Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
09 апреля 2014 года г. Оренбург
Судебная коллегия по гражданским делам Оренбургского областного суда в составе:
председательствующего судьи Раковского В.В.,
судей областного суда Никитиной А.И., Федотовой Е.В.,
с участием прокурора Губаревой О.А.,
при секретаре Антонове И.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Несина В.А. на решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 20 января 2014 года по гражданскому делу по иску Несина В.А. к Открытому акционерному обществу «Сбербанк России» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Оренбургского областного суда Раковского В.В., объяснения Несина В.А. и его представителя Агапова А.Н., поддержавших апелляционную жалобу, представителей ответчика ОАО «Сбербанк России» Селиванова А.В. и Чередник Н.М., возражавших по доводам апелляционной жалобы, заключение прокурора Губаревой О.А. о законности и обоснованности решения, судебная коллегия
УСТАНОВИЛА:
Несин В.А. обратился в суд с иском ОАО «Сбербанк России» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, указав, что он с (дата) по (дата) работал в *** отделении № ОАО «Сбербанк России» в должности ***. Приказом № от (дата) был уволен по пп.«в» п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ за разглашение коммерческой и служебной тайны. Считает увольнение незаконным, поскольку сведения, являющиеся коммерческой тайной, не разглашал, а сам порядок увольнения был нарушен, так как с результатами проверки его никто не ознакомил. Просил восстановить его на работе в ОАО «Сбербанк России» в должности ***, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула в размере *** рубля, компенсацию морального вреда в сумме *** рублей, судебные расходы.
В ходе разбирательства по делу истец Несин В.А. увеличил исковые требования о взыскании заработка за время вынужденного прогула, увеличив период взыскания на *** дня и на сумму *** рублей.
В судебном заседании истец Несин В.А. уточненные исковые требования поддержал в полном объеме, просил их удовлетворить.
Представитель истца Агапов А.Н., действующий на основании устного заявления истца, в судебном заседании поддержал исковые требования.
Представители ответчика Чередник Н.М. и Селиванов А.В., действующие на основании доверенностей, в судебном заседании исковые требования не признали. Суду пояснили, что в ходе организованной работодателем проверки было установлено, что истец занимался разглашением коммерческой тайны. В связи с чем, Банком принято решение о его увольнении, процедура которого соблюдена. Просили отказать в удовлетворении исковых требований.
Решением Центрального районного суда г. Оренбурга от 20 января 2014 года исковые требования Несина В.А. к ОАО «Сбербанк России» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда оставлены без удовлетворения.
Не согласившись с указанным решением, Несин В.А. обратился в суд с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить как незаконное и необоснованное.
Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно статье 21 Трудового кодекса РФ, работник, в том числе, обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором.
В соответствии с подпунктом "в" пункта 6 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работодателя за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - разглашение охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, в том числе разглашения персональных данных другого работника.
В силу положений Федерального закона "О коммерческой тайне" от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ под коммерческой тайной понимается режим конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг или получить иную коммерческую выгоду. Информация, составляющая коммерческую тайну (секрет производства), - сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, - действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору (ст. 3 ФЗ от 29 июля 2004 года N 98-ФЗ).
В соответствии с частью 2 статьи 14 указанного Федерального закона работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в действиях такого работника состава преступления несет дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Из разъяснений, содержащихся в пункте 43 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 г. "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" в случае оспаривания работником увольнения по подпункту "в" пункта 6 части первой статьи 81 Кодекса работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей и он обязывался не разглашать такие сведения.
Судом первой инстанции в ходе рассмотрения настоящего спора установлено, что (дата) Несин В.А. был принят на работу в ОАО «Сбербанк России» в сектор *** дополнительного офиса №. Прием на работу оформлен трудовым договором № от (дата) и приказом № от (дата)
Приказом от (дата) № на основании соглашения к трудовому договору от (дата). истец переведен в сектор *** на должность ***. На основании приложения № к приказу от (дата) Несин В.А. включен в список лиц, ответственных за конфиденциальное делопроизводство в структурных подразделениях *** отделения № ОАО «Сбербанк России».
В соответствии с п.№ Трудового договора работник обязался в период своей работы в Банке и после увольнения не разглашать сведения, составляющие служебную, банковскую и коммерческую тайны Банка, которые будут ему доверены или станут известны при исполнении служебных обязанностей, а также добросовестно выполнять относящиеся к нему требования по защите и сохранению указанных сведений.
Истец при оформлении трудовых отношений с ответчиком был ознакомлен с Правилами внутреннего трудового распорядка Банка, должностной инструкцией, в которых указано, что он несет ответственность, в том числе, за соблюдение конфиденциальности, требований по информационной безопасности, о чем имеется его подпись. Им также даны письменные обязательства по неразглашению коммерческой тайны.
На основании приказа № от (дата) Несин В.А уволен по подпункту «в» пункта 6 части первой ст.81 Трудового кодекса РФ за разглашение коммерческой и служебной тайны, ставшей ему известной в ходе исполнения должностных обязанностей.
Судом также установлено, что в отдел *** отделения № ОАО «Сбербанк России» поступило кредитное досье ООО ***, имеющего непогашенную задолженность перед ОАО «Сбербанк России» в размере *** рублей. Проведение мероприятий по возврату указанной задолженности ООО *** перед банком было поручено Несину В.А. на основании распоряжения от (дата) № начальника отдела *** отделения №
С целью предотвращения недобросовестных действий заемщиков ОАО «Сбербанк России» установлен запрет на заключение договоров *** с самим заемщиком или с лицами взаимосвязанными с ним: СХЕМА № от (дата) (л.д.№).
*** на официальном сайте ОАО «Сбербанк России» в разделе «Залоговое имущество» была размещена информация о продаже *** конторы ***., расположенной по адресу (адрес), путем ***, за *** руб. Во вложении к данной информации были размещены презентационные материалы, а также документы, подтверждающие право собственности ФИО10 (поручитель ООО *** на данные объекты недвижимости. Информация, которая была размещена на сайте ОАО «Сбербанк России», являлась открытой для неограниченного круга лиц.
О своем намерении приобрести имущество заявили «ООО *** и физические лица - ФИО11, ФИО12, ФИО13 В процессе обработки поступивших в банк заявок была установлена взаимосвязь должника (поручителя и залогодателя) ФИО10 с потенциальными покупателями ФИО11 и ФИО13
Информация о наличии выявленной взаимосвязи была доведена службой безопасности банка до отдела *** запиской от (дата) года, непосредственно Несину В.А. Взаимосвязь ФИО26 и ФИО10 установлена на основании того, что ***
Кроме того, сотрудниками отдела безопасности *** отделения № было выявлено, что информация о заявках и принятых банком решениях по реализации указанного заложенного имущества, относящаяся к коммерческой и служебной тайне, выходила за пределы банка и становилась известной ФИО14 Указанную информацию ФИО14 предоставлял Несин В.А., занимавшийся сопровождением данного проекта.
В письменном объяснении, а также в судебном заседании Несин В.А. подтвердил факт неоднократного обсуждения текущей ситуации о реализации залогового имущества ООО *** с третьими лицами, не являющимися потенциальными покупателями объекта залога ФИО14 и ФИО27.
Также факт разглашения служебной тайны со стороны Несина В.А. в рамках мероприятий по возврату задолженности ООО *** перед банком подтвердился в жалобе ФИО11 на имя ФИО16 от (дата) г., в которой имелась ссылка на информацию о заявке ООО «***, которая применима только для внутреннего пользования и была передана Несину В.А. Кроме того, из текста жалобы ФИО11 следует, что она располагает информацией о заявках поданных другими лицами и о ценах, предложенных ими, а также о дате, времени заседания *** банка - ***
Оценив имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, в том числе показания допрошенных в судебном заседании свидетелей ФИО17, ФИО18, ФИО14, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО22, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что факт разглашения истцом информации, отнесенной законом и действующими внутренними документами ОАО «Сбербанк России» к коммерческой тайне, является доказанным. Доказательства, опровергающие изложенные в представленных суду документах факты, истцом не представлены. В связи с чем, суд не усмотрел правовых оснований для удовлетворения исковых требований Несина В.А.
Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они мотивированны и соответствуют установленным судом обстоятельствам по делу.
Не может быть принят во внимание довод апелляционной жалобы о том, что судом при вынесении решения не применены нормы Федерального закона «О коммерческой тайне», поскольку они основаны на неправильном толковании указанных норм права. Ссылка подателя жалобы на практику других судов также является несостоятельной, так как представленные судебные акты приняты по спорам между другими сторонами и по иным основаниям.
Довод апелляционной жалобы о том, что при вынесении решения суд опирался только на показания свидетелей, которые являются действующими работниками ОАО «Сбербанк России» и на которых оказывалось давление работодателем, является необоснованным, поскольку доказательств указанного обстоятельства истцом в суд не представлено. Из материалов дела следует, что все свидетели перед началом их допроса в судебном заседании были предупреждены судом об уголовной ответственности по ст. 307 Уголовного кодекса РФ за дачу заведомо ложных показаний, о чем свидетельствуют их подписи в подписке свидетеля.
Проанализировав доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правовых оснований к отмене решения суда они не содержат, поскольку основаны на неправильном толковании норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и в целом сводятся к переоценке обстоятельств, являвшихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции, а также к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств.
Руководствуясь статьями 328, 330 Гражданского процессуального кодекса РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
решение Центрального районного суда г. Оренбурга от 20 января 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Несина В.А. – без удовлетворения.
Председательствующий:
Судьи:
Вернуться к списку