ОП «ТЕМП», а работники ООО ОП «КЕВЛАР», поэтому рядом Клиентов и было принято решение передать охрану своих объектов одному охранному предприятию, а именно в ООО ОП «КЕВЛАР».
Шаповалов М.И. указывает в возражениях на иск, что некоторые из указанных в исковом заявлении Клиентов, которые прекратили отношения с ООО ОП «ТЕМП», не находятся под охраной у ООО ОП «КЕВЛАР».
Полагает, что истец необоснованно требует взыскать с него 1865700 рублей упущенной выгоды, приводя в обоснование этой суммы трехлетний срок исковой давности.
Полагает, что применение срока исковой давности к гражданско-правовым отношениям, которые еще не наступили для обоснования упущенной прибыли необоснованно и незаконно, поскольку не учитывает то обстоятельство, что убыток по ним еще не наступил. Более того, сроки действия расторгнутых договоров установлены в пределах 2014-2016г.г.
Применение трехлетнего срока на будущий период не может быть применено в данной ситуации также потому, что все Клиенты ООО ОП «ТЕМП» изъявили желание о прекращении договорных отношений с этим охранным предприятием. Соответственно, они не планировали охраняться далее тех сроков, которые указаны в договорах.
Также не учитывает истец то обстоятельство, что ряд хозяйствующих субъектов, которые охраняло ООО ОП «ТЕМП», вообще прекратили хозяйственную деятельность. В частности, ИП Г. и ИП О. Поэтому не могли принести доход ООО ОП «ТЕМП».
Кроме того, истец неверно трактует положения ч.1 ст.15 Гражданского кодекса РФ.
Так, он не принимает в расчет, что упущенная выгода – это неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
Приведенный истцом расчет суммирует ту денежную сумму, которую он мог бы получить от Клиентов за трехлетний период, и не отражает тех расходов, которые ООО ОП «ТЕМП» в обязательном порядке понесло бы при осуществлении охраны объектов.
В частности, по указанному основанию из расчета не исключены суммы агентского вознаграждения, выплачиваемого в ООО ОП «КЕВЛАР», а также расходы на организацию охраны объектов: расходы на профилактику оборудования, амортизацию основных средств, расходы на заработную плату и выплату налогов и обязательных платежей работникам и ряд других.
Поэтому, упущенная выгода в рассматриваемом случае может быть рассмотрена только по критериям – прибыли организации.
Ответчик Шаповалов М.И. в возражениях указывает на то, что требование о взыскании ранее выплаченных премий и бонусов в сумме <данные изъяты> в качестве возмещения полной материальной ответственности работника (п3) ст.243 ТК РФ в связи с умышленным причинением ущерба причиненного разглашением коммерческой тайны, противоречит требованиям трудового законодательства.
В соответствии с содержанием норм права, изложенных в ст.ст.238 и 242 ТК РФ, следует, что работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб в полном объеме в случаях предусмотренных законом.
Однако неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.
Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества..…, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
В соответствии со ст.ст.129, 135 ТК РФ, заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.
Системы оплаты труда, включают:
1. Размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов).
2. Доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных,
3. Систему доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, поощрительного характера.
Статьей 191 ТК РФ установлены поощрения за труд, к которым относятся поощрение работодателем работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности, в том числе выдачей премии.
Из взаимосвязи приведенных норм ст. 238 ТК РФ и ст.ст. 129, 135 ТК РФ следует, что ранее произведенные Шаповалову М.И. выплаты премий поощрительного характера за хорошую работу и выплата бонусов в качестве доплат стимулирующего характера не относятся к прямому действительному ущербу работодателя – ООО ОП «ТЕМП», поскольку основанием для их выплаты послужила:
- качественная, эффективная трудовая деятельность работника на занимаемой им должности, результатом которой явилась возможность денежного поощрения за счет средств организации;
- не связанная с непосредственным выполнением трудовых функций деятельность работника по привлечению дополнительных клиентов, которые принесли доход организации, за счет поступивших средств от которых и были произведены выплаты бонусов.
Учитывая то, что истец требует выплаты упущенной выгоды в качестве самостоятельного требования и не представил доказательств причинения ему иных убытков, поэтому взыскание с бывшего работника дополнительно еще и ранее выплаченных премий и бонусов противоречит ст. 242 ТК РФ.
Поэтому, взыскание ранее уплаченных поощрительных выплат - премий и стимулирующих доплат – бонусов, действующим законодательством Российской Федерации не предусмотрено.
ООО ОП «КЕВЛАР», привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, представило возражения на иск ООО ОП «ТЕМП», в котором указывает, что истец в своем исковом заявлении ссылается на то, что Шаповалов М.И., расторгнув трудовой договор с ООО ОП «ТЕМП», с целью заинтересовать руководство ООО ОП «КЕВЛАР» в его приеме на работу, разгласил коммерческую тайну в отношении 22 охраняемых ООО ОП «ТЕМП» объектов.
Однако требования истца нельзя признать законными, а обстоятельства, на которые он ссылается, соответствующими действительности.
В своем исковом заявлении истец указывает, что по имеющимся у него сведениям, Шаповалов М.И. после прекращения трудовых отношений с ООО ОП «ТЕМП» трудоустроился в ООО ОП «КЕВЛАР».
Шаповалов М.И. с дата работает в ООО ОП «КЕВЛАР СК», входящем в группу компаний «КЕВЛАР», в должности заместителя директора по связям с общественностью. Указанные обстоятельства подтверждаются Приказом № о приеме на работу и Должностной инструкцией заместителя директора по связям с общественностью.
Кроме этого истец указывает, что Шаповалов М.И. разгласил руководству ООО ОП «КЕВЛАР» информацию, составляющую коммерческую тайну ООО ОП «ТЕМП», и то, что «получение информационного письма от ООО ОП «КЕВЛАР» на следующий день после массового получения заявлений о расторжении действующих договоров…, свидетельствует о нарушении руководством ООО ОП «КЕВЛАР» условий договора о взаимодействии, а также о предварительном сговоре руководства ООО ОП «КЕВЛАР» и Шаповалова М.И.».
Считает, что в данной ситуации истец неправильно толкует сущность происходивших событий.
Информация, которой обладал Шаповалов М.И., и которую он, по мнению истца, передал для ООО ОП «КЕВЛАР», коммерческой тайной не являлась по следующим причинам.
В соответствии с п.п. 2.1.3. и 2.1.4 имеющегося в материалах дела Договора о взаимодействии между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР», заключенного дата, истец принял на себя обязательства передавать в ООО ОП «КЕВЛАР» информацию о месте нахождения охраняемых объектов, на которых произошло срабатывание технических средств охраны, а также карточки с охраняемых объектов с информацией о руководителях и других ответственных лицах заказчиков.
Кроме этого, в соответствии с п.п. 1.1 и 3.6 каждого из заключенных и имеющихся в деле агентских договоров, Принципал (ООО ОП «ТЕМП»), указал адрес охраняемого объекта и принял на себя обязанность предоставлять Агенту (ООО ОП «КЕВЛАР») список лиц, ответственных за вскрытие-закрытие объекта, их Ф.И.О., домашние адреса и контактные телефоны.
Данные сведения, а также копии заключенных истцом договоров, в которых содержатся все банковские реквизиты Заказчика, необходимы для уведомления подразделений МВД РФ о принятых под охрану объектах.
Указанные обстоятельства могут быть подтверждены копией Уведомления ЦЛРР ГУ МВД РФ по СК и ОЛРР УМВД РФ по <адрес> № от дата, в которой содержатся сведения об объекте охраны, осуществляемой с помощью ПЦО ООО ОП «ТЕМП». Подобные Уведомления направлялись по каждому заключенному агентскому договору.
Из изложенного следует, что конфиденциальность информации, составляющей коммерческую тайну в ООО ОП «ТЕМП» в отношении Заказчиков и адресов охраняемых объектов перед ООО ОП «ТЕМП», была раскрыта не Шаповаловым М.И. в связи с трудоустройством в ООО ОП «КЕВЛАР СК», а непосредственно самим руководителем ООО ОП «ТЕМП» Рощиным Е.В. в рамках исполнения обязательств по заключенному Договору о взаимодействии и агентским договорам.
Указание на факт «получения информационного письма от ООО ОП «КЕВЛАР» на следующий день после массового получения заявлений о расторжении действующих договоров» как последствие разглашения Шаповаловым М.И. информации, составляющей коммерческую тайну ООО ОП «ТЕМП», является следствием неверного толкования причин расторжения договоров Клиентов с ООО ОП «ТЕМП».
ООО ОП «КЕВЛАР», на момент расторжения договорных отношений с ООО ОП «ТЕМП», на основании агентских договоров, осуществляло охрану 81 объекта, находящихся под пультовой охраной ООО ОП «ТЕМП».
Направление в адрес ООО ОП «ТЕМП» Письма № от дата вызвано не нарушением со стороны ООО ОП «КЕВЛАР» условий Договора о сотрудничестве, а обращением к руководству ООО ОП «КЕВЛАР», указанных в письме 20 собственников, с предварительной просьбой заключить договоры об охране с ООО ОП «КЕВЛАР». На настоящий момент, из указанных в письме 26 объектов, ООО ОП «КЕВЛАР» заключило договоры охраны на охрану только 19 объектов.
Считает, что если бы ООО ОП «КЕВЛАР» или работавший в ООО ОП «КЕВЛАР СК» всего 2 дня Шаповалов М.И., имели сговор и цель переключения всех охранявшихся ООО ОП «КЕВЛАР» объектов, находившихся под пультовой охраной ООО ОП «ТЕМП», то, имея сведения о всех собственниках охраняемых объектов, Шаповалов М.И. или иные представители ООО ОП «КЕВЛАР», могли осуществить «действия по агитации контрагентов о прекращении договоров заключенных с истцом» и соответственно количество расторгнутых договоров было бы больше, в связи с тем, что по результатам срабатывания охранно-пожарной сигнализации, выезд на охраняемый объект осуществляли сотрудники ООО ОП «КЕВЛАР», форменная одежда и автомобили которых имеют логотипы Охранного предприятия «КЕВЛАР», и собственники могли лично оценить качество предоставляемых услуг охраны именно ООО ОП «КЕВЛАР», а не ООО ОП «ТЕМП».
При этом, нарушений договора о взаимодействии со стороны ООО ОП «КЕВЛАР» допущено не было. Гражданско-правовые договоры между охранными предприятиями и заказчиками охранных услуг регламентируются, прежде всего, нормами Гражданского кодекса РФ.
В соответствии со ст. 1 Гражданского кодекса РФ, гражданское законодательство, основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений и свободы договора. Это в свою очередь предоставляет физическим и юридическим лицам право приобретать и осуществлять свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Во исполнение указанных требований закона, все договоры между ООО ОП «ТЕМП» и Заказчиками, указанными в исковом заявлении, на которые ссылается истец, содержат условия о сроке действия договора и о порядке досрочного его расторжения по инициативе любой из сторон. При этом, уведомление о досрочном расторжении договора должно быть сделано за 15 дней до предполагаемой даты расторжения договора.
Однако, в данном случае, ООО ОП «КЕВЛАР» не имело обязанности контролировать факт расторжения договора обратившихся Заказчиков с ранее предоставлявшим услуги ООО ОП «ТЕМП», в связи с чем, указание истца на факт «поступления заявлений о расторжении договоров на 17 объектов от 12 хозяйствующих субъектов, датой расторжения которых значилось дата, является не имеющим к ООО ОП «КЕВЛАР» отношения.
Мотивация, послужившая основанием для принятия решения о досрочном расторжении договора, может объясняться желанием Заказчиков получать услуги охраны по схеме: Клиент-Исполнитель, в соответствии с которой, все функции по контролю за состоянием средств охранно-пожарной сигнализации, наблюдению за сработками средств сигнализации и выезду для пресечения незаконных действий третьих лиц осуществляет одно охранное предприятие.
Считает, что обращение истца с исковым заявлением в суд явилось следствием нестабильного финансового состояния ООО ОП «ТЕМП», в связи с чем, работавший ранее Шаповалов М.И. принял решение о поиске нового места работы.
Данный факт подтверждается нарушением со стороны ООО ОП «ТЕМП» п.п. 6.1 и 6.2 Договора о взаимодействии, в соответствии с которым истец за осуществление охраны обязуется оплачивать ООО ОП «КЕВЛАР» вознаграждение, путем перечисления денежных средств до 10 числа расчетного месяца.
В связи с невыполнением истцом своих обязательств, долг ООО ОП «ТЕМП» перед ООО ОП «КЕВЛАР» на дата, согласно Акту сверки взаимных расчетов за период с дата по дата, за выполненные ООО ОП «КЕВЛАР» работы в 2014 и 2015 году составил <данные изъяты>.
Указанные обстоятельства подтверждаются Актом выполненных работ № от дата, подписанным заказчиком и исполнителем, Счетом на оплату № от дата, а также Актом сверки взаимных расчетов за период с дата по дата.
В судебном заседании представитель ООО ОП «ТЕМП», действующий по доверенности, Курилов М.Е. позицию, изложенную в иске, поддержал, пояснил, что разглашением информации, составляющей для ООО ОП «ТЕМП» коммерческую тайну, Шаповалов М.И. причинил предприятию убытки в виде неполученной прибыли. Из разговоров с руководителями охраняемых объектов, пожелавших прекратить сотрудничество с охранным предприятием «ТЕМП», директор Е.В. Рощин узнал, что Шаповалов М.И. сообщил им заранее о своем уходе в охранное предприятие «КЕВЛАР», а также то, что ОП «ТЕМП» реорганизуется, поэтому с ним надо прекращать договорные отношения. Считает, что неполученные за трехлетний период с момента прекращения договорных отношений денежные средства, по расторгнутым договорам, подлежат возмещению с Шаповалова М.И., в качестве возмещения причиненного им вреда ОП «ТЕМП». Также полагает, что все выданные за период работы Шаповалову М.И. премии, а также суммы бонусов, выплачиваемых в качестве вознаграждения за привлечение новых клиентов, подлежат взысканию с Шаповалова М.И. в полном объеме.
Просил суд удовлетворить исковые требования в полном объеме.
Ответчик Шаповалов М.И. позицию, изложенную в отзыве на иск, поддержал. Указал, что после вступления в трудовые отношения с охранным предприятием «КЕВЛАР» осуществляет в нем функции в статусе заместителя директора по связям с общественностью. В его трудовые обязанности входит поддержание отношений с клиентами и теми хозяйствующими субъектами, которые изъявят желание заключить договоры на охрану объектов. Только после вступления в трудовые отношения с охранным предприятием «КЕВЛАР», он стал подыскивать объекты для охраны их этим охранным предприятием. До этого он два года работал в охранном предприятии «ТЕМП» и выполнял в нем функции технического директора. За хорошую работу его ценили Клиенты фирмы и неоднократно премировало начальство. За подбор объектов под охрану или для монтажа на них охранно-пожарной сигнализации он получал на прежней работе бонусы в размере 25 % от месячной оплаты оказанных услуг. Обязательств о том, что привлеченные им объекты будут сотрудничать с охранным предприятием «ТЕМП» всегда или в течение какого-либо определенного срока, он не принимал. Объекты, указанные в иске, действительно были привлечены им в хозяйственную деятельность ООО ОП «ТЕМП», которое в течение 1,5 – 2-х лет получало от них прибыль. Полагает, что руководители и собственники охраняемых объектов вправе сами решать с кем им сотрудничать. Если их что-то не устраивало в охранном предприятии «ТЕМП», то они вправе были сделать выбор в пользу сотрудничества с другим охранным предприятием. Информации, составляющей коммерческую тайну для ОП «ТЕМП», он не разглашал и не мог разгласить, поскольку она была разглашена руководителем предприятия – Е.В. Рощиным, в рамках взаимодействия с ООО ОП «КЕВЛАР».
Просил в удовлетворении иска отказать, удовлетворить его письменное ходатайство о возмещении расходов на оплату услуг представителя.
В обоснование заявленного ходатайства указал, что в целях защиты его интересов, при рассмотрении спора он обратился в <адрес>вую коллегию адвокатов в ОП «Юридическое агентство «Корпоративный адвокат». В рамках заключенного договора, адвокат Максимов А.С. предпринял все предусмотренные действующим законодательством меры для представления интересов Шаповалова М.И., в том числе: осуществил сбор необходимых доказательств, подготовил и подал в <адрес>, возражения на исковое заявление, подготовил необходимые для рассмотрения дела ходатайства, принимал непосредственное участие в проводимых заседаниях, заявлении необходимых ходатайств и представлении доказательств, организовал проведение необходимых переговоров на стороне Шаповалова М.И., оказывал необходимые юридические консультации. На основании квитанции к приходному кассовому ордеру № от 28.08.2015г. им было внесено 30000 рублей за оказанные ему услуги.
Представитель ответчика – адвокат Максимов А.С. возражения Шаповалова М.И. поддержал, просил в удовлетворении иска отказать в полном объеме, вопрос о судебных расходах с учетом сложности и продолжительности рассмотрения дела рассмотреть одновременно с принятием решения по существу спора. В случае отказа в удовлетворении исковых требований ООО ОП «ТЕМП», просил разрешить вопрос о принятых в обеспечения иска Промышленным районным судом <адрес> дата обеспечительных мерах, которые отменить.
Представитель третьего лица ООО ОП «КЕВЛАР» Гридчин А.А. в судебном заседании заявленные исковые требования считал необоснованными и не подлежащими удовлетворению по доводам, изложенным в представленных возражениях на иск. Указал, что все клиенты вступают в договорные отношения с ООО ОП «КЕВЛАР» после общения с руководством фирмы. Кто-то из них направляет в фирму соответствующие заявления, с другими заключаются договоры после консультирования по телефону. Полагает, что Шаповалов М.И. не имел возможности разгласить коммерческую тайну, поскольку сведения конфиденциального характера предоставлялись от ООО ОП «ТЕМП», в ООО ОП «КЕВЛАР» в рамках исполнения обязательств по Договору о взаимодействии от 01.03.2010г. между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР», а также по агентским договорам на оказание услуг, заключенным между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР» по каждому конкретному объекту. Информация поступала в ООО ОП «КЕВЛАР» от руководителя охранного предприятия «ТЕМП» - Е.В. Рощина, официальным сопроводительным письмом с приложением к нему договоров на охрану объектов, документов, подтверждающих права клиентов на имущество, перечнем материально ответственных лиц от клиентов с адресами и телефонами, в том числе и руководителей, карточкой объекта (схемой подъезда к охраняемым объектам, схемой расположения средств установленной на объекте охранно-пожарной сигнализации и др.). Считает, что многие клиенты перешли от ОП «ТЕМП», потому что хотели, чтобы их охраняло то предприятие, которое может организовать комплекс услуг по монтажу сигнализации, приему на пульт централизованного наблюдения и доведению сигналов «Тревога», поступающих с охраняемых объектов, а также организовать выезд группы задержания, для непосредственного предотвращения хищений имущества.
Выслушав стороны, изучив материалы дела, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что исковые требования необоснованны и не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с ч.1 ст.56 ГПК РФ, обязанность доказывания возлагается на стороны по делу и каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Статьей 12 ГПК РФ установлен принцип равноправия и состязательности сторон при осуществлении правосудия по гражданским делам.
При этом суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.
Истцом ООО ОП «ТЕМП» представлены в суд Договор о взаимодействии между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР», заключенный дата, и Агентские договоры в отношении всех указанных в иске охраняемых объектах.
ООО ОП «КЕВЛАР», привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, также подтвердило наличие у него указанных договоров и представило аналогичные копии этих документов.
В соответствии с п.п. 2.1.3. и 2.1.4 имеющегося в материалах дела Договора о взаимодействии между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР», заключенного дата, истец принял на себя обязательства передавать в ООО ОП «КЕВЛАР» информацию о месте нахождения охраняемых объектов, на которых произошло срабатывание технических средств охраны, а также карточки с охраняемых объектов с информацией о руководителях и других ответственных лицах заказчиков.
Кроме этого, в соответствии с п.п. 1.1 и 3.6 каждого из заключенных и имеющихся в деле Агентских договоров, Принципал (ООО ОП «ТЕМП»), указал адрес охраняемого объекта и принял на себя обязанность предоставлять Агенту (ООО ОП «КЕВЛАР») список лиц, ответственных за вскрытие-закрытие объекта, их Ф.И.О., домашние адреса и контактные телефоны.
Данные сведения, а также копии заключенных истцом договоров, в которых содержатся все банковские реквизиты Заказчика, необходимы для уведомления подразделений МВД РФ о принятых под охрану объектах.
Указанные обстоятельства, кроме того, подтверждаются:
копией Уведомления ЦЛРР ГУ МВД РФ по СК и ОЛРР УМВД РФ по <адрес> № от дата, в которой содержатся сведения об объекте охраны, осуществляемой с помощью ПЦО ООО ОП «ТЕМП». Подобные Уведомления направлялись по каждому заключенному агентскому договору;
копиями документов, представленных третьим лицом – ООО ОП «КЕВЛАР», а именно: Актом выполненных работ № от дата, копией счета на оплату № от дата, копией Акта сверки взаимных расчетов за период с дата по дата.
Указанные документы, составленные и подписанные между ООО ОП «ТЕМП» и ООО ОП «КЕВЛАР», также содержат информацию о Клиентах и заказчиках – ООО ОП «ТЕМП». Реквизиты указанных документов содержат подписи руководителей и печати этих организаций. От имени ООО ОП «ТЕМП» их подписал директор – Рощин Е.В.
Федеральным законом от дата №98-ФЗ «О коммерческой тайне» регламентируются вопросы об ответственности за ее разглашение в отношении работников предприятия и третьих лиц, то есть бывших работников и лиц, которым коммерческая тайна была доверена по иным законным основаниям.
Суд принимает доводы ответчика о том, что статьей 5 Закона «О коммерческой тайне» сведения о Клиентах и Заказчиках предприятия могут быть отнесены к коммерческой тайне.
Поэтому в соответствии с ч.1 ст.4 Закона «О коммерческой тайне» право на отнесение указанной информации, составляющей коммерческую тайну, принадлежит обладателю такой информации.
Вместе с тем, эта же статья указывает, что определение перечня и состава информации, отнесенной к коммерческой тайне, устанавливается с учетом положений Федерального закона «О коммерческой тайне».
Так, п. 2 ст.2 Закона «О коммерческой тайне» установлено, что информация, составляющая коммерческую тайну, - это сведения любого характера, …. которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.
А сама коммерческая тайна - это режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду (п.1 ст.2 Закона «О коммерческой тайне»).
Поэтому, в соответствии с ч.1 ст.1 Закона «О коммерческой тайне», им регламентируются отношения, связанные с установлением, изменением и прекращением режима коммерческой тайны в отношении информации, которая имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам.
Из приведенных доказательств следует, что конфиденциальность информации, составляющей коммерческую тайну в ООО ОП «ТЕМП» в отношении Заказчиков и адресов охраняемых объектов в отношении ОП «КЕВЛАР», если она и является таковой, на основании Положения о конфиденциальности информации (коммерческой тайне) ООО «ОП «ТЕМП», утвержденным Приказом от дата, была раскрыта не Шаповаловым М.И., а непосредственно самим руководителем ООО ОП «ТЕМП» Рощиным Е.В. в рамках исполнения обязательств по заключенному Договору о взаимодействии от дата и агентским договорам с ООО ОП «КЕВЛАР».
Таким образом, режим конфиденциальности (недоступности) информации в ООО ОП «ТЕМП» не был соблюден.
Исковые требования о взыскании ранее выплаченных премий и бонусов в сумме <данные изъяты> копеек в качестве возмещения полной материальной ответственности работника (п3) ст.243 ТК РФ) в связи с умышленным причинением ущерба причиненного разглашением коммерческой тайны, противоречат требованиям действующего трудового законодательства Российской Федерации.
Статьями 238 и 242 Трудового кодекса РФ определено, что работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб в полном объеме в случаях предусмотренных законом. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества..…, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
В статьях 129, 135 Трудового кодекса РФ установлены условия и система оплаты труда.
Так, заработная плата работнику устанавливается трудовым договором в соответствии с действующими у данного работодателя системами оплаты труда.
Системы оплаты труда, включают: размеры тарифных ставок, окладов (должностных окладов); доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных; систему доплат и надбавок стимулирующего характера и системы премирования, поощрительного характера.
В статье 191 Трудового кодекса РФ установлены поощрения за труд, к которым относятся поощрение работодателем работников, добросовестно исполняющих трудовые обязанности, в том числе выдачу премий.
Из взаимосвязи приведенных норм ст. 238 ТК РФ и ст.ст. 129, 135 ТК РФ следует, что ранее произведенные Шаповалову М.И. выплаты:
- премий носили поощрительный характер, за хорошую работу, а основанием для их выплаты послужила качественная, эффективная трудовая деятельность работника на занимаемой им должности, результатом которой явилась возможность денежного поощрения за счет средств организации;
- бонусов в качестве доплат стимулирующего характера, не связанных с непосредственным выполнением трудовых функций, являются вознаграждением за деятельность работника по привлечению дополнительных клиентов, которые принесли прибыль организации.
Указанные выше суммы премий и выплаченных бонусов не относятся к прямому действительному ущербу работодателя – ООО ОП «ТЕМП», и выплачиваются за счет средств от прибыли организации, в том числе, за хорошее исполнение непосредственных трудовых обязанностей, предусмотренных трудовым договором и функциональными обязанностями, и за выполнение функций, не входящих в непосредственные обязанности работника, в результате которых организации-работодателю был принесен доход.
Таким образом, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований ООО «ОП «ТЕМП» к Шаповалову М.И. о взыскании упущенной выгоды, в результате разглашения коммерческой тайны, а также о взыскании полученных денежных средств в качестве премий и бонусов за привлечение новых контрагентов.
В связи с отказом в иске расходы истца по оплате государственной пошлины возмещению ответчиком не подлежат, а принятые определением Промышленного районного суда <адрес> от дата меры по обеспечению иска в силу ст. 144 ГПК РФ суд считает необходимым отменить.
Представление интересов ответчика по данному гражданскому делу осуществлял адвокат Максимов А.С., ответчиком были понесены расходы на оплату услуг представителя в <данные изъяты> рублей, размер понесенных расходов документально подтвержден копией квитанции к ПКО № от дата.
Поскольку решение суда состоялось в пользу ответчика, требование Шаповалова М.И. о взыскании с истца судебных расходов по оплате услуг представителя является обоснованным и подлежащим удовлетворению в силу ст. 88, 94, ч. 1 ст. 98, ч. 1 ст. 100 ГПК РФ.
Рассматривая вопрос о размере взыскиваемой суммы, суд учитывает объем, сложность, продолжительность данного дела, количество судебных заседаний, в которых принял участие представитель ответчика, время, затраченное представителем, правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от дата №-О-О, требования разумности и справедливости, в силу чего суд считает заявленные ко взысканию судебные расходы обоснованными и соответствующими требованиям разумности и справедливости, а также гонорарной практике, сложившейся в регионе, в связи с чем требование ответчика о взыскании с истца расходов на оплату услуг представителя подлежит удовлетворению в полном объеме.
Руководствуясь ст.ст. 194 -199 ГПК РФ, суд
РЕШИЛ:
В удовлетворении исковых требований Общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «ТЕМП» к Шаповалову М. И. о взыскании упущенной выгоды, в результате разглашения коммерческой тайны, в сумме <данные изъяты>, взыскании полученных денежных средств в качестве премий и бонусов за привлечение новых контрагентов в сумме <данные изъяты> копеек, расходов по уплате государственной пошлины в сумме <данные изъяты> – отказать.
Ходатайство Шаповалова М. И. о возмещении судебных расходов удовлетворить.
Взыскать с Общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «ТЕМП» в пользу Шаповалова М. И. судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме <данные изъяты>
Отменить меры по обеспечению иска Общества с ограниченной ответственностью «Охранное предприятие «ТЕМП» к Шаповалову М. И., принятые определением Промышленного районного суда <адрес> от дата, в виде запрета Шаповалову М. И. совершать лично или через представителей любые сделки по государственной регистрации движимого и недвижимого имущества, принадлежащего Шаповалову М. И. на праве собственности, в пределах заявленных исковых требований, на сумму <данные изъяты>
Решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам Ставропольского краевого суда путем подачи апелляционной жалобы через Промышленный районный суд г. Ставрополя в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.
Мотивированное решение составлено 13.11.2015 г.
Судья <данные изъяты> Ж.А. Пшеничная
<данные изъяты>
Вернуться к списку