Цель нашей компании - юридическая защита конфиденциальности информации наших клиентов.

Именем Российской Федерации

Р  Е Ш Е Н И Е
 

г. Астрахань
 
А06-2771/2007-8
Дело №_________________
 

“ 01 ” ноября 2007  г.

Резолютивная часть решения оглашена «25» октября 2007 г. Арбитражный суд Астраханской области в составе:

Седова А.В.
судьи______________________________________________________________
при ведении протокола судебного заседания пом. судьи Олейниковым В.В.

рассмотрел дело по иску ООО «Астраханьстройтрансгаз» к ООО «Югстройтрансгаз» о признании договора недействительным.

при участии:

от истца: Туршатова С.В.- представитель по доверенности ; Еременко А.В.– конкурсный управляющий;

от ответчиков:1. ООО «Югстройтрансгаз»- Марочкин С.В. представитель по доверенности;

2. ОАО «Банк Москвы- Сизов С.В.- представитель по доверенности.

ООО «Астраханьстройтрансгаз» в соответствии со ст.ст.11,12 ГК РФ и ст. 4 АПК РФ обратилось в арбитражный суд с исковыми требованиями к ООО «Югстройтрансгаз» о признании договоров поручительства № 3КФО-14/17/92/06-П от 15.02.2006 г., № 3КФО-14/17/155/06-П от 10.03.2006 г., заключенных между ООО «Югстройтрансгаз» и АКБ «Банк Москвы»- недействительными.

Требования истца мотивированы, тем, что при заключении указанных договоров были нарушены требования ст.ст 45,46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», сделки совершены в нарушение требований закона установленных для крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

17.07. 2007 года АКБ «Банк Москвы» был привлечен в участию в деле в качестве второго ответчика.

В последствие истцом требования были дополнены в части недействительности их

в связи с несоответствием оспариваемых договоров нормам п. 5 ст.12 ФЗ «О коммерческой тайне», ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», ст. 10 ГК РФ, ст. 113 ФЗ «О несостоятельности(банкротстве).

Представители истца в судебном заседании поддержали исковые требования.
 

2
 
А06-2771/2007
 

Представитель ответчика(ООО «Югстройтрансгаз») с исковыми
 

требованиями не согласен, просит истцу в иске отказать. Пояснил, что оспариваемые договора поручительства даже в совокупности не могут являться крупной сделкой, поскольку в соответствии со ст. 46 ФЗ РФ «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более двадцати пяти процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Согласно п. 4. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 марта 2001 г. N 62 нормы, определяющие порядок совершения крупных сделок, распространяются на договоры поручительства, если сумма конкретного договора превышает 25 процентов балансовой стоимости активов общества - поручителя на дату заключения договора.

На основании данных бухгалтерской отчетности балансовая стоимость активов 000 «Югстройтрансгаз» по состоянию на 01.01.2006 года составляла 34 119, 6 рублей. Сумма задолженности по кредитным договорам ( договорам об открытии кредитной линии ) составляла согласно расчету, представленному АКБ « Банк Москвы» ОАО, по договору № 3 КФО-14/15/49/05 КР от 22.02.2005 года - 3 500 000 рублей основного долга и 23 013, 70 рублей процентов, по договору № 3 КФО-14/15/133/05-КР от 18.03.2005 года - 4 499 911 руб.79 коп. основного долга и проценты 9 500 рублей, так как задолженность в сумме 1 500 000 рублей основного долга была погашена истцом ранее, до заключения договоров поручительства. Всего с момента подписания обоих договоров поручительства по кредитным договорам была полностью погашена задолженность истца по уплате основного долга и процентов в сумме 8 022 925,49 рублей, то есть оспариваемые сделки были связаны с возможностью отчуждения денежных средств, составляющих 23,52 % от стоимости имущества общества. Иск о признании сделки недействительной подан после истечения срока исковой давности, о применении последствий пропуска которого.

Ссылка на то обстоятельство, что оспариваемые сделки были совершены с целью получения преимущественного перед другими кредиторами права на погашение долга также неосновательна. Банк в результате реализации условий договоров поручительства получил денежные средства не от должника, а от третьего лица - поручителя, то есть никакого преимущества перед другими кредиторами истца не получил. В свою очередь, до заключения договоров поручительства ООО

«Югстройтрансгаз» кредитором истца не являлось, и, соответственно, не могло иметь целью получение преимуществ перед другими кредиторами.

Ссылка истца на требования, установленные ст. 113 ФЗ РФ «О несостоятельности ( банкротстве )» также лишена оснований, поскольку указанные требования применяются в силу закона только в целях прекращения производства по делу о банкротстве, только время процедуры внешнего управления или во время конкурсного производства (ст.125)

и только в отношении требований, включенных в реестр кредиторов. Между те м, договора поручительства были заключены и исполнены со стороны поручителя в период финансового оздоровления, не имели своей целью прекращение производства по делу и касались требований, включенных в реестр кредиторов.

Заключение договора поручительства со стороны «Югстройстрансгаз» само по себе не могло повлечь для истца каких-либо убытков и нарушить его права, поскольку соответствии с нормами ГК РФ обязательство было обеспечено залогом движимого имущества на основании договоров залога № № 3 КФО-14/18/50/05-ЗА от 22.02.2005 года, 3 КФО 14/18/51/05-ЗА от 22.02.2005 года, 3 КФО-14/18/134/05-ЗА от 18.03.2005 года, 3 КФО 14/18/135/05-ЗА от 18.03.2005 года на общую сумму 10 656 397,74 рублей. Поскольку возбуждение производства по делу о банкротстве и введение последующих
 

3
 
А06-2771/2007
 

процедур  банкротства не влечет прекращения залоговых правоотношений,
 

то ООО «Югстройтрансгаз» могло не сомневаться в обеспеченности возврата денежных средств. Кроме того, указанными выше кредитными договорами установлена процентная ставка за пользование кредитом в 15 процентов годовых, что значительно превышает ставку рефинансирования, установленную ЦБ РФ и ставки по вкладам коммерческих банков, то есть позволяет получить доход, уплата которого также обеспечена залогом имущества.

Ссылка на то обстоятельство, что «Югстройтрансгаз» в результате сделки понесет убытки, связанные с банкротством самого же истца, несостоятельна, так как убытки могут возникнуть не в результате сделки, а в результате несостоятельности истца или его действий направленных на уклонение от уплаты долга, что никак не свидетельствует о нарушении прав ООО «Астраханьстойтрансгаз». Таким образом, для истца не может иметь никакого значения личность кредитора.

Представитель ответчика(ОАО «Банк Москвы») с исковыми требованиями не согласен, просит истцу в иске отказать. Пояснил, что в соответствии с балансом ООО

«Югстройтрансгаз» по состоянию на 01.10.2005г., существовавшему на момент совершения оспариваемых сделок, валюта баланса составляла 42 200 000 руб.

Задолженность по кредитному договору № ЗКФО-14/15/49/05-КР от 22.02.2005г.

в обеспечение которого был заключен договор поручительства № ЗКФО -14/17/92/06-П от 15.02.2006г., составляла по основному долгу 3 500 000 руб., и по процентам за пользование кредитом в сумме 23 013 руб. 70 коп.

Задолженность по кредитному договору № ЗКФО-14/15/133/05-КР от 18.03.2005г.
в обеспечение которого был заключен договор поручительства № ЗКФО -14/17/155/06-

П от 10.03.2006г., составляла по основному долгу 4 4999 911 руб. 79 коп., и по процентам за пользование кредитом в сумме 9 500 руб.

Общая  сумма  обязательств   по  обоим  кредитным  договорам,   в   обеспечение

которой заключались договоры поручительства, составляла 8 032 425 руб. 49 коп. Согласно прилагаемому расчету размер обеих сделок от валюты баланса по
состоянию на 01.10.2005г. составил 19 %.

В соответствии с балансом ООО «Югстройтрансгаз» по состоянию на 01.01.2006г., валюта баланса составляла 34 119 000 руб.

Согласно прилагаемому расчету размер обеих сделок от валюты баланса даже по состоянию на 01.01.2006г. составил 23, 5 %, то есть менее 25 %.

Следует обратить внимание на то, что на момент совершения оспариваемых сделок баланса на 01.01.2006г. не существовало, так как он был сдан ООО «Югстройтрансгаз» в налоговую инспекцию 28.04.2006г., следовательно, банк не имел возможности рассчитать размер сделок исходя из баланса на указанную дату.

Так как обе оспариваемые сделки составляют 19, 1 % по данным баланса по состоянию на 01.10.2005г. и 23, 6 % по данным баланса по состоянию на 01.01.2006г. , предел в 25 % от стоимости имущества ООО «Югстройтрансгаз», определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, установленный ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ответчиками не превышен, следовательно, сделки крупными не являются.

Оспариваемые сделки не являются сделками, совершенными с заинтересованностью, так как истец, владеющий в уставном капитале ООО

«Югстройтрансгаз» долей в размере 25 % не является стороной в оспариваемых сделках, не является выгодоприобреталем по сделкам, так как договоры поручительства заключены без его согласия.
Кроме того, в результате совершения оспариваемых сделок ни для истца, ни для

ООО «Югстройтрансгаз» не наступили неблагоприятные последствия, так как объем прав
 

4
 
А06-2771/2007
 

ООО «Югстройтрансгаз» по исполненным за истца обязательствам, как
 

кредитора, так и залогодержателя полностью сохранен в размерах исполненного по договорам поручительства обязательствам.

Суд, выслушав доводы представителей истца и ответчиков, изучив материалы дела, оценив представленные доказательства,

у с т а н о в и л:

Как следует из представленных в дело учредительных документов ООО «Югстройтрансгаз» - ООО «Астраханьстройтрансгаз» является участником первого с долей в уставном капитале в размере 25%.

15.02.2006 года между ООО «Югстройтрансгаз»(поручитель) и АКБ «Банк Москвы» был заключен договор поручительства №3КФО-14/17/92/06-П по условиям которого поручитель в полном объеме отвечает перед Банком за исполнение обязательств ООО «Астраханьстройтрансгаз»(Далее заемщик) по кредитному договору от «22» февраля 2005

г. № 3КФО-14/15/49/05-КР, заключенному между Банком и Заемщиком(далее кредитный
договор,всоответствиискоторымбанкоткрываетООО

«Астраханьстройтрансгаз»кредитную линию с 25.01.2006 г. по 15.02.2006 года –лимит задолженности не более 2000000 рублей.).

10.03.2006 года между ООО «Югстройтрансгаз»(поручитель) и АКБ «Банк Москвы» был заключен договор поручительства №3КФО-14/17/155/06-П по условиям которого поручитель в полном объеме отвечает перед Банком за исполнение обязательств ООО «Астраханьстройтрансгаз»(Далее заемщик) по кредитному договору от «18» марта 2005 г.

№ 3КФО-14/15/133/05-КР, заключенному между Банком и Заемщиком(далее кредитный
договор,всоответствиискоторымбанкоткрываетООО

«Астраханьстройтрансгаз»кредитную линию с установлением максимального размере единовременной задолженности Заемщика 4 500 000 рублей.).

На момент рассмотрения спора по существу сторонами не оспаривается факт исполнения обязательств ООО «Югстройтрансгаз» перед АКБ «Банк Москвы» за заемщика(ООО «Астраханьтсройтрансгаз») по указанным договорам поручительства .


Истец заявляя указанные требования в части того, что при заключении указанных договоров были нарушены требования ст.ст 45,46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», сделки совершены в нарушение требований закона установленных для крупных сделок и сделок с заинтересованностью, считает оспариваемые договора недействительными.


Суд, исходя из обстоятельств дела, считает, требования истца в части нарушения ответчиками по делу при заключении договоров поручительства №3КФО-14/17/92/06-П, №3КФО-14/17/155/06-П норм ст. 45, 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Данные выводы суд делает на основании следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 45 Федерального закона от 8.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" сделки, в совершении которых имеется заинтересованность члена совета директоров (наблюдательного совета) общества, лица,
 
5 А06-2771/2007

осуществляющего функции единоличного исполнительного органа общества, члена коллегиального исполнительного органа общества или заинтересованность участника общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами двадцать и более процентов голосов от общего числа голосов участников общества, не могут совершаться обществом без согласия общего собрания участников общества.

Конкретные случаи, когда указанные лица признаются заинтересованными в совершении обществом сделки, перечислены абз. 3 - 6 п. 1 ст. 45 названного Федерального закона.

В частности, участник общества признается заинтересованным в заключении сделки, если он имеет двадцать и более процентов голосов от общего числа голосов участников общества, являющегося стороной сделки.

Таким образом, в данном случае ООО «Астраханьстройтрансгаз» в вышеуказанных сделках не являлось стороной.

В соответствии со ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения обществом прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более двадцати пяти процентов стоимости имущества общества, определенной на основании данных бухгалтерской отчетности за последний отчетный период, предшествующий дню принятия решения о совершении таких сделок, если уставом общества не предусмотрен более высокий размер крупной сделки. Крупными сделками не признаются сделки, совершаемые в процессе обычной хозяйственной деятельности общества.

2. Для целей настоящей статьи стоимость отчуждаемого обществом в результате крупной сделки имущества определяется на основании данных его бухгалтерского учета,

а стоимость приобретаемого обществом имущества - на основании цены предложения.

3. Решение о совершении крупной сделки принимается общим собранием участников общества.

5. Крупная сделка, совершенная с нарушением требований, предусмотренных настоящей статьей, может быть признана недействительной по иску общества или его участника.

Из представленной в материалы дела бухгалтерской отчетности на период заключения оспариваемых сделок ООО «Югстройтрансгаз»(Т.1 л.д.21-38) следует, что балансовая стоимость активов общества составляет 34 119 000 руб., а сумма сделок в совокупности по договорам поручительства №3КФО-14/17/92/06-П не более 2000 000 рублей и №3КФО-14/17/155/06-П - 4 500 000 руб. 00 коп., всего 6 500 000 рублей.

Учитывая данные обстоятельства суд приходит к выводу о том, что указанные сделки в совокупности не обладают признаками крупной сделки для которой обязательно применение норм 45,46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Кроме того, ООО «Югстройтрансгаз» и ОАО «Банк Москвы» сделаны заявления о применении срока исковой давности к требованиям в части признания оспоримых сделок недействительными по основаниям несоответствия ст.ст. 45, 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

В соответствии со ст. ст.195 и 196 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Статьёй 200 ГК РФ предусмотрено, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права
 
6 А06-2771/2007

Согласно п.2 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной составляет один год.

Как установлено судом 03.04.2006 года истец был уведомлен о совершенных сделках, а иск заявлен 15.05.2007 года , т.е. по истечении срока исковой давности.

Согласно ст. 199 исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Что касается заявленных истцом требований в части недействительности их в связи с несоответствием оспариваемых договоров нормам п. 5 ст.12 ФЗ «О коммерческой тайне», ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», ст. 10 ГК РФ, ст. 113 ФЗ «О несостоятельности(банкротстве).

В этой части суд также считает требования истца необоснованными и считая доводы ответчиков в этой частисостоятельными.

В соответствии с ч. 2 ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Отсутствие необходимости согласия должника на переход прав кредитора к другому лицу обусловлено тем, что смена кредитора не влечет для должника изменения размера его обязательства перед первоначальным кредитором.

Ни законом, ни кредитными договорами, заключенными ответчиком с истцом не предусмотрено наличие согласия должника в случае перехода прав кредитора к другому лицу.
Право требования исполнения обязательств по кредитным договорам перешло к

ООО «Югстройтрансгаз» в силу ст. 387 ГК РФ, вследствие исполнения обязательства должника его поручителем.

На основании ч. 2 ст. 365 ГК РФ поручителю, исполнившему обязательства кредитора, последний обязан вручить поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику, и передать права, обеспечивающие это требование.

В силу указанной нормы закона, информация, касающаяся условий кредитных договоров, для поручителя, исполнившего обязательства должника конфиденциальной быть не может.

В соответствии со ст. 12. «О коммерческой тайне» отношения между обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, и его контрагентом в части, касающейся охраны конфиденциальности информации, регулируются законом и договором.

2. В договоре должны быть определены условия охраны конфиденциальности информации, в том числе в случае реорганизации или ликвидации одной из сторон договора в соответствии с гражданским законодательством, а также обязанность контрагента по возмещению убытков при разглашении им этой информации вопреки договору.

3. В случае, если иное не установлено договором между обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, и контрагентом, контрагент в соответствии с законодательством Российской Федерации самостоятельно определяет способы защиты информации, составляющей коммерческую тайну, переданной ему по договору.

4. Контрагент обязан незамедлительно сообщить обладателю информации, составляющей коммерческую тайну, о допущенном контрагентом либо ставшем ему известном факте разглашения или угрозы разглашения, незаконном получении или
 
7 А06-2771/2007

незаконном использовании информации, составляющей коммерческую тайну, третьими лицами.

5. Обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, переданной им контрагенту, до окончания срока действия договора не может разглашать информацию, составляющую коммерческую тайну, а также в одностороннем порядке прекращать охрану ее конфиденциальности, если иное не установлено договором.

6. Сторона, не обеспечившая в соответствии с условиями договора охраны конфиденциальности информации, переданной по договору, обязана возместить другой стороне убытки, если иное не предусмотрено договором.

Истцом не представлено в этой связи суду каких либо доказательств, в частности расчета понесенных им убытков в связи с нарушением Банком охраны конфиденциальности информации.

Кроме того, истцом представлены в материалы дела копии договоров уступки права требования от 24.01.2006 г., 31.01.2006 года, заключенных между ООО

«Югстройтрансгаз» и ООО «Астраханьстройтрансгаз», а также судебные акты по арбитражным делам №№А06-1669/1-8/06, А06-1670/1-8/06 из которых следует, что указанные договора цессии были признаны недействительными.

В связи с этим суд делает вывод о том, что поскольку истцом указанные договора цессии заключались между истцом и ООО «Югстройтрансгаз» во исполнение кредитных договоров перед Банком, то истец сам передал указанную ООО «Югстройтрансгаз» информацию, содержащуюся в оспариваемых договорах поручительства.

Согласно ст. 26 ФЗ « Банках и банковской деятельности» кредитная организация, Банк России, организация, осуществляющая функции по обязательному страхованию вкладов, гарантируют тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов. Все служащие кредитной организации обязаны хранить тайну об операциях, счетах и вкладах ее клиентов и корреспондентов, а также об иных сведениях, устанавливаемых кредитной организацией, если это не противоречит федеральному закону.

С учетом вышеизложенных обстоятельств у суда отсутствуют основания делать вывод о нарушении ответчиками при заключении оспариваемых сделок нормы ст. 25 ФЗ « Банках и банковской деятельности».

Также суд не может согласиться с обоснованностью требований истца в части противоречия заключенных между ответчиками договоров поручительства нормам ст. 113 ФЗ «О несостоятельности(банкротстве)».

Статья 113 ФЗ «О несостоятельности(банкротстве)» указывает, что собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредители (участники) должника либо третье лицо или третьи лица в любое время до окончания внешнего управления в целях прекращения производства по делу о банкротстве вправе удовлетворить все требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов или предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов.

2. Собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредители (участники) должника либо третье лицо или третьи лица обязаны в письменной форме уведомить арбитражного управляющего и кредиторов о начале удовлетворения требований кредиторов. После получения первого уведомления арбитражным управляющим исполнение обязательств должника перед кредиторами от других лиц не
 

8
 
А06-2771/2007
 
принимается. Если лицо, направившее уведомление, не начало исполнение
 

обязательств в недельный срок после направления уведомления или в месячный срок не удовлетворило требования кредиторов в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи, уведомление считается недействительным.

3. При удовлетворении требований кредиторов или предоставлении должнику денежных средств собственником имущества должника - унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами кредиторы должника обязаны принять такое удовлетворение, а должник обязан удовлетворить требования кредиторов и уполномоченных органов за счет предоставленных ему средств.

В случае невозможности удовлетворения требований кредиторов в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи и абзацем первым настоящего пункта в связи с нарушением кредитором обязанностей по предоставлению сведений о себе, необходимых для осуществления расчетов с данным кредитором, а равно в случае уклонения кредитора от принятия исполнения обязательств должника иным способом денежные средства могут быть внесены в депозит нотариуса.

4. Денежные средства считаются предоставленными должнику на условиях договора беспроцентного займа, срок которого определен моментом востребования, но не ранее окончания срока, на который была введена процедура внешнего управления.

Допускается заключение соглашения между третьим лицом или третьими лицами и органами управления должника, уполномоченными в соответствии с учредительными документами принимать решения о заключении крупных сделок, об иных условиях предоставления денежных средств для исполнения обязательств должника.

5. В случае исполнения обязательств должника собственником имущества должника

- унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами завершение внешнего управления и прекращение производства по делу о банкротстве происходят в соответствии со статьей 116 настоящего Федерального закона.

В этой части суд считает, обоснованными доводы ответчиков, поскольку  с сылка

истца на нарушение ст. 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» безосновательна, так как обязательство истца было погашено не третьим лицом, а поручителем, который после исполнения обязательств должника перед кредитором становится на его место с размером исполненных за должника обязательств. Размер обязательств должника (истца) при этом не увеличился. Смена кредитора в данной ситуации какого-либо значения для истца не имеет.

Согласно смыслу ст. 113 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», третьим лицом, которое обязано удовлетворить все требования кредиторов в целях прекращения производства по делу, является лицо, не связанное никакими правами с должником.

Таким образом, из анализа всех доказательств по делу суд приходит к выводу, что оспариваемые сделки, совершенны с учетом требований закона, предусмотренных Федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 5 ст.12 ФЗ «О коммерческой тайне», ст. 26 ФЗ «О банках и банковской деятельности», ст. 10 ГК РФ, ст. 113 ФЗ «О несостоятельности(банкротстве) .

Согласно ст. 110 АПК РФ суд относит расходы по уплате государственной пошлины на истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 110, ст.ст. 167-170, 176, 177, 180-182 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

Р Е Ш И Л:
 
9 А06-2771/2007

Истцу в иске отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Астраханьстройтрансгаз» в доход федерального бюджета государственную пошлину за рассмотрение дела в арбитражном суде в размере 4 000 руб. 00 коп.

Исполнительный лист выдать по вступлению решения в законную силу.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в 12 арбитражный апелляционный суд не позднее месяца после его принятия.





Судья А.В. Седов.

Вернуться к списку